Все записи
10:58  /  21.07.20

711просмотров

Для Евгении Горац. Про еду. Продолжение 3

+T -
Поделиться:

От Натальи Ивановны Березниковой

1970

"Наша свадьба была более чем скромной – небольшая компания, бутерброды со шпротным паштетом, тортик, желтый чай и шампанское. Почему так? Мои родители не могли себе позволить приехать на свадьбу, поэтому мы решили – без родителей, только сами и только на свои деньги! А у меня еще и время стипендии не подошло. Так что только студенты. «Желтый» чай – это был такой эксперимент советской пищевой промышленности. Смесь черного и зеленого чая. Его закупила моя приятельница-свидетельница, прельстившись дешевизной. Она была в отчаянии – он никак не заваривался! То есть был такой светлый, несмотря на изрядную дозу заварки. Пришлось ей объяснить (я про этот эксперимент читала), что зеленый чай много светлей черного, и он уже заварился по самое не могу. Что его надо разбавлять и разбавлять… язык завязывался. В то время зеленый чай в Ленинграде был непопулярен, и о его характере народ не знал. 

В качестве посаженой мамы была моя кураторша Елена Ивановна. Она чуть не опоздала – у юристов принимала зачет по латинскому языку. Она сказала, что ее разгильдяи должны быть по гроб жизни благодарны мне, потому что никогда они так легко и быстро не сдавали латынь! (Я потом прикинула, не был ли обязан мне зачетом президент Путин. Нет, в этом году он только поступил на юрфак. Как и Чуров – на физфак. Оный Чуров учился в одной группе с Анатолием, так что мы его, к сожалению, знаем давно).

Через два дня Толя укатил домой, а я пошла получать стипендию и приводить в транс свой деканат – надо было быстро менять документы. 

Анатолий работал в геологической экспедиции, которая базировалась в приграничной зоне. Он прислал мне вызов, и я с новеньким паспортом на новую фамилию заявилась в Большой Дом на Литейном, где мне и оформили пропуск на проезд в эту зону.  Экспедиция находилась в заброшенной деревне, снабжалась продуктами из автолавки, что приезжала несколько раз в неделю.  В этой автолавке я впервые увидела консервы, с которыми в обычной жизни не встречалась. Цыпленок натуральный в собственном соку. Мясо в белом соусе. Повеселила общество, прочитав этикетку на импортной водке – Wyborova. Точнее, повеселил наш диалог с продавцом. Я-то простодушно перевела: «Отборная», что привело к возмущению мужика: «Никакая это не Отборная! Это польская водка!» Дело в том, что существовала советская марка водки «Отборная».  Пришлось объяснять, что это просто перевод…

 

Мы устроились в полуразрушенном домике, в чуланчике, который до моего приезда радовал глаз щелястыми дощатыми стенами. Но Анатолий обшил его картоном из упаковочных ящиков, которые ему с удовольствием отдал тот же автолавочник. Так что сквозняков не было, а в палатке было бы куда как менее удобно. Из остатков печи соседнего дома Анатолий сложил рядом с домом очаг, накрыл его куском того, что сейчас называют варочной панелью – в ней было отверстие для конфорки, так что чайник вскипал мгновенно, тяга была прекрасная. Я реализовала свою давнюю задумку – всегда хотела попробовать, что такое печеные яйца. Испекли в жаре плиты. Одно взорвалось, два мы съели и пришли к выводу, что это хлопот не стоит… А так… Прекрасно прошел наш медовый месяц   длиной в неделю! Сказочные скалы и озера, леса, где на остатках финских хуторов цвели одичавшие белые розы и тигровые лилии… Посиделки у нашего очага, куда забредали соседи-геологи… 

 

Вскоре мы уехали в Петрозаводск – Анатолию надо было оформлять увольнение и ехать поступать, а мне – начинать вести совместное хозяйство. Слегка обалдевшие от событий родители снабдили нас прошлогодними запасами сухих грибов, а мои передали с проводниками пару ящиков настоящих южных помидоров. С каковыми мой дорогой северянин встретился впервые в жизни. Он впервые узнал, что ими можно просто питаться, а не включать в салаты… Наш главный южный салат, именовавшийся у нас просто «солянка», привел его в восторг. Это помидоры, огурцы, лук и подсолнечное масло. И никакой сметаны! И тем более майонеза! Он был готов есть его трижды в день!

 

Мой четвертый курс, его снова первый… Побродив по инстанциям, мы выбили мне ордер в ту же «семерку» в Петергоф. Все изменилось к этому времени. Физфак начал переезжать в новые здания в Старом Петергофе. Студенческий городок там еще только строился, так что часть физиков жила в старых пятиэтажках «семерке» и «девятке», часть – в городе. 

 

Впрочем, «семерку» было не узнать. В нее провели газ! И теперь в кухнях можно было нормально готовить! Правда, от электроплитки мы не отказались, хотя они были под запретом. А еще нам на свадьбу подарили электрический чайник, что делало нас вообще независимыми от кухни! 

 

Так что в этом учебном году мы осваивали семейный быт. Выяснилось, что оба любим кашу, и пшеничная или овсяная каша с тушенкой стала любимым блюдом. После некоторых перемещений мы окопались вдвоем в четырехместной комнате… а комендант не то забыл про нас, не то мы в нем симпатию вызвали… Это было свойство Анатолия – от него таяли все злобные вахтеры, и пока он поступал, мы жили на Новоизмайловском. А бабки-церберы делали вид, что не видят незаконного проживания непрописанного товарища. Хватало его улыбки и «здрасьте» при входе. Ну это отдельная песня.  

 

Наталья  Березникова

Начало:  https://snob.ru/profile/32403/blog/167827/edit

Продолжение 1.:   https://snob.ru/profile/32403/blog/168312

Продолжение 2.: https://snob.ru/profile/32403/blog/168624

 Обратная связь: sgsnob@bk.ru