Все записи
МОЙ ВЫБОР 21:25  /  25.06.21

849просмотров

Ноктюрн

+T -
Поделиться:

Он сам не знал, что тогда на него нашло в маленьком уютном кафе У Ванды, притулившимся к аляповатому немецкому ресторану, с композицией по стенам из фанерных сосисок с известковой пивной пеной. В кафе было полутемно, полузабыто, полупрошло - корешки книг на полках, обтянутые тканью кресла, столики в ряд, две свечи на них и тихая мелодия Гершвина.

Она подошла к нему и несколько минут молча смотрела, как он мелкими, чуть-чуть затянутыми глотками смаковал Капучино... И делал вид, что не замечает ее - в лиловой юбке, черной, под горло, водолазке, с волосами иссиня-черными, вразлет, маленьким куполом вздымавшимся вокруг головы при ее резких поворотах.

- Как ворона, решающая, не опасно ли будет схватить брошенный кусочек сыра, - подумал он.

В этот момент она заговорила: "Я работаю очень тяжело, и поэтому меня считают очень ленивым человеком".

Он оторопел, и самим собою выдавилось: "Почему?"

- Просто, - карий глаз сверкнул и скрылся в копне, - только ленивые люди могут работать, не переставая, не давая себе возможности и труда подумать о том, как изменить путь к Голгофе, ну, хотя бы, скажем, укоротить его. Это не лень тела. Это лень мысли, сути, естества.

И вдруг резко, как бы щелкнув костяшками пальцев по невидимой поверхности: "Ты не такой. Мне кажется, ты сейчас меняешь кожу. Я вижу ее, сходящую с кончиков твоих пальцев. Они болят, зудят, жгут..."

Он инстинктивно убрал руки со стола, как будто ему сейчас указали на грязь под ногтями. И опять кто-то другой заговорил в нем его голосом, задав вопрос, от которого он убегал сорок лет: "Я умру?"

- Нет, вернее, не так скоро. Ты прекратил умирать несколько дней назад.

- Значит, я выживу?

- Отсутствие смерти не есть еще выживание. Ты, видно, хотел спросить, будешь ли ты жить? Я не знаю... Для тебя жить - означает иметь цель. Я не могу прочесть ее на твоем лице.

- Я хотя бы выиграю?

- Пожалуй, да, хотя и совсем не то, что ты рассчитываешь выиграть сейчас. Главное, что произойдет - осознание невозможности возврата к прошлому, невозможность прошлой жизни, предварительного бытия... Это, ведь, как осознание того, что девственность - не невинность, а невостребованность.

- А я?..

...Странно, кофе как будто хранил отпечаток ее взгляда, чуть-чуть топорщилась салфетка на столе, смятая его пальцами, но ее не было. Только музыка Гершвина немного отдалилась...

                                                                                                             Хьюстон, февраль 1997 г.

Комментировать Всего 9 комментариев
Фраза, стоящая всей зарисовки.

- Как ворона, решающая, не опасно ли будет схватить брошенный кусочек сыра, - подумал он.

Сила... Большей хрени из-под Вашего пера, Борис, я не читала. Читала-читала и вспомнила детский анекдот: в общем, Чапаев преподаёт высшую математику. Рисует на доске формулу, вызывает Петьку и говорит: "Петька, а разложите-ка мне этот квадратный трёхчлен!". А Петька ему: "Василий Иванович, я не то что разложить - я даже представить себе такое не могу!". Вот и я так же... и я, и мои знакомые - дала почитать своим гостям: обхохотались! И Вы номинировались на роль редактора моих текстов?! Помилуйте! Врачу: исцелися сам. 

Гертруда Стайн учила молодого Хэмингуэйя: "Нужно не рассказывать, а показывать". ОК. Начинаем с первого абзаца - с "композиции по стенам из фанерных сосисок с известковой пивной пеной" (а кафе-то уютное!). Дальше - больше: "Она подошла к нему и несколько минут молча смотрела, как он мелкими, чуть-чуть затянутыми глотками смаковал Каппучино". Опустим, что в русском языке слово "капучино" пишется без удвоения согласных. Она - это кто? Официантка? Соседка по столику? Просто прохожая? Вы можете себе представить "ону" (то есть "некту"), кто бы подошёл к Вашему столику и несколько минут молча смотрел, как Вы пьёте кофе?! Несколько минут - это ж целая вечость! А Вы пьёте себе и пьёте - мелкими, чуть затянутыми глотками: Вы сами так пробовали, Борис? Мелкими и затянутыми? Дальше - больше: "он оторопел, и самим собою выдавилось". Мы с друзьями и так пытались это представить, и эдак: откуда, через какое место оно выдавилось? Опять же умолчим про несогласованность предложения... И так далее, и в том же духе.

Не поленилась - залезла в Ваши комментарии к посту Елены Лейв (ибо запомнилось): "моя чувственно-ассоциативная цепочка начинается не с Образа (как у авторов оригинальных произведений), который ведет к Слову, а со Слова, который ведет к Образу". Как ни грустно, никуда оно не ведёт. Вы просто складываете красивые слова в некрасивые предложения, и Ваши так называемые образы - это как "чудесная картина" в каморке папы Карло: нарисованный очаг с кипящей на нём похлёбкой. Ткнёшься в него, а там фальшак, пустота - ничего нет, одни пафосные претензии. 

Однако графоманам нравится графоманистое.   

Мой развернутый ответ Вам,

г-жа Бистрофф, в открытом посте "Пошлость". Здесь же я отвечу исключительно по вопросам орфографии.

Да, действительно, итальянское слово Cappuchino (с двумя "р") транскрибируется в русском языке как Капучино (с одним "п"). И на это можно было бы мне указать без злобы и хамства. Что я и делаю здесь в отношении склонения Вами фамилии великого американского романиста. При склонении этой фамилии буква "й" в русскоязычной транскрипции пропадает. В употребленном Вами родительном падеже должно быть: "Гертруда Стайн учила молодого Хэмингуэя". 

И еще раз, обратите внимание, без всякой злобы и хамства.

Прочла Вашу "Пошлость", Борис. Конечно, это было ожидаемо: любой негативный отзыв на Ваши публикации - это злоба и хамство, не иначе. Причём, как упомянул Э. Гурвич, хамство компанейское: брата, свата, друзей-знакомых и всех остальных. Ведь он, как и вы, пишет не для читателей (т.е. братов-сватов), а для критиков - ценителей высокой прозы, "борисоваронштейнов". И про мой псевдоним тоже ожидаемо - прям по Сократу: если оппоненту нечего предъявить, говорят, что он рыжий))). Естественно, я знаю этимологию фамилии "Бистрофф" и отношусь к этому весьма спокойно: такая транслитерация (Bistroff) была уместна, когда я работала в Лондоне. С тех пор так и осталось: под этим именем меня знают, пусть будет.

Не поняла насчет злобной и давнишней "визитной карточки" в соцсетях: Вы же говорили, что далеки от этого - от соцсетей? И в участии не замечены (кроме "Сноба")? Что Вы про них знаете - и про меня там? С чего бы такое обобщение? С того, что критикую Вас и Эда? Не значит ли это, что Вы субъективны? 

Ну и да - пишите ещё... посмёмся.

Про Хэмингуэя согласна - ошиблась. 

Анна, а почему вы просто не проходите мимо пустоты? Ведь если она так омерзительна, инстинктивно хочется убраться подальше, а не остаться смаковать. Зачем Вам, состоявшейся реализованной потрясающей женщине самоутверждаться за счет других людей. Ведь ваш комментарий и правда высмеивает и унижает творчество Бориса, который Вас в судьи не звал. Ваш тон -противоположность уважительному. 

Лучше иногда полениться, чем позволить разростись энтропии зла и желчи собственными словами.

Маша, мы же вроде на "ты" - нет?)

Объясняю: да, ты совершенно права - в 98% прохожу мимо пустоты (некогда и ни к чему). А тут было время, захотелось развлечься (а вовсе не самоутвердиться - с этим у меня всё в порядке, как ты заметила). К тому же, у повода была подоплёка: оба господина (что хозяин блога, что его адепт) отчего-то самопровозгласили себя цензорами всея "Сноба" - не раз прохаживались по постам других участников (дескать, и тема не та, и слог не такой - "Сноб" не место для плебеев). Налицо библейский тезис (я про соринку в чужом глазу и бревно в собственном). Ну и да - по существу, то есть по "Ноктюрну": взрослые, образованные, духовные, состояшиеся во всех отношениях люди над текстом похихикали (то есть дура не я одна).

Да, текст Бориса я высмеяла, ибо есть над чем смеяться. Насчет унижения не согласна: если он так прочувствовал (то есть унизился) и даже разразился отдельным постом - я-то здесь при чём? Стало быть, по живому... ибо такие сырые графоманские тексты и вправду выставлять стыдно.

А то, что в судьи не звал... Машечка, оксюморон! Для чего мы публикуем свои опусы? Чтобы узнать реакцию на них, и пусть кто-то попробует это опровергнуть (тогда пишите в стол - и дело с концом). Исходя из твоего посыла, негативная критическая рецензия - это оценочное суждение ("в судьи никто не звал"), а хвалебная - welcome? Как-то не стыкуется...

И напоследок: с этими господами обсуждать мне нечего - горбатого могила исправит, дай Бог им здоровья... ухожу, ухожу, ухожу. А встрече с тобой буду рада:  я выписалась из больницы... хотя всё непросто. Когда спадёт жара, можно таки съездить в парк Покровское-Стрешнево - походим (даже с детьми).      

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

В моем представлении развлекаться за счет других, даже в компании единомышленников и с уверенностью в собственной правоте, дело нехорошее. Не могу не согласиться с тобой про соринку, джентельмены бывают задирчивы...

Мне кажется, что выбор всегда за человеком - посмеяться или нет, осудить или нет, и насколько жесткий выбрать язык. 

И мне очень жаль,как много яда за последний месяц вылилось на страницы Сноба. Много интереснее и продуктивнее тратить время на созидание и поддержку, нежели на критиканство и осуждение кого бы то ни было.

Правда, говорят на Снобе так было заведено давно...

По существу, Борис.

Понимаете, я бы лично не стал раздаривать "Записные книжки". Ведь их заводит всякий, кто пробует выразить Словом то, что фиксирует острый глаз сочинителя. Кстати, англичанам это близко. У англичан есть Слово ( и это Вы своими переводами донесли до нас). Именно потому у англичан нет живописи. Она им не нужна:).

Так вот, в Ваших миниатюрах ( а они из записных книжек) много такого, что легко украсть. И эти зарисовки, как я думаю, для серьёзной работы, если у их автора есть амбиции Художника. А если их нет, то всё Вы делаете правильно - выставляйте в Снобе. Будем у Вас красть:)). И говорить спасибо.

Приведу пару примеров. Ваше: она, "как ворона, решающая, не опасно ли будет схватить брошенный кусочек сыра", - подумал он". Ещё пример "Я работаю очень тяжело, и поэтому меня считают очень ленивым человеком".., и потом пояснение, кстати, блестящее...

Фицджеральд отмечал: "Умно выраженное отрицание любой общепринятой идеи может оказаться бесценным".

Что же касается критики, с которой Вы столкнулись, мне даже трудно что-то добавить нового. Конечно, тут, как обычно, используется и замшелый анекдот, и банальнейшая из-за частого повторения фраза "Нужно не рассказывать, а показывать"... Ну, и Грамматика в помощь. Да, слово "капучино" неправильно написано. Преступно!:)

У того  же Фицджеральда, автора романа "Ночь нежна",  читаю такую строку:"в одной повести Пушкина ". А речь-то идёт о дуэли Печёрина и Грушницкого.

Сколько радости для буквоедов! И что? Кто замечает это? Только школьная критика российская. Как и ошибки в правописании, на которые англичане просто не обращают внимания. Идеи, удачные находки, детали художественного текста - вот что анализируется. Я к тому, что  мелочь это: Фицджеральд у себя в блестящем романе  с Пушкиным обмишурился . А роман какой "Ночь нежна"! И стоит эта ошибка всего-то какого-то скромного примечания. Забавно, не более.

Что же касается оголтелой критики, поддержанной тётей, братом, сватом;), друзьями, это дело вкуса каждого - кого брать в своё окружение, чтобы держать в тонусе свои необоснованные литературные амбиции. Тут ведь Критика Вашего, Борис, бросает от восхищения (в комментариях её можно отыскать: мол, стоят мои книги у неё в закладках, служат, руководством в жизни, инструкцией как надо и как не надо писать), а то вдруг объявление всего графоманией, а комплименты - жалостью...

Да я бы доверился и такому Критику, если хотя бы комментарии евойные;)не содержали пошлости, типа"калиброванная личность", "калиброванный эгоист"... Не о чем говорить.

Верно, "графоманам нравится графоманистое", а вот что нравится Критикам такого калибра- много хуже.

По вопросу грамматики я уже ответил г-же Бистрофф

в своем комментарии на ее "рецензию". К сожалению в слове "Капучино" меня подвела, что называется, "побуквенная" транскрипция слова Cappuchino (с которым я - не поверите! - в СССР был не знаком, по случаю отсутствия в моем кругу продукта, таким словом обозначаемого). 

И при этом, без всякой злобы и жлобства указал г-же Бистрофф, что склоняемая в русском языке фамилия великого американского романиста Хэмингуэя лишается присутствующей в именительном падеже буквы"й".

Что касается "записных книжек" и возможности их кражи, то, во-первых, в отличие от своих переводов, я не защищаю их авторскими правами, а, во-вторых, тем и отличаюсь от графомана (к которым меня отнесла в конце своей "рецензии" г-жа Бистрфф), что не стремлюсь всеми силами опубликовать их в печатном издании. Если кто-то опубликует их под своим именем, я даже буду рад - у них будет больше читателей.

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич