Все записи
05:23  /  7.12.20

1394просмотра

Тонкий расчет

+T -
Поделиться:

Она ненавидела программирование и себя за то, что у нее не было сил с ним покончить. Покупая в магазине помидоры, заказывая на дом дежурную пиццу, роясь в отбросах магазинов дорогого платья, выписывая чек за свою полуподвальную берлогу, она судорожно подсчитывала в уме, сколько еще закорючек компьютерного кода ей надо посадить на экран, чтобы восполнить прореху в балансе, вызванную этими расходами. Когда на ее счету скопилась кругленькая сумма, она немного успокоилась и стала подсчитывать годы без программирования, которые ей могут подарить накопленные деньги.

Она сторонилась своих сослуживцев-американцев и редко ходила с ними обедать. С ними было скучно, и к тому же они выбирали очень даже недешевые рестораны.

Однажды в понедельник в их компании обсуждали убийство студентки каким-то богатым бездельником из семейства Кеннеди. В их разгороженном на стойла человеческом телятнике избежать этого разговора было нельзя, но она, сгорбившись за монитором, делала вид, что для нее существуют только вереницы зеленых значков на черном поле экрана. Разговор в соседних стойлах постепенно перешел на более общие темы. Она старалась не слушать, но обрывки его лезли в уши.

- Придешь домой, примешь на грудь грамм сто джина, поставишь сидюшку Бенсона, завернешься в одеяло и торчишь под его обертоны, - лысоватый, кругленький старичок-разработчик потирал аккуратные ручонки. -  Кайф! Только страшно при этом. Вот сейчас ты на расстоянии вытянутой руки от оргазма, а может быть, на том же расстоянии от смерти.

- Так это все мы у нее на поводке, - вмешалась грудастая Дженифер.

- Да я не об этом. Я в молодости играл на саксе и, говорят, неплохо. Хотел даже написать джаз-оперу. И сейчас еще хочу. Просто теперь мало хотеть, надо еще и успеть. Потому что бежишь с ней наперегонки, а я уже стал выдыхаться.

- Это вы, умники, боитесь смерти, - она узнала голос секретарши Линды из второго отдела. Линда стукнула чашкой о стол, что-то хрустнуло, зашуршала салфетка. - А страшно вам потому, что всю жизнь вы хотите что-то произвести и боитесь не сделать этого. Иногда просто боитесь самих себя, поняв, что на это у вас кишка тонка. А я, вот, живу себе свою жизнь и всегда, хоть ночью меня толкни, знаю, что она уже прожита до конца, потому что вот она, вся – ничего не остается на потом.

- Боятся на самом деле не этого, - подумала она. – Боятся того, над чем обладают хоть какой-нибудь властью. Смерть неподвластна и неотвратима, а неотвратимость и страх никогда не бывают вместе. И потому у самой неотвратимости нет страха.

Вечером дома ей стало плохо с сердцем. Она сунула таблетку нитроглицерина под язык, но боль не проходила. И вдруг она с тоской поняла, что вот прямо сейчас она может умереть, а деньги, скопленные ненавистным программистским трудом, так и не пойдут на это самое непрограммирование. Боль постепенно прошла, но осталась внутреннее жжение от желания узнать, сколько же надо этих проклятых денег, чтобы их хватило ровно настолько, насколько жизнь ей отмерила часов.

Она так уже никогда не смогла избавиться от безумной мысли о том, что чем больше она откладывает денег, тем меньше у нее остается шансов их все потратить, а, значит, все эти «отложения» (или, по крайней мере, часть их) бессмысленны, ибо не выполняют своей святой функции – освобождения ее от "станка". Каждый накопленный доллар жег ее сознание и наполнял душу ее мелкими иголочками щемящего беспокойства и животного страха. Деньги нельзя было больше копить, но и бросить копить тоже было невозможно.

           

Очень давно, в совершенно чужой теперь прошлой жизни она закончила институт иностранных языков и успела немного поработать редактором художественного перевода в издательстве иностранной литературы. Она никогда не вспоминала эти годы, лишь однажды, читая рассказ Джона Апдайка, машинально перевела на русский и несколько раз проговорила сама с собой слова главного героя - я думал, что это был я в молодости, и только потом до меня дошло, что это был просто я.

                                                                                                                      Чикаго, март 2001 г.

Комментировать Всего 7 комментариев
Борис, здОрово!:))

Вот не зря мы тут постоянно возвращаемся к безусловному базовому доходу :))

Как хорошо быть человеком, свободным от рабства зарабатывания на жизнь!

И - счастливым от возможности заниматься любимым делом...

Которое - хорошо бы (добавлю от себя) - ещё и было бы "миссией". Миссия переводящего тексты - объединение отдельных культур в Общечеловеческую Цивилизацию:))

Аж завидно!:))

Ахиллес и черепаха

Светлана, большое спасисбо за отзыв, но, должен сказать, что грань между необходимым и достаточным очень сложно найти (иногда просто увидеть ее существование), и она далеко не полностью "вычисляется" уравнением, описывающим взаимоотношения между базовым (это понятие у каждого свое) доходом и счастьем занятия любимым (любовь - тоже довольно коварное определение) делом. Мне кажется, все дело в жизненных приоритетах, выстроив шкалу которых (то есть шкалу КАЧЕСТВЕННЫХ характеристик каждого из них), можно уже пытаться как-то КОЛИЧЕСТВЕННО оценить вероятность их (приоритеов) достижения. В противном случае начинает действовать известный парадокс "соревнования" Ахиллеса и черепахи, который упирается в бесконечность.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Борис, «теорема минимакса»!

Просто обеспечиваем всем некий безусловный минимум выплат. Всё!

Дальше цепная реакция. Каждый понимает, что с голоду не умрет, крышу над головой иметь будет, экстренно - если что - спасут.

Кто-то этим удовлетворится и будет писать, например, картины и дарить кому захочется (из жизни пример). 

Доя кого-то это будут "лишние" деньги (есть другой доход), он их потратит на благотворительность, разовьётся третий сектор.

Кто-то, живя на безусловный базовый доход, разовьёт свои таланты и потом сказочно разбогатеет:))

Кого-то просто отпустит чувство вины из-за того, что люди страдают от нищеты, а он не может им помочь:))

И вообще... Это будет гораздо более свободное общество.

А я бы в таком обществе знаете чем хотела бы заняться? Профилактикой (новых) проблем, вызовов, возникающих из-за этого глобального изменения жизни, какого люди никогда не знали. 

Ранней профилактикой. Педагогической. Какие понадобятся новые структуры, институты? Откуда возьмутся профессионалы, умеющие с новыми бедами справляться? Что может служить индикаторами, как измерять? Безумно же интересно!

А каких людей объединит эта проблематика! В эту среду попасть - вот было бы классно! Я была там в 90-е...:))

Светлана, большинство людей начнет спиваться или искать себе сомнительные развлечения, т.к. им ничего не необходимо будет делать, а занять себя им нечем. На творчество и занятие любимым делом способны совсем не многие.

" большинство людей начнет спиваться или искать себе сомнительные развлечения, т.к. им ничего не необходимо будет делать, а занять себя им нечем. На творчество и занятие любимым делом способны совсем не многие."

Я бы отнеслась с пониманием к любым формам поведения, которые не вредят окружающим. Себе - можно.

Те, кто своим поведением осложняют жизнь другим, делают так независимо от. Окружающие защищаются в меру сил и по всему спектру.

При наличии безусловного базового дохода найдутся люди, готовые помочь тем,  кто сам не может себя эффективно развивать, но хочет. 

Останутся те, кто не хочет. Две категории: одни тихо разлагаются, деградируют, никому особо не мешая. И ладно. Другие мешают - с ними как сейчас.

/Как хорошо быть человеком, свободным от рабства зарабатывания на жизнь!/

Светлана, я сознательно сделался человеком, озабоченным зарабатыванием на жизнь

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

«Сознательно сделался человеком озабоченным» -

Ваше право, Вячеслав.

Есть выбор - человек его делает.

Но выбор пусть будет!

У Вас есть безусловный базовый доход, но Вы его отдаёте "дяде" (добровольно), а себе на жизнь озабоченно зарабатываете. 

Еще один вариант быть счастливым:))