Все записи
МОЙ ВЫБОР 06:07  /  5.04.21

400просмотров

От Трамбо до Трампа: почем новый «культурный маккартизм»?

+T -
Поделиться:

В своем прошлом блоге я опубликовал свой перевод статьи из газеты Нью-Йорк Таймс, автор которой исследует тему так называемых политкорректности (political correctness) и политического самосознания (political identity) на решения издательств в области художественного (поэтического) перевода, что на практике означает фактический запрет на профессию для переводчика, если его цвет кожи, пол, не говоря уже о вероисповедовании, не совпадают с таковыми автора, которого он (или она) собирается переводить.

И как в этой связи не вспомнить знаменитую историю Далтона Трамбо (Dalton Trumbo) – сценариста, талант которого позволил ему стать частью довоенной голливудской элиты. Однако, его активное членство в Коммунистической партии США вызвало сильное неудовольствие таких убежденных антисоветчиков в индустрии развлечений, как колумнист Гедда Хопперо (Hedda Hopper) и актер Джон Уэйн (John Wayne). Трамбо был в числе 10 сценаристов вызванных повесткой для дачи показаний в Комиссии Палаты представителей США по антиамериканской деятельности (HUAC) в отношении коммунистической пропаганды в голливудских фильмах. Сценаристы отказались отвечать прямо на поставленные вопросы, будучи уверенными в том, что либеральное большинство в Верховном суде отменит вынесенный им приговор за неуважение к Конгрессу. Однако они ошиблись, и Трамбо, в частности провел за решеткой 11 месяцев в 1950 году. Реабилитирован он был (и то только в общественном мнении, поскольку юридической реабилитации даже по истечении длительного срока в США добиться практически невозможно, поскольку автоматического снятии судимости по истечении срока  давности по уголовным преступлениям в американском законодательстве не предусмотрено) лишь через десять лет и успел еще написать сценарий к культовому фильму «Спартак» Кирка Дугласа. И все же репутация Трамбо и его материальное положение были сильно подорваны, а Америка на долгие годы потеряла одного из своих самых блистательных киносценаристов.

Времена сейчас в США по сравнению с периодом «холодной войны» значительно более «вегетарианские», однако ущерб, который наносится и будет еще нанесен ее социокультурной среде новым «культурным маккартизмом» (а так называемая политкорректность и политическое самосознание есть, на мой взгляд, не что иное, как форма самоцензуры и современной "охоты на ведьм") еще только предстоит оценить. В этой колонке я попытаюсь оценить воздействие «культурного маккартизма» на качество современной англоязычной поэзии в США и, в частности, на качество так называемых «инаугурационной» поэзии, то есть стихотворений, которые поэты, приглашенные вновь избранными президентами США читали во время их инаугураций

Включение поэзии в инаугурационную церемонию является относительно недавним явлением. Только четыре Президента (известные своей любовью к поэзии) – Джон Ф. Кеннеди в 1961 году, Билл Клинтон в 1993 и 1997 годах, Барак Обама в 2009 и 2013 годах и Джо Байден в 2021 году включили  поэзию в свою инаугурационную церемонию. Я хотел бы представить участникам и читателям «Сноба» в своем переводе инаугурационную поэзию Роберта Фроста (потомка белых эмигрантов из Англии и Шотландии, получившего неполное высшее образование в Гарварде), первого поэта, прочитавшего свое стихотворение "Дар Божий" на инаугурации Джона Кеннеди 20 января 1961 года, и Аманду Горман (Чернокожую поэтессу и активистку - именно так теперь политкорректно писать слово Black - с заглавной буквы!), прочитавшую свою поэму "Покоряя вершину" на инаугурации Джозефа Байдена 20 января 2021 года.

История инаугурационного стихотворения Роберта Фроста по-своему необычна. Роберт Фрост был приглашен прочитать одно из своих стихотворений на инаугурации Джона Кеннеди 20 января 1961 года. Ему в тот год исполнялось 86 лет. Однако, когда он вышел к микрофону, готовясь прочитать стихотворение, написанное специально к инаугурации, под названием «На инаугурацию Джона Ф. Кеннеди», яркий солнечный свет ослепил его, и он был не в состоянии написанные на бумаге буквы. К его чести, он не растерялся и вместо этого прочитал по памяти ранее (в 1930 году) написанное  и опубликованное в 1942 году стихотворение Дар Божий (Gift Outright). Теперь большинство критиков сходятся во мнении, что это стихотворение гораздо сильнее написанного «по случаю» и гораздо более синонимично с инаугурацией Джона Кеннеди – первого американского президента-католика, чьи предки переселились из Ирландии а США в середине 19-го века.

В этом стихотворении, состоящим всего из 16 строк, заложен глубочайший смысл недолгой истории Соединенных Штатов - государства, выросшего на чужой земле и из чужой земли. Земля эта стала «нашей» (то есть была колонизирована) еще до того, как американские переселенцы из Европы стали ее детьми, как много веков до них стали ее детьми североамериканские индейцы.

Роберт Фрост нашел одно удивительное слово, которое объединило «все сущее» на североамериканском континенте, независимо от расы, происхождения и вероисповедания. Это общее слово - «Земля» - та Земля, которая приютила всех прибывших сюда еще до того, как она стала их настоящим домом. В этом смысле стихотворение Фроста является художественным антиподом написанной незадолго до него поэмы Томаса Эллиота Потерянная земля  (Waste Land).

Стихотворение написано в стиле «белого стиха» (blank verse), а именно, нерифмованного ямбического пентаметра. В этом поэтическом стиле писали Мильтон («Потерянный Рай»), Шекспир («Ромео и Джульетта» и драматические произведения, а также сонеты, кроме 145-го), Уордсуорт и другие. Этот поэтический размер подразумевает наличие (обычно) десяти слогов на строку, причем слога собраны в пять метрических стихов, в каждом по одному ударному слогу, за которым следует безударный слог.

Gift Outright

The land was ours before we were the land’s
She was our land more than a hundred years
Before we were her people. She was ours
In Massachusetts, in Virginia,
But we were England’s, still colonials,
Possessing what we still were unpossessed by,
Possessed by what we now no more possessed.
Something we were withholding made us weak
Until we found out that it was ourselves
We were withholding from our land of living,
And forthwith found salvation in surrender.
Such as we were we gave ourselves outright
(The deed of gift was many deeds of war)
To the land vaguely realizing westward,
But still unstoried, artless, unenhanced,
Such as she was, such as she will become.


Дар Божий

Земля стала нашей еще до того, как мы стали ее
Она стала нашей землей более сотни годов
До того, как мы стали народом ее. Она стала нашей
В Виргинии и в Массачусѐтсе,
Но сами мы были британской короны сыны,
Владевшие тем, что не было чьим-то владеньем уже,
Одержимые тем, чем не более одержимы сейчас.
То, что стало добычею нашей, ослабило нас.
И пока не узнали, что это мы сами и есть,
Мы от нашей земли, на которой росли,
Брали, тотчас спасенье в покорности находя.
Такими, какими мы были, мы одарили себя
(Во множество актов войны превращая дарения акт)
Землею, что смутно на запад ползла,
Без прошлого все еще, безыскусна, груба.
Такою, какою была, и такою, что будет еще.

                                                     Москва, март 2021 г.

Анализ литературного качества поэмы Покоряя вершину (The Hill We Climb) Аманды Горман, которая прочитала ее на инаугурации Президента Джозефа Байдена 20 января этого года, - в моей следующей колонке.

Комментировать Всего 13 комментариев
То, что стало добычею нашей, ослабило нас."

