В декабре комитет кабинета министров утвердил каталог мероприятий из 89 пунктов для борьбы расизмом и с правым (почему-то не с левым и исламистским, а только с правым) экстремизмом и прочими проявлениями ксенофобии, для чего с 2021 года и до 2024 выделяется миллиард евро и еще дополнительно 150 миллионов евро в этом году. Не на медицину, не на образование, не на финансирование полиции для улучшения безопасности, которая сильно пошатнулась после приезда "гостей" фрау Меркель в 2015 году, не на поддержку населения из-за локдауна, не на новые детские сады. И это при том, что в стране ситуация с расизмом совершенно не драматическая и достаточно иных проблем.

Как эти мероприятия будут претворятся в жизнь, покажет время. 

Обычно решения принимают люди, страшно далекие от реальности и потому претворение их в жизнь ожидаемого эффекта не приносит. Для примера могу привести решение судьи обязать посетить музей Ваннзейской конференции сирийца, напавшего в Берлине в 2018 году на людей в кипе. Наверное, предполагалось, что антисемит, посмотревший на злодеяния нацистов, сразу перевоспитается и перестанет быть антисемитом. Я почему-то думаю, что он скорее преисполнится теплыми чувствами к братьям по ненависти. 

Я не знаю, что происходит на заоблачных высотах в правительстве, но хочу поделиться с читателями, как все это выглядит в реальности. 

Мы с мужем ехали в пригородной электричке в Берлине. Напротив через проход сидели два молодых человека, один из них очень громко разговаривал. Мы уже думали попросить его говорить потише, но поняли, что они сейчас выходят, и не стали этого делать. И тут в отделении спереди нас афроберлинец (иначе сказать неполиткорректно:)))) стал невыносимо громко говорить по мобильному. Муж попросил его говорить тише, тот адекватно отреагировал, извинился и стал говорить нормально. Напротив него сидела немка, которая начала нам что-то говорить - из-за маски мы сначала не расслышали. Далее у нее произошло самовозбуждение и она стала орать на весь вагон, что мы расисты. По ее мнению, мы не попросили говорить тише белых молодых людей, а обратились только к черному. Она долго кричала, самовозбуждаясь всё сильнее, потом попыталась что-то сказать по-русски. Мы сказали, что прекрасно понимаем по-немецки, тогда она сказала, что наш язык не является перфектным. Я попросила ее не кричать и не мешать другим пассажирам. Она долго не могла успокоится - несколько перегонов. На своей остановке афроберлинец подошел к нам, сказал, что говорил с Италией, мы под масками поулыбались и помахали на прощание руками друг другу. Немка тоже стала выходить и на ходу объясняла ему про злых расистов. На платформе она стала показывать на нас пальцем встречающему ее мужчине. Не удивлюсь, если она подала заявление в полицию. 

Я наблюдала сценку, когда цыганка (это слово тоже нельзя употреблять, надо говорить "граждане Евросоюза из Болгарии и Румынии") с детьми была в магазинчике. Дети все бросали на пол и крушили. Пожилая сотрудница попыталась словами остановить ребенка, ребенок кинулся к маме и заплакал. Цыганка стала кричать - ты била моего ребенка, я видела, наци! Сотрудница аж пятнами пошла. Я потом подошла к женщине и сказала, что я видела, что она не била ребенка. Цыганка просто использовала эти слова в качестве манипуляции. 

В Котбусе в университете был случай, когда три иранские девушки были пойманы на списывании. Они быстренько подали групповую жалобу на несчастного профессора, заявив, что экзамен был не засчитан по расистским мотивам. Докажи, что ты не верблюд после этого! 

Знакомая немка весьма либеральных взглядов рассказывала, как ее друг 83 лет еле шел с двумя костылями по тротуару. На него выскочил на велосипеде малыш-мигрант. Мама ребенка, годящаяся мужчине во внучки, вместо извинений стала кричать на него, что он грязный наци. Бедный старик заплакал. 

Когда в нашем поселке было собрание в преддверье приема мигрантов для проживания, одна девушка рассказала о ситуации в университете. К ней очень нагло приставал африканец. Она не могла справится сама и попыталась обратится в студсовет. Но там нарвалась на обвинения в расизме - если ты не хочешь переспать с африканцем, то ты расистка! 

Зная по-немецки два с половиной слова, многие мигранты уверенно обзывают немцев "наци" в любой ситуации, когда сами неправы.

Немцы совершенно теряются в такой ситуации, особенно либеральные, с высшим образованием в анамнезе. 

Если бы такие ситуации были бы в стране единичными, то о них можно было бы говорить как о досадном происшествии. Но, к сожалению, они отображают печальную действительность, являющуюся настоящим мракобесием. 

Недавно в Берлине висели большие плакаты, рекламирующие антидискриминационный отдел при правительстве. На плакате был изображен африканец, а сзади белый, плакат давал информацию, куда нужно обращаться иностранцу, если квартиру сдали не ему, а немцу. 

А теперь давайте представим ситуацию - вы хозяин квартиры и к вам приходит табор цыган. Отказать вы не можете. (Немцы приходят в изумление с оттенком зависти, когда я рассказываю об объявлениях в России о сдаче недвижимости - сдам семье со славянской внешностью, ну и т.д. Здесь за такое объявление арендодатель предстал бы перед судом.) Вы подписываете договор о сдаче и отдаете ключи. А как же деньги, спросит неискушенный в немецких законах читатель. А деньги как за аренду, так и залог могут быть переведены на счет в течении трех рабочих дней со дня начала договорных отношений. Что произойдет дальше? Деньги не переведут. Хозяин обратится в суд, заплатит за него. Все это время жильцы будут жить в квартире. Суды длятся долго. Потом суд вынесет решение в пользу хозяина, но даже если их выселят, то денег хозяину не вернуть, а в квартире не окажется даже сантехники и электрических розеток. Да, но можно ведь потребовать справку о доходах и на основании их недостаточности отказать в сдаче квартиры? Это можно. Только понять, действительно ли человек работает в фирме "рога и копыта", не слишком просто. А вот притащить с собой защитника прав всех "несчастных" на рассмотрение кандидатуры съемщика, который сразу начнет намекать на дискриминацию, претенденты на роль арендаторов могут запросто. (Кому интересно, можно посмотреть документальный фильм о цыганах в Германии, снятый весьма либеральным каналом. Даже если вы не знаете немецкий, можно просто посмотреть, как они „облагораживают“ места проживания. https://youtu.be/QM7WTYiIhQs

Приехавшие в страну толпы, жаждущие присосаться к немецкой социальной системе, мгновенно усваивают, на какие кнопочки можно нажимать.

Лентяя не уволить, неподходящему претенденту на должность не отказать в ней, преступника или нарушителя не наказать, если они небелые. Задержанные преступники смеются полицейским в лицо - а что ты нам сделаешь? Когда напавшего с ножом преступника в Герлицерпарке (традиционное место, где афроберлинцы торгуют наркотиками) везли в участок, он веселился и говорил, что через два часа будет уже на свободе. Он был абсолютно прав... 

Любого можно уволить, если на него пожалуются как на расиста, тем более если это преподаватель в университете. Каждое слово в научной работе нужно выверять на предмет того, чтобы его не могли использовать в охоте на ведьм. По этой же причине нельзя приводить "неправильную" статистику по преступлениям или по плохой успеваемости среди отдельных групп населения. 

И так, увы, везде. Любой небелый может при активной и порой агрессивной поддержке левых и зеленых решить свои проблемы, играя на теме расизма. Все что угодно можно подать под расистским соусом, укрепляя тем самым ощущение безнаказанности и вседозволенности.

В Германии существует два закона - один для добропорядочных граждан, другой для „униженных и оскорбленных“. 

В результате правительственные меры по „борьбе с расизмом“ приводят к совершенно обратному эффекту. Обывателю отовсюду вещают, что он должен быть толерантным, что небелые нуждаются в помощи и защите. При этом он видит их наглое поведение в транспорте, на улице и в жилых домах, а никакие меры к ним не применяются. Видит, что "несчастные и угнетенные" как-то совершенно не бедствуют, у них дорогие мобильники, модная одежда. Немцы очень чувствительны к несправедливости и, когда они ежедневно наблюдают такое, у них волей-неволей рождается вопрос - а почему мигрантам, живущим на мои налоги, можно то, что нам нельзя? Бюргеры чувствует себя незащищенным и обманутым. 

К сожалению, Германия не слишком дружелюбна по отношению к иностранцам вообще (хотя вполне можно понять людей). Есть достаточное количество немцев, относящихся к иностранцам предвзято. Сформировался такой образ „иностранца“ без разделения на национальности, образование и прочие критерии - недоразвитый и опасный, ведущий себя не по правилам. Причем часть немцев откровенно враждебна - это как правило люди без высшего образования и достаточного общего развития, а „либеральные“ немцы смотрят на иностранцев сверху вниз - их нельзя обижать, нужно помогать - ну приблизительно как животным, но ведь не придет в голову общаться с животным на равных. И сформировался такой образ в основном благодаря тем, кто ведет себя вызывающе и совершает преступления. Они видны, о них можно прочитать в новостях. Законопослушных, интегрированных людей не заметно. И когда немцы видят попустительство властей и судов, связанные руки у полиции, то это только ухудшает их отношение. Естественно, что люди будут искать помощь у тех партий, кто однозначно заявил о недопустимости такого попустительства. 

Борьба с дискриминацией замечательная вещь, если она помогает тем, кто ей подвергся, а не дает волшебную палочку для достижения своих целей любому иностранцу априори. Воспользуются этой палочкой прежде всего нарушители и преступники.