Все записи
19:54  /  7.04.21

407просмотров

Россия и евреи: о метафизических ликах Иерусалима

+T -
Поделиться:

“И будет в тот день, живые воды потекут из Иерусалима, половина их к морю восточному и половина их к морю западному: летом и зимой так будет.” (Захария 14:8)

Фото: Стена Плача, Иерусалим, Израиль.

Россия и евреи - сложная, давняя и наболевшая тема в русской мысли, имеющая к тому же два аспекта - национальный и религиозный. Как и все остальные нации, русские и евреи соревнуются друг с другом. Оба народа - необычайно честолюбивы и не желают играть вторые роли в мировой исторической драме. Конкуренция между ними зачастую принимает агрессивный характер, прежде всего со стороны русских, располагающих могущественным государством.

Соперничество между евреями и русскими разыгрывается на фоне противостояния религиозного. Евреи - один из самых древних народов планеты, давший человечеству идею единобожия и пронесший ее через все испытания древней и новой истории. Иудейская религия в ее библейской и современной формах неразрывно связана с еврейским народом и составляет его духовный стержень. По сравнению с евреями, русский народ молод, и принадлежит к семье наций, принявших христианство - мировую религию, вышедшую из недр иудаизма.

Взаимоотношения иудаизма и христианства, отцовской и сыновней традиций, интересны и поучительны сами по себе. Впервые в истории они породили проблему преемственности монотеистических религий. Духовное средоточие древней истории составило отталкивание единобожия от язычества, столь нелицеприятно выраженное на страницах иудейских писаний[1]. Подобная веронетерпимость была затем перенесена и на диалог между еврейской и христианской религиями. Иудеи в массе своей не только не приняли Христа и не перестали исповедовать иудаизм, но и относились к соплеменникам, перешедшим в христианство, как к вероотступникам от Моисеева закона. Для христиан же, в свою очередь, Новый Завет как бы аннулировал Ветхий, а значит сделал из евреев отверженный, богоотступнический народ.

Взаимная неприязнь и даже враждебность между иудаизмом и христианством культивировалась на протяжении столетий. В нашем двадцатом веке она привела к Катастрофе европейского еврейства, унесшей миллионы жизней и поставившей этот народ перед угрозой уничтожения. Создание в 1948 году национального еврейского государства и развитие межрелигиозного диалога в христианском богословии явились долгожданными вехами на трудном и долгом пути к сближению. Признание же христианами самодостаточности еврейской религии для духовного спасения и отказ от прозелитизма среди евреев заложили фундамент для преодоления векового раздора[2].

Разумеется, это только начало, и религиозный, равно как и национальный антагонизм, развивавшийся веками, силен и по сей день. И все же, несмотря на многие расхождения и различия, евреев и русских сближает определенная схожесть в их исторических судьбах. Российские мыслители, затрагивавшие эту тему на рубеже столетий[3], указывали на некоторые черты их национального бытия, позволяющие прийти к такому выводу. Прежде всего, - и евреи, и русские - народы-страдальцы, хотя, следует заметить, что страдания их разного свойства.

Тысячелетние мытарства евреев, начиная с египестского пленения и вплоть до Катастрофы двадцатого века, напрямую связаны с Палестиной, землей, отданной, согласно Библии, иудеям самим Богом во владение. Жизнь на земле обетованной или, наоборот, потеря ее и рассеяние среди других народов имеют в библейской философии метафизический смысл. Смысл, характеризующий отношения евреев с Богом и символизирующий либо благословение, либо возмездие, награду или наказание свыше.

Вот почему знаковые, как говорят сегодня, события еврейской истории неразрывно связаны с Палестиной. Покорение Ханаана под предводительством Моисеева преемника Иисуса Навина и избавление народа от завоевателей Судьями Израилевыми; создание объединенного царства Давидом и построение в Иерусалиме его сыном Соломоном первого Храма; изгнание евреев из Палестины во времена вавилонской империи, длившееся несколько столетий, и второе великое рассеяние,  которое затянулось уже на девятнадцать веков, но снова закончилось возвращением и созданием государства Израиль в 1948 году.

В отличие от евреев, страдания которых сопряжены с крахом национального политического устройства, а искупление - с возвратом к таковому, русский народ претерпевает унижения на своей родной земле, будучи притесняем собственными правителями. По существу, вся история России - это сага о “собирании земель” и расширении державы, по мере которого удесятерялись и тяготы, переносимые россиянами. Глубоко символично само основание русской государственности, когда народ приглашает иноземцев править страной. Такое впечатление, что, если евреи боялись потери своего государства, то русские, наоборот, страшились его устроения. Последующая традиция российского самовластья от Ивана Грозного до Иосифа Сталина, сопровождаемая регулярным и массовым уничтожением населения, внушает самые серьезные к тому основания.

В двадцатом столетии страдания еврейского и русского народов достигают, кажется, наивысшего предела. Лишенное собственной государственности и беззащитное перед варварским антисемитизмом нацистов, европейское еврейство теряет в концентрационных лагерях шесть миллионов соплеменников. В то же самое время российская империя, скрывшаяся под маской коммунистического Советского Союза, достигает беспрецедентных размеров, - одну шестую часть суши, - и уничтожает десятки миллионов своих ни в чем не повинных граждан. Аушвиц и Колыма становятся символами двадцатого века, перечеркнувшими общепринятые представления о природе человека. Ключевыми событиями, требующими скорейшего и глубокого осмысления, если человечество намерено выжить в третьем тысячелетии.

Поистине библейские масштабы катастрофы, постигшей русский и еврейский народы, позволяют провести еще одну значительную параллель в их исторических судьбах. Речь идет о мессианском сознании, в высшей степени присущим обеим нациям и находящем выражение в их духовной культуре. Идея Божественного избрания, столь характерная для еврейской традиции, красной нитью проходит через священные Писания, почитаемые как в иудаизме, так и в христианстве. Мысль об особой миссии России, -  хотя и не находит явного подтверждения в священных книгах, - присутствует тем не менее в сочинениях многих русских мыслителей. Она принимает самые разнообразные формы, начиная от Филарета с его идеей третьего Рима и России как оплота истинной веры, и кончая Лениным, вынашивавшим мессианские планы, связанные с третьим Интернационалом.

Подобная двойственность русского мессианства, не подтвержденного религиозным авторитетом, но интуитивно ощущаемая интеллектуалами, нашла весьма адекватное воплощение в Советском Союзе. Миссия России в двадцатом веке приняла и впрямь глобальный характер, но по существу своему оказалась миссией со знаком минус, анти-религиозной задачей. Советский режим создал уникальную атеистическую империю, угрожавшую всем народам планеты, самому существованию жизни на земле.  

Создание атеистического государства, сплотившего народы, исповедовавшие три мировые религии - буддизм, христианство и ислам, и существовавшего в условиях крайне враждебного окружения и непрекращающихся репрессий в стране на протяжении трех четвертей века - было фактом из ряда вон выходящим. Все прежние нормы религиозной жизни в СССР были подвергнуты радикальному сомнению. Сама организованная религия, как форма человеческой культуры - отброшена как ненужный реликт. Человечество и ранее переживало такие эпохи, когда происходила коренная переоценка духовных ценностей. Впервые, однако речь шла не о местном, национальном или региональном, а о мировом кризисе и, соответственно, о всемирных путях его разрешения. Трагедия, постигшая европейское еврейство во время второй мировой войны, стала еще одной приметой надвигающего глобального перелома.

Еврейский Холокост - событие, соотносимое по своему духовному смыслу с разрушением второго иудейского Храма римлянами в семидесятом году новой эры. Разрушение центра религиозной жизни евреев на заре христианства стало началом великого рассеяния народа по всему миру, длившегося почти два тысячелетия. Катастрофа европейского еврейства, повлекшая за собой создание государства Израиль, ознаменовала окончание этого рассеяния, которое должно было произойти, согласно Библии,  “в те дни и в то самое время, когда Я возвращу плен  Иуды и Иерусалима” (Иоиль 3:1). В свете библейских сказаний, важен и тот факт, что столицей современного Израиля может стать Иерусалим - один из самых древних городов мира, восставший в наши дни из пепла забвения.

