Все записи
17:24  /  5.04.21

1272просмотра

Про деревню, культуру и нашу страшную русскую сказку

+T -
Поделиться:

Едва ли сегодня найдется зрелище более печальное и удручающее, чем русская деревня. О том уровне жизни, который есть у жителей даже самых маленьких городов, большинству сельчан остается только мечтать. Красивая старая правда о мирном быте на лоне природы давно превратилась в фольклорную утрированную фантазию. Разваленные дома, грязные улицы, одичавшие от постоянного пьянства люди, готовые удавить друг друга за лишний пузырик спирта – вот новая «страшная русская сказка», в которой людям приходится не жить, а, скорее, выживать. 

Конечно, можно бесконечно долго критиковать нынешнее правительство за то, какие меры и к чему привели. Однако не стоит забывать о том, что наше современное положение – всего лишь тень прошлых ошибок, над которыми так и не провели работу. А началось все гораздо раньше. И виной тому был не только романовский режим, регулярно демонизируемый с легкой большевистской руки, но и с сами большевики с их добровольно-принудительной повесткой. 

Голодомор первой половины XX века еще недавно был настолько же неудобной темой, как выборы XXI-ого. Несмотря на активную пропаганду советских властей, фотографии и другие документальные свидетельства, зафиксированные иностранными группами помощи, до сих пор говорят сами за себя. Как и те издевательства, которым регулярно подвергалась в прессе независимая общественная организация, состоявшая из неравнодушных политических оппонентов и действительно стремившаяся оказать помощь оголодавшему и обнищавшему населению.  Как и письма крестьян, поголовно жаловавшихся на неуемные зверства и голод отрядов продразверстки, которые зачастую отнимали даже последнее. 

В общем, похоже, что большевистский выбор сделать ставку на самые нищие слои населения, в основном состоявшие из маргиналов, пьющих и ленивых, был не лучшей идеей. Особенно учитывая то, что Россия всегда держалась на крестьянском труде и сельском хозяйстве. Отдельный большой вопрос вызывает то, почему правящие партийные круги верили, что всем перечисленным выше лицам близка идея светлого коммунизма по умолчанию. Но это, кажется, навсегда останется одним из самых печальных риторических вопросов истории. 

А дело в том, что ни о каком коммунизме, тем более, большом и светлом, речь не шла в принципе. Просто к власти пришли новые голодные и злые люди, лишь единицы из которых в действительности стремились к «свободе, равенству и братству». Остальная и преимущественная часть, как показала история, хотела власти и того, что эта власть могла дать. О каком вообще равенстве может идти речь, когда только что установившийся режим сразу же объявил врагом народа каждого третьего? Вот так и крестьянство, основной пласт, составлявший население страны испокон веков, стало чуть ли не главным враждебным классом. Ведь к «деревенской буржуазии» приравнивались и те, кто просто не хотел лишать семью последнего куска хлеба…

Естественно, никто и не думал забывать о колхозах. Но колхоз и русская традиционная деревня имеют между собой принципиальную разницу во всем, начиная с быта и заканчивая культурой. А как и когда, простите, несчастным деревенским людям было заниматься сохранением своего уникального уклада жизни во времена тотальной смертности, каннибализма и трупоедства? Да никак. Тем более, хваленая диктатура пролетариата, оравшая изо всех щелей о своей прогрессивности, объявила всю предшествующую себе культуру неправильной, устаревшей и враждебной. И это касалось не только творчества дворянской интеллигенции, но и всего того прежнего и трепетного, что составляло основу крестьянского мировоззрения.

Таким образом, по итогам XX века мы лишились вообще всей культуры – и «высшей», и «низшей» – взамен этого получив невменяемый суррогат, сделанный из серпа и молота. Мы утратили целые века, формировавшие традиции, нравы и обычаи нашего народа как нации. Мы предпочли раствориться сначала в идеях тоталитарного Оруэлла, о котором сегодня не говорит только ленивый, а затем, не останавливаясь, сиганули в пропасть потребления по не менее популярному Хаксли. Глядя на наши нынешние повадки, предки многих из нас предпочли бы, думаю, вовсе не продолжать свой род. 

В результате имеем то, что заслуживаем, а не то, что хотелось бы иметь. Пока города продолжают множиться, как раковые опухоли на теле обескровленной интеллектуально страны, деревня и малые поселения тихо умирают, купаясь в насилии, пьянстве и разложении. Никому не нужные, сгорбленные и покосившиеся, как и вся наша многовековая история, умело перекраиваемая по первому щелчку «сверху». Никакие мы не мученики, и уж тем более не заслужили особого рая для нашего особого пути. За то, что мы сделали и продолжаем делать, преумножая беды страны повальным алкоголизмом и тупоумием, нас даже в Лимб не пустят. Зато охотно под троекратное патриотическое «ура» с радостью отправят в тот самый «сортир» – замачиваться и перерождаться в России по новой, пока что-нибудь, наконец, не поймем.

Комментировать Всего 1 комментарий

"Слишком мрачно" (с) "Фильм, фильм, фильм"