Все записи
19:19  /  15.07.20

406просмотров

Журналисты в России рискуют не меньше бизнесменов, но не все...

+T -
Поделиться:

Меня зовут Ильгар Гаджиев. Я предприниматель, до недавнего времени успешно работавший в России и Азербайджане, основатель строительного холдинга SDI Group. Принадлежащие мне в разной степени компании построили в Москве сотни тысяч метров жилой недвижимости, в том числе практически полностью возвели жилые комплексы «ВернадSky», «Пироговская ривьера» и «Аккорд. Smart-квартал», проложили тысячи километров дорог и десятки других объектов. Однако мой бизнес фактически мне больше не принадлежит, а этот текст я пишу из Лондона, где нахожусь не по своей воле.

В феврале 2019 года контроль над моим строительным холдингом SDI Group и крупнейшими стройками незаконно обрели третьи лица, руководимые сверхсостоятельными и крайне влиятельными в России людьми, а сам я вследствие угроз и неправомерно возбужденного против меня уголовного дела был вынужден покинуть Россию.

С тех пор как я начал публично рассказывать об обстоятельствах захвата моего бизнеса в российских СМИ, против меня была развернута настоящая травля, результатом которой стали свыше 30 публикаций в СМИ различного уровня и тематической направленности. И главную скрипку, на мой взгляд, в этом оркестре сыграл российский блогер, бывший журналист Олег Лурье.

В сообщениях на странице своего блога он многократно оскорбил меня. Недавно я подал иск о защите деловой репутации в отношении господина Лурье. Но дело не в этом. Я бы хотел поподробнее остановиться на одном образном сравнении, которым господин Лурье приправил свой почти обличительный публицистический монолог. Меня сравнили с героем бессмертной дилогии Ильфа и Петрова - Остапом Бендером. Однако к несчастью для господина Лурье я хорошо знаю русскую литературную классику и хочу отдельно остановиться на этой, с позволения сказать, метафоре.

Остап Бендер после публикации заметки в газете Гудок «Попал под лошадь» нанес визит в редакцию, где требовал опровержения по факту «клеветы». Поскольку Я, Ильгар Гаджиев, а не Остап Бендер, а редакция «газеты Гудок» в лице Олега Лурье нанесла мне настоящие оскорбления и оклеветала, я не нуждаюсь ни в вымышленных поводах для посещения редакции, ни в опровержениях от редакции «газеты Гудок».

Я не намерен прихватить с собой из редакции «газеты Гудок» заветный стул «гамбсовской работы», иными словами, цели финансового выигрыша я не преследую. И сумма моего искового требования символическая, она составляет всего пять рублей. Именно во столько я оцениваю профессионализм господина Лурье и его старания в части дискредитации моей деловой репутации и моего доброго имени.

В свое время господин Лурье стал широко известен как медиа-деятель в том числе благодаря публикации серии материалов о фактах коррупции в Правительстве Михаила Касьянова, после чего к Премьеру приклеилось нелицеприятное прозвище «Миша 2%». Не знаю, станет ли кто-то называть господина Лурье «Олегом 5 рублей» после моего заявления, я бы этого не хотел. Это слишком обидно.

Хочу сразу же сделать важную оговорку. Судебный иск и мое негативное отношение не направлены против журналистики в целом или расследовательской - в частности. Сотни российских журналистов, работающих и в России, и за её пределами честно и самоотверженно занимаются своим трудом, стремятся открыть обществу правду, зачастую хорошо скрытую и надежно охраняемую.

Я совершенно точно поддерживаю честных, объективных и храбрых репортеров - искателей истины. Во-первых, потому что такие ценности мне близки. А, во-вторых, после захвата моего строительного бизнеса я глубоко прочувствовал важность расследовательского жанра для защиты общественного здоровья.

Такие профессионалы есть среди сотрудников Коммерсанта, Медузы, Проекта, Редакции, МК, Новой газеты, других газет и изданий. Выполняя репортерский долг, они осознанно рискуют своей свободой и даже жизнью.

Мы все помним, как год назад российское общество содрогнулось от грубо сфабрикованного, как теперь стало известно, дела против журналиста Медузы Ивана Голунова. Ивана спасла корпоративная, репортерская солидарность, волна социального возмущения и случайная ошибка работавших против него полицейских. Но, к несчастью, так бывает далеко не всегда.

Сегодня для целой плеяды заметных российских журналистов опять наступили темные времена. Точнее, они не прекратились, а укрепились. Крайне серьезное и крайне неправдоподобное обвинение выдвинуто в адрес бывшего сотрудника Коммерсанта и Ведомостей Ивана Сафронова, допрашивают Таисию Бекбулатову, вынесен сомнительный приговор Светлане Прокофьевой.

Десятки и сотни российских журналистов и бизнесменов за последнее десятилетие стали жертвами преступников, в том числе в погонах.

И честные журналисты, и бизнесмены в России сегодня в любой момент рискуют оказаться жертвами провокаций вследствие корпоративных и финансовых войн, а уголовное преследование стало средством сведения счетов, которым в равной мере пользуются и нечистые на руку силовики, и криминальные лидеры, и кажущиеся благовидными бизнесмены.

Именно в силу этой неправильной реальности я вообще пишу этот текст из Лондона, находясь в Лондоне. И поэтому здесь я веду открытую работу, которая может привести, как я убежден, и к изменению ситуации с деловым климатом в стране вцелом. Подробнее об этом я расскажу в следующих сообщениях.

Комментировать Всего 1 комментарий
...российский блогер, бывший журналист Олег Лурье.

В связи с проведением следствия возникли вопросы о несоответствии доходов и имущества Лурье. Интерфакс, ссылаясь на неназванный источник в правоохранительных органах, писал: «журналист при официальной зарплате в 7 тыс. рублей в месяц у него самого и 5 тыс. рублей у его жены имел в собственности на сентябрь 2007 г., шесть автомобилей премиум-класса — внедорожники „Порше Кайен“ и „Ауди All Road“, легковые автомобили „Мерседес S-500“, „Ауди ТТ“, два автомобиля „Ауди А6“. Кроме того, отметил источник, в ходе проверки установлено, что, помимо двух квартир в Москве, Лурье принадлежит трёхэтажный загородный особняк в 17 км от Москвы (с гаражом на несколько автомашин, отдельным помещением для охраны и плавательным бассейном) на земельном участке в 25 соток. В 2009 году, по сведениям источников, супруги Лурье выставили через риелторское агентство особняк на продажу, объявив цену от 2,5 до 3 миллионов долларов».