Все записи
14:12  /  4.09.20

9908просмотров

О привилегии белых. Статистика против «прогрессивных» идей о белом превосходстве

+T -
Поделиться:
Фото: Samantha Gades/Unsplash
Фото: Samantha Gades/Unsplash

У меня есть не очень распространенное для женщины моих лет и увлечений хобби: критический разбор идей с закапыванием в источники. Хотела написать про тренд «почекайте свои привилегии», но в процессе изучения материала, наткнулась на статью двух ученых Университета Кэмбриджа, Винсента Харинэма и Роба Хендерсона, обсуждающих тему White Privilege, привилегии белых. Один из моих любимых жанров: разбор того, как махинации статистики питают идеологии. Ниже мой перевод статьи и ссылка на оригинал (в нем есть ссылки на многочисленные статистические источники, для таких же фанатов копаться в исследованиях, как я).

О привилегии белых

«Привилегия белых»  это термин, использующийся для упрощенного объяснения успеха белых по сравнению с другими группами. Проблема с идеей «привилегии белых» не в том, что она предполагает расовую дискриминацию, а в ее причинно-следственной логике. Привилегия белых демонстрирует собой тяжелый случай «монопричинности», или «зацикленности на одном», как назвал это Джона Голдберг.

Практически никогда причину сложного явления нельзя найти в одном из множества факторов. Напротив, сложные феномены лучше всего объясняются взаимовлиянием множества факторов. В случае с привилегией белых есть множество факторов, которые вместе объясняют разницу в результатах этнических групп. Более того, существует целая коллекция убедительных свидетельств, которые ставят под вопрос само утверждение.

Это не значит, что расовая дискриминация не может играть или не играет роли в разности результатов. Это так же не предполагает, что привилегии не существует в той или иной форме. То, где ты живешь, и кто твои родители вполне может давать тебе преимущества. Но обозначать расовую привилегию как единственную или основную причину разницы в результатах для разных этнических групп является некорректным и безответственным, согласно эмпирическим данными.

Крайне правые и белые либералы

Термин «привилегия белых» появился в эссе 1989 года американской ученой Пегги Макинтош. Вкратце, привилегия белых — это набор преимуществ, которые по умолчанию имеют белые люди. Начиная от пластырей «натурального цвета», которые подходят под цвет только белой кожи, и заканчивая более низкими статистическими показателями тюремных заключений — привилегия белых демонстрирует себя во многих вариантах. В предлагаемой логике, успех белых и неуспех не-белых — это результат веков системного расизма. Как заметил один из ученых, «привилегия белых, это системные (а не личные) преимущества, которые выдаются тем, кто внешне напоминает людей, захвативших позиции власти в этой системе». Поэтому, привилегия белых предполагает, что разница в результатах разных этнических групп — это особенность исторической дискриминации.

Кто борется со злом привилегии белых? Прежде всего белые либералы.

Согласно данным исследовательского центра Pew за 2017 год, 79.2% белых людей либеральных взглядов согласились, что «расовая дискриминация — основная причина, почему чернокожее население не добивается успеха в современном мире». Более того, белые либералы опередили даже чернокожих в этом вопросе, 59.9% афроамериканцев рассматривают дискриминацию как основной барьер социального роста. Похожую тенденцию можно наблюдать в результатах исследования АНЕС 2018 года: 87% белых либеральных убеждений считают, что рост расового и этнического разнообразия сделает США более хорошей страной для проживания.

Белые либеральных убеждений так же больше поддерживают жесткие меры против расизма и изъятие расистских книг из общедоступных библиотек. В общем, процент белых, которые считают дискриминацию темнокожих «очень серьезной проблемой» вырос с 25% в 2010 году до 58% в 2016, и 70% уверены, что система уголовного правосудия предвзята к темнокожим. Сравните это с 75% этнических меньшинств, которые сказали, что в ежедневной жизни испытывают дискриминацию «редко или никогда».

Уход демократов в левые убеждения объясняется более широкой поддержкой проблем гендерных и расовых проблем среди белого населения. Согласно опросам Gallup, 39% белых демократов считали себя либералами в период 2001-2005 года, а к 2015 году этот показатель вырос до 61%. Более того, практически 60% белых либералов считают себя активистами.

Почему же белые прогрессивисты так активно продвигают тему «привилегии белых»? Если отвечать просто — им это очень выгодно. Спросите себя, если они признают свою белую привилегию, их социальный статус среди им подобных растет или падает? Ответ очевиден. Мы все, в конце концов, социальные животные, набирающие очки популярности.

Для белых прогрессивистов привилегия белых считается некой институализированной высшей структурой, которая насаждает несправедливое превосходство белых. Действительно, если у одной группы населения есть набор нечестно заработанных привилегий, которых нет у других, тогда эта группа управляет обществом. В этом смысле основные принципы привилегии белых подозрительно напоминают принципы белых супремасистов. И радикально левые либералы, и белые супремасисты верят в превосходство белых. Разница в том, что одни видят это превосходство плохим, а другие — нет. Привилегия белых и белый супремасизм — две стороны одной монеты.

Тем не менее, обе позиции неверны по одним и тем же причинам. Когда дело доходит до обсуждения результатов таких преимуществ, обе стороны смешивают собственное восприятие с реальностью. Согласно неонацистам и крайне правым, их предполагаемое превосходство заложено в их генах. Для крайне-левых, несправедливое превосходство базируется на системной дискриминации. И те, и другие глубоко ошибаются.

Привилегии и страдания

Вопреки продиктованному крайне-левыми, некоторые этнические группы далеко опережают белых во многих областях. Для демонстрации этого, мы определили четыре индекса, по которым можно оценить результаты разных групп: 1) благосостояние 2) образование 3) преступления 4) здоровье.

Для определения экономического положения лучше всего начать с часто используемого среднего дохода на семью. Согласно Бюро Статистики США, средний доход белых семей (исключающий белых латиноамериканского происхождения) в 2017 году составил $68,145. И хотя это выше, чем средний доход по стране, составляющий $59,039, это намного ниже среднего дохода многих других этнических групп. Американцы индийского, пакистанского, филиппинского и тайваньского происхождения в 2017 году имели средний доход $110,716, $83,956, $83,256, and $81,903, соответственно. Американские семьи ливанского происхождения ($76,805), шри-ланкийского происхождения ($73,856), китайского происхождения ($72,927) и иранского ($72,733) тоже опередили белых в доходах.

В среднем, согласно переписи, американцы азиатского происхождений обгоняют белых американцев в доходах с середины 1980-х. Более того, показатели Бюро Труда демонстрируют, что белые американцы зарабатывают только 80% от доходов американцев азиатского происхождения в 2017 году.

Экономическое отставание американцев латиноамериканского происхождения тоже сокращается. Согласно исследователям Стэнфорда, Гарварда и Бюро статистики, средний доход белых и латиноамериканцев скоро сравняется. 45% последних, выросших в бедности, поднимаются до среднего класса и выше, из белых эта цифра составляет 46%. Более того, средний доход американцев латиноамериканского происхождения растет уже третий год подряд, увеличившись на 3.7%, что обгоняет среднюю цифру по Америке в 1.8% в два раза.

Положения привилегии белых так же противоречат тенденциям социального роста среди не-белого населения. В книге «Богатство, бедность и политика» Томас Соуэлл отмечает взрывной рост благосостояния ливанцев, китайцев и европейских евреев в США. Кубинцы в Америке так же могут рассказать свою историю «из грязи в князи». После победы коммунистических сил на Кубе в 1959 году, многие кубинские беженцы переехали в США. К 1990 году, дети этих эмигрантов достигали средних зарплат, превышающих $50,000, в два раза быстрее белых. Поразительно, но за 40 лет, общий объем бизнеса, которым владеют американские кубинцы превысил общий объем экономики острова Куба.

Белые привилегии обычно подчеркиваются в сравнении с чернокожим населением. Но такая статистика часто вырвана из контекста, из нее исчезают базовые показатели и уровни сравнения групп. Как указал Томас Соуэлл, «упущение одного факта может превратить точную статистику в ловушку, ведущую к выводам, которые были бы откровенно ложными, если бы были известны все факты». Возьмем как пример показатели ипотечных кредитов.

В 2000 году, согласно Комиссии за Гражданские Права США, 44.6% чернокожим было отказано в ипотечном кредите. Для сравнения, для белых цифра отказа составила 22.3%. Несмотря на то, что данные показывают, что банки, принадлежащие чернокожим владельцам отказывали чернокожим чаще, чем банки, принадлежащие белым, обвинения белых в дискриминации слышны повсюду. Тот же отчет комиссии показал еще один интересный факт: американцам азиатского происхождения отказывали в 12.4% случаев. Другими словами, ипотечные кредиты для американцев азиатского происхождения утверждают чаще, чем для белых. Но об этом ни упоминали ни в телевизионных программах, ни в новостях.

Данные об американцах азиатского происхождения редко включаются в журналистские расследования или научные работы, которые приходят к выводам, что разница в результате существуют только между белыми и чернокожими. Включение этих данных подорвет, если не разрушит, выводы тех, кто говорит о привилегии белых. А это, по словам журналистки Уэсли Янг, причина того, почему они исключаются. Азиаты подрывают нарратив белой привилегии.

Образование — это еще одна область, где американцы азиатского происхождения опережают белых. До того, как мы коснемся ученых степеней, давайте обратим внимание на цифры отчислений из колледжей. Согласно Национальному Исследовательскому Центру Студенчества Клирингхаус, 23% белых студентов отчисляются из колледжей, и только 16% азиатских. Иными словами, белые на 44% более часто не заканчивают высшее образование.

Когда речь заходит о распределении ученых степеней, картина похожая. Согласно Бюро Статистики США, 22% белых до 25 лет получили степень бакалавра, 9.5% — магистра, и 2.1% — докторскую степень. В сравнении, для американцев азиатского происхождения это составляет 31%, 18% и 5% соответственно. Иными словами, студенты азиатского происхождения на 40% чаще заканчивают университет, в два раза чаще — аспирантуру, и более чем в два раза чаще становятся докторами наук, по сравнению с белыми. Не совсем то, что предсказывает теория привилегии белых.

Но если мы хотим найти, как на самом деле работает эта теория, давайте посмотрим на самые элитные учебные заведения Америки. Если заключения теории привилегии белых верны, мы должны обнаружить, что именно белым эти университеты отдают приоритет. Но данные с этим не согласны. В Америке белое население составляет 60%, в Гарварде белых менее 50%. Этнические азиаты составляют 6% население Америки, но 19% студентов в Гарварде, 19% в Принстоне, и 19% в Стэнфорде. Для страны, которая пропитана привилегиями для белых, достаточно странно, что студенты азиатского происхождения представлены в 3 раза выше своего среднего процента в Йеле, и в 9 раз выше — в MIT.

Но это касается не только этнических азиатов. Выходцы из Нигерии составляют 0.7% всего чернокожего населения Америки, но в элитных учебных заведениях их в 10 раз больше. Этнические нигерийцы составляют от 20 до 25% студентов в бизнес-школе Гарварда, 10% всех чернокожих физиков в стране, и в 7 раз выше представлены среди работников топовых юридических фирм Америки. Данные Бюро Статистики показывают, что у 43% афроамериканцев есть ученая степень, но при этом 2/3 нигерийцев имеют высшее образование. И, напоследок, в 2013 году процент выпускников школ, поступивших в высшие учебные заведения среди чернокожего населения вырос до 70.9%, обогнав показатель былых (67.3%), согласно статистике Бюро Труда. Эти данные не поддерживают идею привилегии белых. Абсолютно.

А что с преступностью? Наверняка же система уголовного права должна быть предвзята к чернокожим по сравнению с белыми? Если полагаться на вырванную из контекста статистику и неполные статистические модели, то да. Но более пристальный взгляд рассказывает историю, которая далека от пропонентов привилегии белых. Мы не утверждаем, как уже было сказано, что расовая дискриминация не играет роли в результатах действия уголовной системы. Она может и в определенных случаях играет роль. Но рациональное объяснение находится не столько в поле дискриминации, сколько в поле холодной и жесткой вероятности.

Давайте начнем с расстрелов полицией. Для тех, кто продвигает идею привилегии белых, то, что полиция убивает национальные меньшинства показывает, что система благосклоннее относится к белым. В конце концов, один объем освещения в СМИ должен показать, что не-белые непропорционально чаще становятся жертвами применения силы полицией. Но как это часто бывает, то, что утверждают активисты и журналисты противоречит тому, что показывает статистика.