Иерусалим богат не только своей историей, но и необычайно сложной символикой. Иерусалим - библейский город, символизирующий в древнееврейской истории политическое и духовное единство Израиля. Это город Давида, легендарного царя-пророка, основавшего объединенное царство и сплотившего народ политически. Сын и преемник Давида, Соломон, построил здесь Храм, утвердивший древний Иерусалим как центр иудаизма. На протяжении всей тысячелетней истории евреев Иерусалим сохраняет свое двуединое духовно-политическое значение. Падение города и захват его иноземцами являются для иудея знаком Божьей немилости и наказания, неминуемо влекущего за собой изгнание с родной земли.

Так было во времена осады, взятия Иерусалима, и разрушения Храма вавилонянами в шестом веке до нашей эры, запечатленными Иеремией: “Как помрачил Господь во гневе Своем дщерь Сиона! с небес поверг на землю красу Израиля и не вспомнил о подножии ног Своих в день гнева Своего” (Плач Иеремии, 2:1). Так было и после разрушения второго Храма римлянами, в результате которого, как предсказывало Евангелие, иудеи “падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников” (Лука, 21:34).

Последующее восстановление города, совершившееся уже в наше время, описывается в Библии не просто как возврат народа к утерянному политическому и духовному единству. Будущее евреев в Ветхом и Новом Завете неразрывно связано с судьбой всего человечества. Поэтому третьей и, быть может, наиболее важной метафизической ипостасью Иерусалима, является глубинная связь древнего города с объединением всех народов и созданием всемирной цивилизации.

Иерусалим - духовная столица планеты, но не в смысле тривиального “еврейского заговора” или наоборот - формальной христианизации евреев. Иерусалим - средоточие духа в библейском, пророческом смысле: “И будет в этот день, сделаю Иерусалим тяжелым камнем для всех племен; все которые будут поднимать его, надорвут себя, а соберутся против него все народы земли” (Захария, 12:3). Захария говорит о войне народов против Иерусалима (Захария, 14:2), о духовной битве за всемирное объединение человечества, ведущейся за фасадом многочисленных политических, экономических, национальных и религиозных конфликтов.

Если ГУЛАГ - символ страдания людей, Божьего гнева и суда, то еврейская катастрофа, приведшая к созданию Израиля, - один из знаков грядущего возрождения человечества. Метафизическое путешествие из столицы Судного дня Москвы в Небесный Иерусалим, “святый город Иерусалим, новый сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего” (Откровение, 21:2), предваряет начало новой исторической эпохи и сулит обновление всем народам, а значит и России, и Израилю. Согласно библейским пророчествам, евреи будут иметь свою долю в “грядущем мире”. Хочется верить, что и новая, демократическая Россия также займет в нем подобающее ей место.

_________________________________________________________________

[1]В Моисеевом законе идолопоклонство каралось смертью: “Приносящий жертву богам, кроме одного Господа, да будет истреблен” (Исход 22:20).  Здесь и далее ссылки на Библию в русском переводе с приложениями, Брюссель: изд-во “Жизнь с Богом”, 1973.

[2]На темы религиозного диалога, в том числе, между евреями и христианами, смотри материалы Второй международной конференции, прошедшей в С.-Петербурге в январе 1998 года, которые опубликованы в книге Theology After Auschwitz and Its Correlation with Theology After the GULag: Consequences and Conclusions, St.-P: St. Petersburg School of Religion and Philosophy, 1998.

[3]Хочу обратить внимание читателя на антологию Тайна Израиля: “еврейский вопрос” в русской религиозной мысли конца XIX-первой половины XX вв., С-П: “София”, 1993, в которую входят произведения Ф. Достоевского, Вл. Соловьева, Н. Бердяева и многих других русских, а также еврейских мыслителей, на тему “Россия и евреи”.