Все записи
13:48  /  17.01.21

2459просмотров

Если вы ищете мировое правительство, то их два: «Твиттер» и «Фейсбук»

+T -
Поделиться:
Фото: Annie Spratt/Unsplash
Фото: Annie Spratt/Unsplash

Сторонники QAnon ошиблись — западным миром правит не клика сатанистов-педофилов. Настоящее «глубинное государство» на прошлой неделе поднялось на поверхность. Двое молодых белых мужчин «ботанической комплекции» сумели в одночасье изъять из информационного поля действующего Президента США, которого на протяжении многих лет не могли утихомирить ни Конгресс, ни судьи, ни лоббисты.

Если вы ищете мировое правительство, то их аж два: «Твиттер» и «Фейсбук». Захват Капитолия рогатыми варварами стал ярким и постыдным для США событием, но все-таки это проблема национального масштаба, с которой Америка разберется сама. А вот проявившееся в это время огромное политическое влияние социальных сетей — это уже глобальная история.

Происходящую сегодня революцию «не покажут по телевизору» (revolution will not be televised), потому что само телевидение уходит в прошлое, где оно займет место рядом с системой «сдержек и противовесов», демократическими выборами, «невидимой рукой» Адама Смита и другими милыми нам атрибутами гуманистической эпохи. С каким восторгом журналисты СNN объявляли об отключении Трампа от «Твиттера»! А ведь по сути, они говорили о закате существующей политической системы, в том числе журналистики, как «четвертой власти».

Созданные во времена индустриальной революции демократические институты не могут нормально функционировать в стремительно меняющемся современном мире, главной движущей силой которого являются информационные технологии. Власть как бы «улетучилась» из существующих правительств, все чаще демонстрирующих свою беспомощность, отсутствие новых идей и лидерства. Например сейчас, во время пандемии, большинство руководителей действуют крайне непоследовательно, не успевая реагировать на постоянно меняющуюся ситуацию, а функции государства сводятся к распределению созданных частными компаниями вакцин.

Из-за архаичности и неэффективности существующей политической системы, люди перестали понимать, у кого сейчас находится власть. Это непонимание порождает новые теории заговора, делает популярными одиозные, не ассоциированные с истеблишментом фигуры вроде Дональда Трампа или Мари Ле Пен, заставляет страны отказываться от забюрократизированных международных союзов, как это произошло с Великобританией.

Но ностальгия по «сильному лидеру» и мечты о «национальной независимости» не замедлят уже начавшихся системных изменений, вызванных вторжением в нашу жизнь новых технологий. Технологическая революция затронет все сферы жизни, и нет никакой уверенности в том, к каким политическим последствиям она приведет. 

Став частью американской политической системы, «пятой» властью», социальные сети остаются закрытыми для общества частными компаниями. Ни Марк Цукерберг, ни Джек Дорси из «Твиттера», ни другие руководители крупных компаний, имеющие больше влияния на жизнь людей, чем практически любой политик, не проходят через процедуру свободных выборов. Они ответственны не перед избирателями, а перед акционерами своих компаний. Здесь есть конфликт интересов. Например, «забанив» уходящего президента США, Цукерберг и Дорси руководствовались прежде всего интересами «Фейсбука» и «Твиттера», а не чаяниями 74 миллионов американцев, проголосовавших за Трампа. Сделано это было в лучших традициях авторитарных режимов ­моментально и без каких-либо публичных обсуждений. Вправе ли социальные сети «выключать микрофон» Президента США таким образом ? Бесспорно. Хорошо ли это для демократии? Не думаю.

Государства начали регулировать технологические компании, но эти попытки пока напоминают стремление средневековой церкви остановить науку. Государственная бюрократия недостаточно гибка, она не поспевает за стремительно развивающимися технологиями. Если в прежние времена, политика могла быть источником новых идей, то сегодня государственные мужи способны лишь реагировать на события (в основном запретами и налогами), а не инициировать их. Функции государственной машины постепенно сводятся к простому администрированию.

Я думаю, что ближайшие годы пройдут под знаком борьбы угасающих государств и развивающихся технологических компаний. Если верить в теорию эволюции, результат борьбы предопределен. Политические системы, какими мы знаем их сегодня, перестанут существовать.