В своем исследовании расовых различий в применении силы полицией, экономист Гарварда Роланд Дж. Фрайер не нашел разницы в цифрах для разных рас, как в среднем, так и в контекстно выделенных ситуациях. Более того, у чернокожих на 23.5% ниже шанс быть убитым полицией, по сравнению с белыми. Даже если вводить фактор владения оружием преступником, шансы чернокожих быть застреленными все равно ниже.

В двух исследованиях, каждое из которых использовало точные компьютерные тренировочные симуляторы, повторяющие реальные ситуации, было обнаружено, что полицейские предвзяты в пользу чернокожих нарушителей. Офицеры полиции позже по времени решались стрелять на поражение в случае как с вооруженными, так и не вооруженными чернокожими нарушителями, по сравнению с белыми. Более того, даже в случае, когда чернокожий нарушитель был убит выстрелом, он обычно был вооружен, и застрелен офицером той же расы.

Тем не менее, кажется ясным, что когда мы смотрим на пропорции населения, мы находим расовую предвзятость. Чернокожие американцы, составляющие 13% населения Америки, составляют 26% убитых полицией, а белые, составляющие 60% населения — 50% убитых. Именно из этих фактов защитники идеи белой привилегии делают выводы, что система уголовного правосудия предвзята в пользу белых. Но, как уже упоминалось, вырванная из контекста статистика обладает отвратительной привычкой скрывать правду.

Если мы используем процент населения, как базовый уровень, мы предполагаем, что представители всех этнических групп одинаково часто оказываются в ситуациях, когда полиция применяет силу. Сравнивать процент населения — неверный подход, потому что он исключает контекст ситуаций, в которых полиция стреляет на поражение.

Предположим, вы хотите узнать, есть ли расовые перекосы в лечении какого-то заболевания. Вы узнаете, что 13% чернокожих получили лечение. Вы сравниваете это с 13% населения и приходите к выводу, что дискриминации нет. А потом вы узнаете, что чернокожие составили 75% среди заболевших. Это меняет ситуацию, не так ли. Потому что базой для сравнения таких ситуаций должно быть не все население, а только люди, нуждающиеся в лечении.

В случае расстрелов полицией совершенно ясно, что эта статистика прямо связана с ситуациями, в которых происходят серьезные и насильственные преступления. Учитывая это, мы должны задать вот какой вопрос: «Стреляют ли в чернокожих чаще, чем в белых, учитывая нахождение в ситуациях, в которых применение силы полицией возможно?». Именно это сделали исследователи. Они использовали статистику по использованию полицией силы со смертельным исходом за два года и сравнили ее с 16 показателями совершенных преступлений. Они не обнаружили никакой предвзятости к чернокожим в ситуациях применения силы со смертельным исходом в случае вооруженного преступника, ни в случаях, когда жертва была не вооружена, ни в случаях, когда полицейский ошибся, приняв что-то иное за оружие. Более того, шанс быть убитым полицией был в 3.9 раз выше у белых в ситуации убийства, и в 4.8 выше у белых в ситуации вооруженного ареста.

В одной из недавних научных работ, посвященных применению силы полицией, один из исследователей указывает: «Один из самых четких результатов, который мы обнаружили — уровень насилия при совершении преступления четче всего предсказывает, человек какой расы будет убит. Поэтому снижение преступности с применением насилия среди чернокожего и латиноамериканского населения будет наиболее эффективным способом снизить смертность от рук полиции для взрослых этих этнических групп».

Однако проблема неверной статистической базы касается не только проблемы применения оружия полицией. Прикоснемся к священному граалю теории привилегии белых: статистика тюремных заключений. В 2008 году во время президентских дебатов, в тот момент кандидат в президенты Обама заявил, что «чернокожих и белых арестовывают с разной частотой, признают виновными с разной частотой, и они получают разные сроки за одни и те же преступления». Более того, демократические кандидаты Берни Сандерс, Элизабет Уоррен и Кори Букер все использовали «процент населения», чтобы обсуждать статистику тюремных заключений. Ведь чернокожие составляют 40% от всех заключенных тюрем, при этом будучи всего 13% населения. Но правильной статистической базой будет не все население, а нарушители закона. И здесь история о белой привилегии снова начинает рассыпаться.

В книге «Война против полицейских» Хезер МакДональд приводит тонны пугающей статистики. С 1976 по 2005 год чернокожие американцы совершили 52% всех убийств в США. Они так же составили примерно такой же процент жертв убийств, так как эти преступления часто совершаются внутри этнической группы. В 2005 году количество убийств, совершенных чернокожими в семь раз превысило количество убийств, совершенных белыми и выходцами из Латинской Америки вместе взятыми. В 2006 году чернокожие составили 39.3% всех арестованных за насильственные преступления, в том числе 56.3% арестованных за грабежи, 34.5% арестованных за нападения с применением насилия, 29.4% арестованных за проникновение в дома. Эта статистика, которая подтверждена несколькими ключевыми криминологическими исследованиями, — пугающа, но она объясняет статистику тюремных заключений.

В 1997 году криминологи Роберт Сэмпсон и Джанет Лоритсен провели обзор данных по назначению сроков заключения, и пришли к выводу, что «огромные расовые различия в количестве совершаемых преступлений», а не расизм, и объясняют, почему в тюрьмах больше чернокожих по сравнению с белыми. В 1993 году Альфред Блумстейн обнаружил, что цифры количества чернокожих заключенных сильно отстают от цифр арестов. А в 1994 году Министерство Юстиции по совершенным преступлениям в 75 крупнейших городах обнаружило, что чернокожие реже арестовывались после преступлений и реже были признаны виновными во время суда, по сравнению с белыми.

Статистика системы уголовного правосудия, используемая для подтверждения привилегии белых, очень часто оказывается некачественной. Тем не менее, когда мы сталкиваемся со случаями четкой дискриминации, по расовому или другим признакам, мы должны выступать против них.

В обществе, пронизанном привилегией белых, можно было бы предположить, что белые живут дольше, и более здоровы. Но вы окажетесь не правы. Статистика здоровья по этническим группам так же указывает на пробел в логике привилегий белых.

В книгах «Элегия Хиллибилли» Дж.Д Ванса и «Разделенная Америка» Тима Карни, авторы обсуждают отрезвляющий факт: белые американцы среднего возраста умирают больше, чем десять лет назад. В 2015 году экономисты Энн Кэйс и Энгус Дитон опубликовали работу, которая указала на «заметный рост смертности белых мужчин и женщин не-латиноамериканского происхождения в США между 1999 и 2013 годами». Чтобы быть точными: средняя продолжительность жизни белых американцев по прежнему выше, чем чернокожих, однако в то время тенденция показывает удлинение продолжительности жизни чернокожего населения, а для белого населения она обратная.

Смертность белых американцев в возрасте 45-54 лет продолжала падать на 2% в год в среднем в период с 1978 по 1998 годы. Но после 1998 года кривая пошла в другую сторону, и смертность растет по полпроцента каждый год. Иными словами, на 100,000 населения смертность упала на 200 человек у чернокожих, на 60 человек у этнических латиноамериканцев, и выросла на 34 человека для белых. Такой тенденции нет более ни в одной развитой стране мира.

Важно отметить, что основным источником роста смертности в среднем возрасте для белых является отравление алкоголем, наркотиками, самоубийства и болезни печени. В 12 южных сельскохозяйственных штатах, где белые составляют 80% населения, общая смертность от этих «болезней отчаяния» была на 37% выше, чем во всей остальной Америке. Более того, белые мужчины, составляющие 29.5% процента молодого населения Америки (25-34), составили 57% всех смертей от наркотиков, алкоголя и самоубийств в период с 2010 по 2014 год. А между 1999 и 2014 годов, процент самоубийств в этой возрастной группе для белых мужчин и женщин вырос на 28% и 60% соответственно. Только среди индейского населения Америки этот рост был выше.

Ну и, наконец, американцы азиатского происхождения живут в среднем на 8 лет дольше белых. Это большая разница, чем разница в продолжительности жизни между мужчинами и женщинами (5 лет) в США.

Безусловно, между этническими группами существуют различия. Но, как мы показали, они не объясняются привилегиями белых. Более того, концепция привилегии белых сводит сложность различных результатов различных групп к одной причине, и это не помогает в решении этих проблем. Идея привилегии белых не предлагает никаких разумных решений о том, как исправить разрыв между группами. Как ни странно, от этой идеи получают выгоды только те, кто ее пропагандирует.

Комментировать Всего 1 комментарий

Михаил Эпштейн Комментарий удален автором

https://www.foxnews.com/politics/trump-admin-trainings-racism