Все записи
08:39  /  22.06.20

708просмотров

Для Евгении Горац. Про еду. Продолжение 1

+T -
Поделиться:

От Натальи Ивановны Березниковой.

 Конец 60-х. Студенческий  Ленинград, общепит.

 "Я же говорила, что буду нехронологически. Так вот, о столовках в начале моего пребывания в Питере. Я же была очень домашним ребенком, у меня были свои застольные привычки, которые не очень пришлись бы к месту в столовой. Об этом мама регулярно напоминала мне. Пришлось отвыкать пить чай из блюдечка. Да-да, в течение года, предшествовавшего моему отъезду на учебу, я училась пить горячий чай сразу из стакана, но чтобы при этом не обжечься. Училась есть борщ, не закусывая чесноком. «Где ты в столовой чеснок возьмешь?». Правда, мама дала совет, памятуя свою студенческую юность. Голодную юность начала 30-х. Змеиный бутербродик! Кусочек хлеба намазать горчицей, и есть борщ, прикусывая от него. По маминым словам, экстремисты еще перчили такой бутерброд, и тогда любую пресную пищу можно было есть, только бы унять пожар во рту. В том числе и невкусную. Так далеко я не заходила – мне хватало небольшой остроты. Хотя для голодных студентов, видимо, годилось. 

 Мне повезло – Ленинград в конце 60-х хорошо снабжался, и общепит был неплохой. Я выработала для себя несколько стратегий питания – в зависимости от того, как должен был проходить мой день. Старалась не тратить в день больше, чем 1.50 р. Если пару дней тратила меньше лимита – можно и немного кутнуть, пирожное слопать. 

 Так вот, стратегии. 

 Первое. Родители в два голоса твердили мне: каждый день надо есть первое блюдо. Ну, я решила это понятие расширить и включила в него бульон. Благо бульон в питерских пирожковых был мясной или чаще костный, не из кубика. Да с беляшом – объесться можно! Беляш доедался с кофе. И сытость была… особенно если на голодный желудок. Прямо эйфория какая-то. Правда, хватало не так уж надолго. Но было хорошо!   

 Далее. Быстро обнаружила, что полный обед в столовке мне не по силам. Даже полпорции супа+котлеты или рыба с гарниром не в силах была съесть. Оставалось на тарелке. Прямо жалость брала! А часа через три снова хотелось чего-нибудь укусить. Так вот – стала съедать полную порцию первого, заедая простеньким салатом-винегретом. Вполне насыщалась. А вот часа через три – полновесное второе блюдо. *

 Ну, а если в «академической» столовой попадалось чанахи – ура! Это ж крестьянское блюдо, вместо первого и второго! А экономия какая!

 Папа в каждом письме твердил мне: каждый день стакан молока! Я хитрила сама с собой и решила, что эскимо – ничуть не хуже.

 Не было у нас фаст-фуда, но были разнообразные пирожковые, пельменные, котлетные. 

 Вот, кстати, о пельменных. Я страшно удивилась, увидев пельмени в роли второго блюда. Нет, жареные – может быть… А так – только с бульоном! Тоже домашняя привычка. Бывали моменты, когда в пельменной мы просили плеснуть в тарелку воду, в которой варились пельмени. Если они, как обычно, варились в одной воде по нескольку порций последовательно, то получался очень нехилый бульончик. И ложку мне, ложку! Вилка – это издевательство над пельменями!

*Много позже я посоветовала такую стратегию Лене К-й, у которой начинался гастрит…

Общага

На 3 курсе наш факультет вновь переместили. На сей раз в студенческий городок на Новоизмайловском проспекте. Со стороны он выглядел весьма романтично – такие десятиэтажные дома-корабли, облицованные синей плиткой, плывущие в будущее… Часто я любовалась на них, проезжая станцию «Броневую» - из Петергофа и обратно. Внутри они тоже отличались от уже привычных общаг – просторные холлы, лифты… Трехместные комнаты с суперсовременной мебелью… да, складные диванчики вместо кроватей (или кровати, убирающиеся в шкаф)… все фанерное, включая двери… Короче, экспериментальные общежития. Без душа. Были просторные умывальные, а вот душ – во дворе. То есть в отдельном здании, для всех десяти корпусов. Здание вмещало еще поликлинику и администрацию студгородка. После банных процедур надо было бежать в жилой корпус – по любой погоде. Потому мылись в тазиках в умывальной по ночам.

 А кухни были огромные и шикарные. 

Инфраструктура городка дополнялась хорошей торговой сетью вокруг. Рядом был новый модный универсам «Новоизмайловский»… Там можно было купить провиант и даже немного подкрепиться – был отдел типа кафетерия, где можно было выпить кофе с бутербродом, купить парочку сосисок – их варили тут же, и они, как правило, были в натуральной оболочке и очень вкусные. Фасованные-то продавались по полкило, и при отсутствии холодильника одному было их есть – соскучишься доедая.

 С едой в этом универсаме у меня связано воспоминание… Тогда впервые появились и вошли в широкое использование в общепите грили с инфракрасным подогревом. Их рекламировали – мол, в обычном гриле сок и жир жареного мяса капает на угли, горит, чадит и создает неприятную атмосферу. А инфракрасный нагрев идет сверху, сок просто капает в специальный поддон – ничто не горит, запах вкуснейший… Все  это в стеклянном коробе, на глазах у публики, глотающей слюнки. Вот так стоишь в очереди за этими двумя сосисками, а рядом курочка в том коробе вращается, шкворчит и пахнет… И у меня тихая мечта – нет, не о кусочке курочки. А вот тот сок, что капает с нее – вот в него помакать бы хлебушком.

