Оказывается, понятие "бренд" может также стать объектом законотворческой деятельности, то есть бренд можно как присвоить, так и отобрать законодательно.

Несколько дней назад в России был принят закон (подписанный аж самим Президентом РФ), в соответствии с которым название «шампанское» разрешается использовать только для напитков, произведённых в России. То есть название провинции Шампань еще у французов не отобрали, а название производимого там по уникальной технологии алкогольного напитка - уже. И, что самое интересное, - богатейший европеец Арно (производитель в, частности,  алкогольной продукции Moët Hennessy) сначала направил российским партнёрам письмо с решением о прекращении поставок шампанского в Россию на неопределённый срок, а затем сам же свое решение дезавуировал. И это при том, что объем экспорта этого производителя в Россию составляет лишь 2% от его общего объема экспорта (для сравнения - 65% всего потребления шампанского на огромном рынке США приходится на три бренда шампанского - Veuve Clicquot, Moët & Chandon и Dom Pérignon). 

А теперь почувствуйте разницу... 

 

Пару недель назад Армения взяла на себя обязательство полностью отказаться от производства алкогольных напитков под названием "коньяк" (к коньякам, в том числе, относится и часть продукции Hennessy). По законодательству ЕС право на такое название имеет только продукция, произведенная в определенном регионе Франции (как, впрочем, и шампанское). В ответ на это добровольное решение Армении ЕС выплатит Армении €3 млн в качестве возмещения издержек при ребрендировании.

В заключение хочется пожелать совместному предприятию французских и российских виноделов успехов в деле создания уникального бренда "Советско-французское шампанское". Ну, как в свое время табачного бренда "Союз-Аполлон", если кто еще помнит...

А вот почему Арно превратился в "алкогольного Шредера"  и почему законодательство ЕС не защитило шампанское - тема отдельного разговора.