Все записи
12:45  /  22.04.20

720просмотров

Феномен взаимопомощи: как вместе с ним меняемся и мы

+T -
Поделиться:

За пять лет в пять раз – так увеличилось количество волонтеров в России: с 3% в 2013 году до 15% в 2020 году. Почему это происходит? Во-первых, информированность - свежий опрос ВЦИОМ отражает наиболее актуальную картину: 89% россиян знает о безвозмездной помощи добровольцев тем, кто находится на карантине. Во-вторых, более половины опрошенных в рамках того же исследования готовы сами оказывать волонтерскую помощь, что является следствием роста осознанности в нашем обществе.

В-третьих, череда чрезвычайных ситуаций в нашей стране также сплачивает народ. Если внутренняя потребность и желание помогать были всегда, то огромный потенциал взаимопомощи раскрывается именно в кризис. Сейчас активно заявляет о себе гражданское общество, которое активизируется и поддерживает акцию взаимопомощи #МыВместе.

В-четвертых, постоянно совершенствуется организация волонтерского движения. За последние 7 лет в России создается обширная сеть волонтерских центров, этим в том числе занимаемся и мы в Ассоциации волонтёрских центров. Запускаются специальные образовательные и грантовые программы, разнообразные акции в школах, колледжах и университетах, работает массированная реклама. Совсем недавно стране удалось разобраться с нормативкой, правда, нельзя останавливаться. Нам еще есть над чем работать – например, над улучшением условий труда и защитой волонтеров. Одну из ключевых ролей в повышении значимости волонтерства играет поддержка СМИ, которые формируют у зрителя определенные этические ориентиры и модель поведения. Прежде, чем человек сделает шаг, он сначала задумывается.

 

Лицо российского добровольца

Большинство добровольцев – студенты или вчерашние выпускники. Примерно 65% российских волонтеров – женщины. Средний возраст волонтеров – 23 года.

В то же время активнее становятся люди старшего возраста – «серебряные» волонтеры. Общественные программы, например, «Молоды душой» и «Старшее поколение», всколыхнули сотни тысяч людей. Если по данным ФОМ в 2013 году таких было 3%, то сейчас уже 9%.

Изменилась и структура движения, оно представляет собой инициативу «снизу» и редко институционализировано. Вопреки расхожему мнению, больше половины волонтеров – это одиночки, еще треть действуют с друзьями и знакомыми, и лишь больше трети участвуют через НКО, государственные учреждения, работодателя или ВУЗ. В обществе становится все больше осознанности, граждане из наблюдателей становятся «партнерами», начинают разделять ответственность за происходящее, предлагать решения, участвовать руками и временем. А если большинство волонтеров не хотят быть организованными, то делать добрые дела должно быть легко, не требуя от человека сверхусилий в поиске локальных инициатив, рядом со своим домом. Для этой цели мы «пересобрали» DOBRO.RU.

Такие же трансформации происходят и в бизнесе. Он становится более социально ответственным и осознанно подходит к своим социальным программам. Все чаще можно видеть в названиях брендов слово «добро», раньше такого вообще не было, за исключением известного сока. Волонтерство перестает работать только на PR, все больше компаний видят в нем инструмент для решения кадровых задач, развития своих сотрудников.

По всем исследованиям, которые мы проводим последние годы, виден сформированный четкий запрос общества на расширение общественных инициатив, участие волонтеров в социальной помощи взрослым и детям (бездомным, инвалидам, сиротам, жертвам насилия и др.), защите природы, экологической деятельности, помощи животным, популяризации ЗОЖ. И, если в «социалке» проектов много, хотя и недостаточно, то, например, по направлению помощи животным и экологии, их единицы. Отсутствие корреляции между тем, что делают волонтеры и тем, где их ждут – требует от всех, включая органы власти, смещения приоритетов.

Волонтерство как неизбежность: незаменимый опыт 21 века

Зачем люди становится волонтерами? Еще несколько лет назад альтруизм не был главной движущей силой общества. Мотивация у волонтеров была размыта, а точнее равномерно распределена по разным ориентирам. Но сегодня основной мотивацией добровольцев становится именно стремление чувствовать себя полезными, решать социальные проблемы, помогать инвалидам, сиротам, бездомным. Мы серьезно повзрослели как общество.

Добровольческая деятельность – это еще и общность с людьми близкими по духу, теми кто не тратит свое и чужое время. С возрастом круг друзей сужается. А если люди, например, вместе участвовали в какой-то акции помощи: таскали гуманитарную помощь, работали в селе, восстанавливали монастырь на окраине, то им точно будет о чем поговорить – это и есть те качественные отношения, на которые сейчас высокий спрос.

А еще волонтерство – это эффективный способ в сжатые сроки приобрести «навыки 21 века», такие как работа в команде, стрессоустойчивость, лидерство, способность принимать решения в критической ситуации и так далее. Подобный опыт никак не получить за партой, но для молодёжи при устройстве на работу именно волонтёрская деятельность способна сыграть важнейшую роль и сделать еще вчерашнего студента наиболее конкурентоспособным среди прочих кандидатов. Нам нужно повышать для человека ценность волонтерства как технологии, которая в жизни ему помогает – разрешать внутренние конфликты, приобретать знания, находить друзей, работу, в конце концов. Самое главное – просто быть счастливым, найти смысл если не жизни, то хотя бы ее части.

 

Пандемия всех объединила

Коронавирус не изменил структуру волонтерства в России, но объединил всех ради общей цели. Чуть больше месяца назад в двенадцати регионах, где был обнаружен вирус, были развернуты первые волонтерские штабы, а через три дня они появились уже во всей стране. На пятый день мы запустили акцию #МыВместе, то есть меньше чем за месяц удалось объединить огромное количество организаций, фондов и различных сообществ. Сегодня их численность составляет более 95 тысяч человек. За время работы волонтерских штабов на горячую линию поступило более 1,7 млн обращений и более 240 тысяч человек получили адресную помощь.

За каждой цифрой стоит конкретный человек. Александра Петровна из Тюмени, ей было 88, когда мы откликнулись на просьбу ее дочки поздравить маму с днем рождения, купить продукты и шары для настроения. Или Александр, из поселка «Выльгорт» Сыктывкара, инвалид 2 группы. Деревянный двухэтажный многоквартирный дом, где проживает его слепая 60-летняя мать, находится без водоснабжения, воду необходимо приносить с улицы из колонки. Раньше он навещал ее и приносил воду сам, сейчас не может. Мы купили четырнадцать пятилитровок. Людмила из Ухты той же Республики Коми не успела снять пенсию, осталась без денег. Страшно представить, что могло произойти, если бы она из-за страха так и не вышла из дома. Одиноких пожилых людей в стране больше 10 миллионов.

Осознание, что этим людям, возможно, никто не поможет, подтолкнуло к участию в волонтерском движении множество людей, часть которых пришли впервые. Основной фокус их работы – помощь пожилым и маломобильным гражданам, медикам в покупке лекарств, продуктов, решении бытовых вопросов.

Бизнес тоже помогает, несмотря на то, что сам находится в труднейшем положении. Сегодня у нас порядка 8 тысяч партнеров, из них 1600 компаний. Они предоставляют мебель, продукты, средства гигиены для медперсонала, маски, автомобили для поездок волонтеров, продукты для пожилых людей на карантине, косметические средства для врачей и многое другое. Огромное им за это спасибо.

 

Есть над чем работать

Если отвлечься от сегодняшней ситуации, и взглянуть на волонтерство глобально, то с одной стороны, волонтеры наряду с врачами ставятся героями нашего времени (и этот тренд кстати тоже подтверждает ВЦИОМ), а с другой, они очень часто сталкиваются с потребительским отношением, попросту неуважением. Например, организаторы часто грешат отсутствием нормальных условий для работы добровольцев – страховки, питания, проезда, обучения. Принцип «достаньте волонтеров из шкафа» или «волонтер – значит бесплатно» так и не ушел, несмотря на наступивший уже 2020 год. Хотя во многих развитых странах подход к организации подобной работы давно продуман, там есть страховые выплаты, обязательное обучение, удобный регламентам. И этот базовый опыт необходимо перенимать.

Другая важная проблема – эмоциональное выгорание. 9% россиян назвали себя бывшими волонтерами - многие ушли, потому что «выгорели». В России волонтеры редко задерживаются больше двух лет. Особенно часто подобное эмоциональное состояние появляется у добровольцев, работающих в социальной сфере. Волонтеры продолжают уходить из-за ошибок организаторов, из-за сильных переживаний и отсутствия должной психологической поддержки. Это вопрос, в том числе, низкой подготовки организаторов добровольческой деятельности, которые не создают должные условия. Сегодня в акции больше 600 психологов, и я надеюсь, что у нас получится сохранить их для помощи волонтерам уже в мирное время.

Потенциал участия в России сегодня – около 30-35%, в два, а при хорошем стечении обстоятельств и нашей работе, и три раза больше, чем сейчас. По крайней мере, почти каждый четвертый россиянин задумывается о том, чтобы стать волонтером, но не становится им, аргументируя отсутствием времени, возрастом и своим здоровьем, а также тем, что просто не знает, как это сделать. С этими стереотипами нужно работать, параллельно повышая информированность.

В прошлом году на Московском финансовом форуме я спросил у Минфина, когда они начнут считать вклад НКО и волонтеров в экономику, ВВП страны, как это делается во многих странах. Дискуссия завершилась общим признанием, что делать это нужно, без подсчета государству непросто понять, зачем тратить миллиарды на поддержку третьего сектора, особенно в регионах.

 

Норма жизни

Волонтеров никогда не будет хватать, ведь чем выше общественный запрос, тем больше рук необходимо для помощи людям, оказавшимся в сложных жизненных ситуациях. И даже сегодня речь идет не только о покупке лекарств и продуктов для тех, кто на карантине. Волонтеры и Фонды оказывают помощь по многим направлениям жизни социума: это психологическая и юридическая поддержка, перевод медицинских исследований для врачей, перевозки на машинах, дистанционное обучение, помощь животным и многое другое.

А еще волонтеры дают людям надежду и осознание того, что они не одиноки в тяжелые времена. Поэтому очень важно, чтобы после эпидемии коронавируса эта культура взаимопомощи осталась и развивалась уже как естественная норма жизни, помогая строить социально комфортную Россию.