Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:30  /  18.09.20

1426просмотров

Пропуск пасечника

+T -
Поделиться:

Как-то раз, во время карантина, мне приснился странный сон. Будто иду я вдоль шоссе, а рядом едут на машинах, велосипедах и самокатах и плетутся пешком тысячи людей.  

Многополосное шоссе заполнено, машины гудят, пешеходы ругаются. Обстановка нервная. Я понимаю, что все мы скрываемся от какой-то опасности, но от какой именно  не знаю.

Оглядываюсь по сторонам и вздрагиваю от удивления, потому что все люди одеты одинаково: в свободные белые комбинезоны, а на головах  скрывающие лица сетчатые маски. Я единственный одет как обычно, в джинсы и майку, но мой внешний вид заставляет людей оглядываться. Чтобы не привлекать внимания, перестаю мотать головой и смотрю в сторону от дороги. Там вижу еще одну группу людей в белом, которые, как призраки, выплывают из утреннего тумана и идут по полям, откуда еле доносится стрекотание цикад и жужжание пчел.

Этот сон мне приснился после встречи с нашей подругой, недавно приехавшей из Парижа на Лазурный берег при весьма странных обстоятельствах.

В мае 2020 года, когда из-за введенных правительством ограничений добраться из Парижа в Ниццу было примерно так же просто, как махнуть из Сеула в Пхеньян, наша парижская подруга внезапно, вместе co своими тремя дочерями, очутилась на берегах Средиземноморья.

Всеобщему любопытству не было предела. Выдвигалась версия, что подруга, как контрабандист, выехала из Парижа и спустилась с гор под покровом ночи, пока французская полиция крепко спала. Согласно другой версии, сентиментальные французские силовики не смогли устоять перед чарами нашей подруги и слезами ее детей и, несмотря на закон, разрешили им проехать, а может быть даже сопроводили даму кортежем. 

Подруга же держала информацию при себе. Озаряя зум-сессии белоснежной улыбкой, она лишь загадочно упоминала какой-то специальный пропуск. Народ начал возмущаться. От берегов Гвадалквивира до подножия Французских Альп граждане Европы задавали вопрос. Вернее два вопроса: «что за пропуск?» и «где его взять?»

Наконец, подруга «раскололась». Одна из прелестей человеческой души заключается в желании похвастаться своими успехами, дабы вызвать зависть и уважение. Я не считаю это грехом. Наоборот, если хвастовство побуждает окружающих к действию (я, конечно, не имею в виду поджог и порчу имущества хвастуна), то это несомненный плюс для всех.

В начале июня, когда государство разрешило гражданам ездить в гости в пределах 100 километров от места жительства, мы с женой навестили нашу подругу на ее прекрасной даче. Несмотря на то что мы ее очень любим, разговор поначалу не клеился. За три месяца карантина мы все отвыкли от общения вживую и чувствовали себя неловко. Но через пару часов, раскинувшись в креслах в цветущем южном саду, обозревая нежно розовый закат над Средиземным морем, мы наконец решились задать подруге интересующий нас вопрос. 

Подруга, которая прекрасно говорит по-русски, начала рассказывать про какой-то домик, который она якобы построила несколько лет назад и который ей теперь надо было навестить. Мне показалось, что она избегала ответа. Отвыкший от социальных раутов, я довольно бестактно перебил ее и попросил вернуться к теме.

 Так я и говорю, я хотела навестить домик. Там живут как их там.. abeilles, — и подруга, выпучив глаза, начала жужжать.

 Ты имеешь в виду улей?  догадалась моя жена Аня

 Вот, улей! – ответила подруга,  Я приехала навестить улей, потому что я..,  она искала правильное слово.

 Пчеловод-любитель?  съязвил я.

 Да, ком с’апель,  подруга искала правильное слово.

 Пасечник! – воскликнула Аня. 

 Точно. Я  пасечник, и я приехала навестить своих пчел,  подытожила подруга, — У меня есть документ!

Оказалось, что по пути из Парижа на Лазурный Берег подругу несколько раз останавливала полиция, но каждый раз «пропуск пасечника» работал безотказно. Лишь однажды полицейский, увидев сидящих в машине детей, поинтересовался, являются ли они так же пасечниками.

Подруга была одинокой матерью и подобных разговоров не терпела. Она объяснила полицейскому, что ей некуда деть детей, и что если он хочет, она оставит их у него. После этого полицейский благоразумно разрешил подруге продолжить свой путь.

Я не мог поверить своим ушам. Все французское государство с его карантинами, пропускным режимом и полицией расступилось перед пчеловодом-любителем, проехавшим через пол страны, чтобы навестить своих пчел. Я восхищался находчивостью своей подруги и думал о том, что государства всегда оставляют людям лазейки, даже в военное время. А может быть, французы просто неравнодушны к пчелам? 

На следующее утро я принял твердое решение узнать, как на самом деле обстоят дела с французским пчеловодством, и почему пасечникам во Франции доступны такие неслыханные привилегии. 

Фото: Pass the Honey/Unsplash
Фото: Pass the Honey/Unsplash

Я обнаружил, что пчелы руководят не только Парижем, но и всей Францией. Первая пасека появилась в Люксембургском саду аж 160 лет назад. Основанное в 1856 Анри Аме (Henri Hamet) общество пчеловодства — самое старое во Франции, и второе по старшинству в мире. 

Пчелы живут на крыше Нотр-Дамского собора. Три «соборных» улья приносят 75 кг меда в год. Эти ульи вместе с пчелами пережили ужасный пожар 2019 года, несмотря на то что кровля горела всего в 30 метрах от них. 

Ульи стоят на крыше Гранд Опера, в отеле Westin на центральной улице Риволи, в выставочном комплексе Grand Palais, в знаменитой школе поваров Cordon Bleu, в штаб-квартире Louis Vuitton и множестве частных домов и гостиниц. Всего в Париже насчитывается более 400 ульев. 

Не удивлюсь, если и в Елисейском дворце тоже есть улей, который в минуты нерешительности навещает президент Франции, чтобы проконсультироваться с пчелиной королевой.

Во Франции — 60 000 пасечников и около 1 300 000 ульев. Во время пандемии, эти Французские пасечники стали «белой костью», с правами, которых не было у других жителей страны. Их любимые пчелы подарили пасечникам не только мед, но и свободу!

Вот такая странная и поучительная история.