Практика. Херсонес.

Да. А третьему же курсу предшествовало лето практики – мы выезжали в Херсонес, на раскопки. Три недели солнца, пыли и моря. Окраина Севастополя. Адрес – ул. Древняя, 1. Нас-то было всего пятеро плюс молодая руководительница. А туда каждое лето приезжали экспедиции  археологов из Харькова, с Урала… Аспиранты, студенты. У них был налажен полевой быт – на нераскопанной части крепости стояли палатки. Некоторые жили в комнатках для музейного персонала – наша руководительница, единственный юноша из нашей команды. А мы, приехавшие ненадолго, устроились в домике-скорлупке у обрыва, именовавшемся «атеистическим кабинетом». На полу лежали матрасы, набитые свежим сеном (штук 15), а две кровати использовались как столы. 

 

Быт действительно был налажен. Дважды в день на берег моря приезжали две полевых кухни – это называлось «Общепит». Надо было внести 70 копеек и получать свой завтрак и обед из трех блюд. Супы – преимущественно с перловкой или борщи, котлеты или рыба жареная, изысков не было, но все было свежее и качественное. Компоты-кисели. Все шло на ура, потому что завтрак приезжал, когда мы уже два часа успевали отработать на раскопе – начинали копать в 6 утра. Обед же прибывал в 3 часа дня, когда рабочий день заканчивался. Мы еще успевали макнуться в море, смыть археологическую пыль.

 

Ужинали самостоятельно. Обычно это были помидоры, которые как раз в это время – конец июля – дешевели до приемлемой цены, и это же был юг! Это крымские помидоры!

 

Хватало времени съездить в центр Севастополя, побродить по Большой Морской. Севастополь долго был закрытым городом, и открылся всего года за три до нашего приезда. Он был еще тот, романтический, почти гриновский. 

 

Но мы же о еде…

 

В центре бывалые уральские археологи посоветовали нам посетить «Вареничную». Вареники были разнообразные и вкусные. Я, помнится, зависла над варениками с мясом – почему вареники, а не пельмени? Но мне объяснили – фарш из вареного мяса. Брать не стала, с вишней мне показались интереснее. Но вот что я впервые увидела – и нигде, кроме Украины 60-х, никто из моих знакомых этого не встречал – это газировки, точнее, их сиропы. Еще точнее, наполнители для газированных напитков. Всякие лимонады, яблочные, вишневые и даже крюшоны – мы их знали по дому и Питеру. А тут – кофейный! И таки с кофе, явно бодрящее воздействие! А еще один – издали – ввел меня в заблуждение. Этикетки были на украинском языке. И вот смотрю – «Горiховы»! Что-о? С украинским у меня тогда было лишь шапочное знакомство, я как-то уловила, что в нем часто мелькает «i» там, где в русском «о». Ну там Львiв, кiт вместо кота… Это что, гороховый лимонад?! Подошла моя очередь, за это время я разглядела рисунок. Там были изображены явно не горошины, а… лещина! Лесной орех, фундук. И лимонад был ореховый. Начальное Г(звучит как придыхание) часто возникает в украинском (и белорусском) там, где в русском открытый гласный звук. Имя Ганна – это Анна. Впрочем, может, это как раз в русском придыхание исчезает, дело тут темное. 

Незадолго до этого прошел фильм «Огонь, вода и медные трубы…». Там забавно обыгрывается песня «Калинка, калинка, калинка моя!» . На место калинки подставляются то сардинка, то осечка… Так вот. Я собралась улететь с практики чуть раньше других. У мамы был юбилей, 50 лет, и был очень удачный рейс самолета до Грозного, так, что билет оказался ненамного дороже, чем в поезде. А уехать в августе с юга, как и приехать туда… мягко говоря, трудновато. Я включила режим экономии, отказалась на неделю от «общепита», жила на помидорах, что меня нисколько не напрягло… купила билет. А за день до отлета получила перевод, которого уже и перестала ждать. Мой дорогой будущий муж никак не хотел успокоиться, что в его период безденежья я его подкармливала на те самые талоны от волейболистов. Летом он устроился на работу в геологическую экспедицию… и с первой зарплаты отправил мне денежку в Севастополь, на главпочту, до востребования. И я ее успела получить! И что было делать? Я решила чуть-чуть покутить, устроить маленькую отвальную, купив то, мимо чего мы проходили, облизываясь. Это были сардинки и какао-сгущенка.

 

И вот… поздний вечер. Южный. Мы открыли банки – и сгущенку,  и сардины… помидоры тут же. Хлеба нет, в булочную я не успела. Из нас, четырех ленинградских студенток, живущих в этом домишке, в наличии трое. Татьяну-волейболистку где-то носит. И вдруг гаснет свет – это часто бывало. Только звезды, раскоп… рядом заколоченный храм… Где-то голоса… я высовываюсь в окно: «Татьяна, мы тебя ждем!» Голоса стихают. Весь ночной Херсонес прислушивается. «Танька! У нас тут сардинки и сгущенка, и долго ждать не будем!» И вдруг совсем рядом из темноты: «Сардинка, сардинка, сардинка моя!» И с нескольких направлений голоса подхватывают… Ну, она успела.

 --Наталья Березникова

 

Начало здесь: https://snob.ru/profile/32403/blog/167827/edit

Продолжение 2: https://snob.ru/profile/32403/blog/168624

обратная связь: sgsnob@bk.ru

Комментировать Всего 1 комментарий

Спасибо Вам, Светлана и Наталье Ивановне. 

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко