Все записи
19:35  /  10.02.21

2107просмотров

Россия. Особенности национального мазохизма

+T -
Поделиться:

Я не знаю, с ка­ким ком­плек­сом идей ас­со­ци­иру­ет­ся у рос­си­ян сей­час Рос­сия. То, что я слы­шу в ком­па­ни­ях дру­зей-эмиг­рантов или чи­таю в со­ци­аль­ных се­тях и но­вос­тных пор­та­лах, сво­дит­ся к стан­дар­тно­му на­бору рус­ско­го ин­телли­ген­та всех вре­мен и на­родов. С од­ной сто­роны — «рус­ская идея», «осо­бый путь» и «умом Рос­сию не по­нять». С дру­гой — «куль­тур­ная свер­хдер­жа­ва», «им­пер­ская сос­тавля­ющая» и «по­ра б уже, яд­ре­на мать...»

Ка­жет­ся, что осо­бый путь Рос­сии — кис­нуть на веч­ном рас­путье. В пос­тсо­вет­ские вре­мена ис­ка­ли но­вую на­ци­ональ­ную иден­тичность в бур­ном ми­ре пос­тмо­дер­на. Вро­де, наш­ли свою, пусть уд­ру­ча­ющую, но впол­не пред­ска­зу­емую ни­шу — пра­вос­лавный на­ци­она­лизм. А все рав­но бур­лит ма­туш­ка-Русь, по-преж­не­му мчит­ся го­голев­ская трой­ка, зве­ня ко­локоль­чи­ками, не­ведо­мо ку­да.

Как по­ет сов­ре­мен­ный рос­сий­ский бард Ти­мур Ша­ов:

«Да, не­лег­ко жить в пе­реход­ную эпо­ху! И сколь­ко ждет нас впе­реди ду­шев­ных мук! Но, как ска­зал Мар­киз де Сад За­хер-Ма­зоху: "Ну имей­те же тер­пе­ние, мой друг!"»

…И все же рус­ская ин­телли­ген­ция — по обе сто­роны оке­ана — ищет вы­ход из ка­жуще­гося пер­ма­нен­тным куль­тур­но-по­лити­чес­ко­го ту­пика. В од­ной из не­дав­них бе­сед со зри­теля­ми лю­бимый мной рос­сий­ский пи­сатель-са­тирик Вик­тор Шен­де­рович срав­нил Рос­сию с Ве­ликоб­ри­тани­ей. Обе стра­ны, за­метил он, ос­но­вали мощ­ные им­пе­рии и соз­да­ли неп­ре­ходя­щие куль­тур­ные цен­ности. Но ког­да пе­ред Ан­гли­ей встал вы­бор меж­ду им­пе­ри­ей и куль­ту­рой, ан­гли­чане выб­ра­ли куль­ту­ру. Рос­сия дол­жна пе­рей­ти тот же ру­бикон, но рос­си­яне по­ка что всег­да вста­ют на за­щиту им­пе­рии.

А меж­ду тем опыт Ве­ликоб­ри­тании по­казы­ва­ет, что им­пер­ский за­кат вов­се не рав­нозна­чен кон­цу све­та для жиз­ни на­ции. Им­пе­рии вос­ста­ют и ру­шат­ся, а куль­тур­ные свер­ше­ния ос­та­ют­ся на ве­ка. Вот и бри­тан­цы от­ка­зались от им­пер­ских ам­би­ций, за­то сох­ра­нили свои бо­гатые куль­тур­ные тра­диции.

К мне­нию Шен­де­рови­ча при­со­еди­ня­ет­ся и еще один по­чита­емый мной рус­ский ин­теллек­ту­ал — док­тор ис­то­ричес­ких на­ук, про­фес­сор Нью-Й­орк­ско­го уни­вер­си­тета Алек­сандр Янов. В од­ной из не­дав­них пуб­ли­каций Янов пи­шет, что к кон­цу де­вят­надца­того ве­ка Рос­сия ста­ла «куль­тур­ной свер­хдер­жа­вой», а во вто­рой по­лови­не сле­ду­юще­го сто­летия, — су­пер­держа­вой им­пер­ской, со­вет­ской. Раз­вал СССР выз­вал у рос­си­ян, при­вык­ших гор­дить­ся сво­им оте­чес­твом, ес­тес­твен­ную ре­ак­цию — чувс­тво на­ци­ональ­но­го уни­жения. Но бо­роть­ся с ним, как счи­та­ет Янов, нуж­но, не воз­рождая им­пер­скую мощь, а раз­ви­вая куль­тур­ное нас­ле­дие Рос­сии.

Все это, ко­неч­но, так, но раз­ве что в чис­той те­ории. А вот на прак­ти­ке де­ла об­сто­ят ку­да слож­нее. Возь­мем, к при­меру, еще один ас­пект из­вечно­го спо­ра меж­ду куль­ту­рой и ци­вили­заци­ей.

В чем, собс­твен­но го­воря, суть ци­вили­зации? Преж­де все­го — в неп­ре­лож­ной влас­ти за­кона, ко­торый за­щища­ет че­лове­ка от се­бе по­доб­ных. В этом смыс­ле, в аф­ри­кан­ских или ла­тино­аме­рикан­ских стра­нах уро­вень ци­вили­зован­ности весь­ма не­высок. По ис­то­ричес­ким мер­кам го­сударс­тва «треть­его ми­ра» об­ра­зова­ны весь­ма не­дав­но. Опы­та го­сударс­твен­но­го уп­равле­ния не на­копи­ли. С ши­роко­мас­штаб­ным во­ровс­твом и кор­рупци­ей не справ­ля­ют­ся. А по­сему и граж­да­нам фи­нан­со­вую не­зави­симость и проц­ве­тание обес­пе­чить не в сос­то­янии. В ре­зуль­та­те лю­дям при­ходит­ся тра­тить боль­шую часть сво­ей жиз­ни на то, что­бы вы­жить. И у них нет ни фи­зичес­ко­го вре­мени, ни ду­шев­ных сил на вы­соко­ин­теллек­ту­аль­ное куль­тур­ное твор­чес­тво. По­это­му в тех стра­нах, где нет раз­ви­той ци­вили­зации, неп­ре­мен­но от­сутс­тву­ет и куль­ту­ра, по край­ней ме­ре ми­рово­го мас­шта­ба.

Нап­ро­тив, в стра­нах, дос­тигших ци­вили­заци­он­ной зре­лос­ти, и куль­ту­ра быс­тро дос­ти­га­ет со­от­ветс­тву­юще­го уров­ня. В этом и зак­лю­ча­ет­ся смысл раз­ли­чия меж­ду Ла­тин­ской и Се­вер­ной Аме­рикой или меж­ду Аф­ри­кой и Ев­ро­пой.

А как же Рос­сия? Рос­сия в дан­ном слу­чае пред­став­ля­ет со­бой ис­клю­чение из об­ще­го пра­вила. Нес­мотря на ты­сяче­лет­нюю эво­люцию рос­сий­ской го­сударс­твен­ности, в ци­вили­заци­он­ном пла­не она не­дале­ко уш­ла от прес­ло­вуто­го «треть­его ми­ра». То же мас­со­вое во­ровс­тво, чи­нов­ничья кор­рупция, су­деб­ный бес­пре­дел, бес­пра­вие и не­потизм. Од­на­ко в ус­ло­ви­ях за­тянув­ше­гося на ве­ка ци­вили­заци­он­но­го ха­оса, в Рос­сии, как тра­ва сквозь ас­фальт, про­рос­ла мощ­ная куль­ту­ра, и в са­мом де­ле прев­ра­тив­шая ее в де­вят­надца­том ве­ке в куль­тур­ную свер­хдер­жа­ву.

В этом, по-мо­ему, и сос­то­ит од­на из су­щес­твен­ней­ших черт Рос­сии. Ее дей­стви­тель­но осо­бый и мно­гос­тра­даль­ный путь. Бо­лее то­го, ес­ли вчи­тыва­ешь­ся в рос­сий­скую ис­то­рию, то не по­кида­ет ощу­щение, что рус­ская куль­ту­ра как бы под­пи­тыва­ет­ся ци­вили­заци­он­ны­ми про­вала­ми. Не зря ведь по­пуляр­ная рус­ская пос­ло­вица гла­сит: «Чем ху­же, тем луч­ше». Мож­но наз­вать это дес­трук­тивной лю­бовью к стра­данию или на­ци­ональ­но-куль­ти­виру­емым ма­зохиз­мом. Но рус­ским, дей­стви­тель­но, пре­тит пов­седнев­ный ме­щан­ский быт, сы­тая, спо­кой­ная и бла­гопо­луч­ная ру­тина.

Ког­да кру­гом од­на тишь да гладь — на рус­ско­го че­лове­ка на­вали­ва­ет­ся все­лен­ская хан­дра. И тог­да «Он, мя­теж­ный, про­сит бу­ри, как буд­то в бу­рях есть по­кой». Что и го­ворить, толь­ко ис­тинно рус­ский по­эт мог на­писать эти стро­ки, так­же же, как и зна­мени­тое — «Бла­жен, кто по­сетил сей мир в его ми­нуты ро­ковые».

Один мой зна­комый аме­рика­нец, ув­ле­ка­ющий­ся рус­ской по­эзи­ей, од­нажды по­делил­ся сво­ими мыс­ля­ми о пес­не Вы­соц­ко­го «Ко­ни при­веред­ли­вые». «По­нима­ешь, — со­об­щил он мне, — ли­ричес­кий ге­рой Вы­соц­ко­го кри­чит, что­бы ко­ни ле­тели чуть по­мед­леннее. И в то же вре­мя он их по­гоня­ет и сте­га­ет нагайками, что­бы они ска­кали быс­трее. Это же не­разум­но». Ну что от­ве­тишь на это аме­рикан­цу? «До­рогой мой, — объ­яс­няю я ему, — ког­да ты про­чувс­тву­ешь эту си­ту­ацию, толь­ко тог­да и пой­мешь, что та­кое рус­ский ха­рак­тер и рус­ская судь­ба!»

ВИДЕО-ВЕРСИЯ СТАТЬИ — ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО МАЗОХИЗМА (видеоблог #2) — YouTube

 

Комментировать Всего 2 комментария

А гибельный восторг американца не смутил?

Эту реплику поддерживают: Михаил Сергеев

Хороший вопрос! Нет, не смутил - по-крайней мере, Лэрри мне ничего об этом не сказал. К тому времени он уже давно общался с русскими, читал русскую классику в оригинале. Видимо, привык к культурной парадигме. :)