Замечательная строчка из прочитанного Робертом Фростом на  инаугурации Кеннеди,  толкает подумать не только о Земле под названием Америка, которую завоевали и освоили переселенцы, но и шире - о Земле, на которой простиралась Британская Империя, и ещё шире - о том, чего достиг  Великий Художник! Который вроде на вершине, но и там на пике своём - он вдруг сам видит свои слабости... Или не видит. Но они есть. Толстой, Достоевский,Тургенев...

Мне не очень ловко хвалить эту идею и этот пост Ваш, Борис, после  "отличной рецензии" на мой РГ (хотя в ней достаточно сигналов, чтобы не принять её как род славословия), но скажу, что Вы ставите меня в тупик. Ещё раз заглянул в личку, и увидел, что род Ваших занятий - научные исследования, консалтинг в области экологии, по профессии Вы экологический химик,  кандидат биологических наук, постдокторантура по этой же линии...

Как, каким образом Вы совмещаете всё это с профессиональным переводом, анализом литературных и поэтических текстов? Мне казалось, что эта часть Ваших интересов должна быть любительской...  Ни черта подобного:)!  

Эдурад,

Общаться и полемизировать с Вами - удовольствие особого рода. Это удовольствие осозновать, что между нами есть что-то очень важное, а именно Слово...

Что касается моей "двойной" жизни, то, на самом деле, литература была у меня "в крови" чуть ли не с рождения (двоюродный брат моего отца - Илья Эренбург). Прочитав в шесть лет "Кондуит и Швамбрания", я разразился своей собственной "антиутопией" "Кандибоберия". По прошествии многих лет, прочитав вольтеровский "Кандид, или Оптимизм" (Candide, ou l’Optimisme), был потрясен неким единым концептуальным посылом моей "детской игрушки" и откровениями классика.

Ну, а дальше была элитная английская спецшкола, одноклассники-дети послов и послих и мечты о журфаке. Но... с фамилией Аронштейн не брали ни на Биофак МГУ, ни в медицинский, а только в Тимирязевскую академию (о чем и не жалею).

Так что все, что Видите в "Снобе" - это продукт одной из жизней. Продукт другой - звания, патенты, профессорство ряда университетов, попытки спорить с "учеными мужьями" о происхождении жизни (один из моих университетских курсов). Просто с возрастом и финансовой и, главное, душевной независимостью вторая жизнь стала выходить на первый план. А в ней - работа на русскоязычном телевидении в Чикаго, издание двух двуязычных художественно-публицистических журналов и трех книг художественного перевода. Мне кажется, так и должно быть - от частного (каковым является естественная наука) к общему (каковым является творчество вообще и литература в частности)

Ну, Борис, я-то неуч, тоже получаю тут удовольствие от общения с Вами. И исключительно по этой самой причине -  "Слово" меня может ввести в экстаз. И я уже ничего не соображаю, никакой сдержанности в отношениях с людьми... И страшно люблю очаровываться. Оттого так часто попадаю впросак. Ведь среди множества людей, называющих себя друзьями, так мало  искренних и чистосердечных. По части же творчества лишь повторю:) Золя, (ценю его исключительно по одной "Нана"): "разоблачить меня смогут те, кто меня знает" -  после нападок на его "Творчество"...

Что же до родни Вашей, я подскочил от удовольствия. Эренбург автор "Хулио Хуренито" - блестящая вещь. И ещё я ценю Вашего родственника за то, что трубку курил. А про всё остальное, что я думаю о нём - Вы знаете из РГ:). Я был  бы осмотрительнее в провокации читать РГ, если бы знал о таком родстве:)

В "сухом осадке", Эдвард, это то,

что нас с Вами осталось двое. Что, собственно, и должно было рано или поздно произойти, Как и со мной (да и с Вами, как я вижу, тоже), это произошло "рано". Правда, на осознание этого у Вас ушло две книги и десять лет на "Снобе". У меня же - всего пара-другая колонок и шесть месяцев наивных попыток хоть чему-то научить и что-то показать. Результат - бойкот со стороны наиболее графоманской части проекта и еще одно доказательство великой максимы: "Хвалу и клевету приемли равнодушно/ И не оспаривай глупца".

Или, как сказала еще пара классиков: "Пилите, Шура, пилите, я знаю - она золотая".

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич, Анжелика Азадянц

Абсолютная правда. У меня такое же ощущение. И чтобы всё было ясно на будущее, сделаю две ссылки на этот наш диалог. Ровно две.

Борис, спасибо, за ваш просветительский (для меня он именно таков) труд.

Я нетерпеливая, и побежала читать The Hill We Climb. Буду ждать вашего перевода и анализа.

А пока я во власти чувства, что смирение и благодарность в современном обществе чуть ли не намеренно отождествляются со слабостью и часто даже глупостью. В то время как воинственность и аррогантность выдаются за добродетель...

Мария, спасибо за интерес -

это уже очень много. То, что Вы написали, правда, но в моем посте речь о неправильно понимаемом "равенстве возможностей", которое на поверку оказывается тщательно выверенным политическим гандикапом.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

неправильно понимаемом "равенстве возможностей"

Помню в свой первый приезд в Нью-Йорк, в музее на острове Эллис, я сфотографировала только один плакат с надписью "AMERICA: Land of Equal Opportunity (certain restrictions may apply)".

Толпа никогда не читает мелкий шрифт, да и вообще не читает дальше лозунгов и речевок. Политики это хорошо знают.

Америка сильно изменилась

за тридцать с лишним лет (то есть за то время, что я в ней живу). И самое главное изменение - движение в сторону от здорового индивидуализма и рождаемой им бескомпромисности к тщательно выращиваему патернализму и дихотомически произрастаемому от него конформизму. Американцы все больше и больше видят желаемую ими жизнь в голливудских фильмах, за которомы они и прячутся с попкорном и пепси. Конвейрная "фабомка грез" стала (вместе с автомобилем Форда) конвейерным способом жизни и потребления культурных ценностей. Именно поэтому Америка идет в авангарде "культурного маккартизма". Европа пока сильно отстает...

Осмелюсь скромно предположить, что когда старые идеалы прогнивают изнутри, спасать их уже и не стоит, а куда важнее приложить силы к созданию здоровых новых. Но тут конечно сталкиваются интересы, капиталы, самолюбие в конце концов сильных мира сего...

"Конформизм и снобизм спят в глубине каждой постели..." Рабу гораздо проще оставаться рабом, нежели взять на себя ответственность за собственную жизнь, жизнь своей семьи и задуматься об истинных причинах происходящих в мире процессов. Тут на помощь не в последнюю очередь приходят и институты церкви, и "фабрика грез" и самый банальный страх перемен...

Все это справедливо

в отношении "дряхлеющих" европейских демократий, выросших из средневекового феодального патернализма, но очень обидно в отношении молодой демократии, построенной на индивидуальных правах, прописанных в Конституции. Если первые - медленно, со скрипом, отступая и делая зигзаги - к индивидуальным правам (и основанному на них) индивидуальному мышлению движутся, Америка, не наученная реальной "охотой на ведьм", опять пустилась вспять.

Мне, как еврею из СССР, это очень хорошо видно - национальные и гендерные квоты, расовые преференции, социальный гандикап...

Как известно, мудрый человек учится на ошибках чужих, умный - на своих, а глупец вообще не учится.

Мне кажется, Борис, простите если говорю очевидные истины, что дело сытости и довольстве последних десятилетий. Трудные времена рождают сильных личностей. Страдания инициируют процессы мышления и создают человеку почву для прорастания нравственности и духовности. В сытости же необразованное большинство практически неизбежно оскотинивается и разрушает самое себя.

Как все очевидные вещи (о которых Вы, Мария, пишете) -

они же и самые спорные. Но, думаю, что общий вектор правильный.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро