Все записи
12:21  /  10.04.20

328просмотров

К вопросу о настоящем и... будущем

+T -
Поделиться:

Уже не в первый раз экономика как наука демонстрирует свою неспособность к прогнозированию и долгосрочному, и краткосрочному. Не в этом ее слабость. Несмотря на все цифровые достижения, личность человека и эффект бабочки остаются за пределами математического анализа. Это значит, что пока еще мы далеки от идеи всеобщей детерминации. Вероятно, нынешнее поколение увидит небывалой глубины и продолжительности кризис. Но оно также увидит период слабого, то и дело прерывающегося, оживления. У нас будет вскоре возможность посчитать объёмы рынка «субституционального» бытия. Насколько возможно существование человека вне тактильного мира? Технологии обработки big data позволят идентифицировать элементарные частицы маркетингового массива.

Мы уже видим наиболее приспособленные сферы рынка. Проступают четкие перспективы онлайн образования. А далее, согласно старому доброму закону спроса-предложения, появятся излишки предложения. И... возникнет новая потребность в поиске конкретных преимуществ: технологий, рынков сбыта, продуктов. Поэтому экономику знаний никто не отменяет. Инновации будут востребованы. Очевидно, что какое-то время вопросы финансирования инновационной деятельности будут отодвинуты на задний план. Но…не стоит забывать, что пятерка мировых монстров готовы к конкурентной борьбе. А сегодня именно они являются законодателями моды на интеллектуальный товар.

Как оказалось, миру нужны не только интернет-магазины и школы, но и элементарные жизненно необходимые вещи. Другими словами, материальное производство никто не отменял. А значит, как бы ни было трудно восстанавливаться экономике, грамотные и решительные люди рынка все равно будут устранять нанесенный ей урон. Только бы хватило сил.

Согласно изречению классика, бытие определяет сознание. Проиллюстрировать эту мысль можно тем же примером Маркса: система, характеризовавшаяся применением «ручной мельницы», создает такие экономические и социальные институты, которые делают неизбежным использование механических методов помола, и эту неизбежность ни индивиды, ни группы не в состоянии изменить. Распространение и работа «паровой мельницы» в свою очередь порождает новые социальные функции и места размещения производства, новые группы и взгляды, которые развивают и взаимодействуют таким образом, что перерастают собственные рамки.

В итоге мы имеем тот двигатель, который, в первую очередь, обуславливает экономические, а вследствие этого и прочие социальные изменения, двигатель, работа которого сама по себе не требует никакого внешнего воздействия. Этим внешним воздействием является то социокультурное пространство, которое определяет общее направление активности. То, что современные «ветряные мельницы» определили развитие посевных инвестиций, а также новые витки современных «миссиссипских» пузырей, еще не дает нам ответа на вопрос, что нас ждет впереди. И что нужно сделать, чтобы ветер этих новых мельниц дул в правильном направлении. Однозначно, что с позиции сегодняшнего дня разобраться с этим вопросом крайне непросто.

Несмотря на то, что сегодняшний вирус - новое явление в вирусологии, меры защиты остаются прежними. Знакомыми. И это не значит, что медицина не является наукой. Это говорит о том, что принципиальные изменения не такие уж и значительные. Аналогично и с бизнесом. Ситуация новая. А меры борьбы прежние. Труд. Сплочение. Креативность. И мужество.