Все записи
20:01  /  11.07.21

663просмотра

Скромное обаяние пессимизма: Россия, Америка, Индия

+T -
Поделиться:

Чувство национального пессимизма – характерная черта большинства традиционных культур. Столетия культурного строительства накапливают усталость, тяжесть от былых свершений. Золотой век у этих народов всегда позади. Развивается стариковская дряхлость, ощущение того, что жизнь становится хуже и тускнее.

Самосознание россиян – один из типичных примеров такого мироощущения. Золотой век русской литературы – в прошлом. Серебряный век русской мысли – в недавнем, но тоже прошлом. Даже трагический Советский эксперимент и тот, похоже, уходит в небытие. Что впереди? Эпоха каменного века? Палеолит?

В этих условиях возникает желание стряхнуть с себя груз столетий, обновиться и помолодеть. Итальянские футуристы перед первой мировой войной призывали к разрушению, чтобы освободиться от давящей обузы классической культуры. А в России в это же время Маяковский пытался «сбросить Пушкина с корабля современности».

Национальный пессимизм – еще одна реакция народа на свое старение. Когда живешь в России, то не вполне осознаешь, насколько пессимистична русская культура. У американцев есть выражение: «No more Russian literature», что можно примерно перевести как «Давайте не будем о депрессивном». 

И, действительно, кто может назвать русский роман, скажем, о счастливом замужестве? Просто о счастье? Увы, как заметил классик, вся русская литература вышла из гоголевской «Шинели», а более негативной истории и придумать нельзя.

Не менее пессимистичен и российский юмор. Одна моя русская студентка рассказала мне свой любимый анекдот: «В чем различие между пессимистом, оптимистом и реалистом, пытающимися найти выход из темного туннеля? Пессимист видит только черный туннель. Оптимист замечает свет в конце туннеля. А реалист понимает, что это электричка, которая всех их сейчас переедет». 

Вы засмеялись или заплакали?

А вот еще один пример черного российского остроумия. «Встречаются два приятеля. «У меня год был ужасным, - говорит один, - жена ушла, работу потерял, со здоровьем плохо». «Не переживай, - отвечает второй, - жизнь полосатая как зебра. Сегодня черная полоса, завтра белая. Все наладится». Встречаются через год. «Ну как дела?» - «Да знаешь, в том году у меня была белая полоса...».

Своим американским студентам я рассказываю русские анекдоты в качестве теста. Проверяю, готовы или не готовы они к восприятию русской культуры. Вот один хороший тестирующий анекдот. «Встречаются Достоевский с Раскольниковым. Достоевский: «Родя, ну как же ты так...старушку за двадцать копеек убил...» Раскольников: «Не скажи, Федя. Не все так просто. Пять старушек – рубль!» 

Бóльшая часть студентов обычно пребывает в глубоком недоумении. Ну а те немногие, кто начинает закатываться от хохота, явно дозрели до чтения Федора Михайловича.

В отличие от российской, американская культура молода и практически лишена сарказма и пессимизма. Поначалу, когда окунаешься в американскую среду, то не покидает ощущение, что попал в детский сад. Наивные ребята постоянно талдычат о том, что лучшие дни – впереди. Это несколько раздражает, но потом привыкаешь и даже начинает нравиться. Чувствуешь себя умудренным опытом дедушкой в окружении радостно лопочущих и веселых внучат: «Ничего, повзрослеют – поймут». 

Что же касается чувства национального пессимизма, то тут, конечно, все рекорды побили индусы. Точнее, приверженцы индусской веры. 

Индуизм – одна из самых древних религий, насчитывающая около миллиарда последователей как в Индии, так и за ее пределами, которые поклоняютя так называемой «индуистской троице» – богу-творцу Брахме, богу Вишне, олицетворяющему порядок во вселенной, и богу разрушения Шиве. 

Древнеиндийские космогонии описывают вселенную, не имеющую ни начала, ни конца, в которой все существующее появляется на свет, живет и умирает, давая место новым рождениям и угасаниям, составляющим вечный круговорот жизни, олицетворяемый Брахмой, Вишну и Шивой. 

Священные писания Индуизма рисуют грандиозную картину возникновения и угасания миров, которые длятся тысячелетиями и проходят через определенные стадии, называемые «югами». В самом начале, во времена золотого века крита-юги, как повествует древнеиндийский эпос Махабхарата, «полностью на четырех ногах стоят Закон (дхарма) и Правда... (Тогда) не бывает прихода кривды, все вне ее происходит».

Впоследствие состояние мира ухудшается и из идеального оно постепенно превращается в запущенное. Последняя из четырех юг – эпоха демона Кали – проходит уже под знаком полной деградации всего существующего. Мир приходит в состояние, которое не поддается ни поддержанию, ни исправлению.

По окончании полного цикла юг этот круговорот повторяется снова и снова, пока, наконец, на исходе тысячи юг или одного дня Брахмы мир людей не постигает окончательное разрушение. Махабхарата рисует устрашающую его картину, вызывающую в памяти катастрофу библейского Апокалипсиса.

И что же вы думаете? Согласно индуистским поверьям, мы живем в начале самого плохого периода из всего цикла – Кали юги, который будет длиться тысячи лет. Кришнаиты считают, что Кали юга началась около пяти тысяч лет назад, когда бог Кришна родился в человеческом облике и обновил индуистскую веру, чтобы подготовить людей к грядущим испытаниям. А продолжаться она будет еще двести двадцать тысяч лет (!), в течение которых жизнь будет становиться все ужаснее.

Как написано в Махабхарате, «Кто свободен от надежд, почивает счастливо: свобода от надежд – высшее счастье». Тут уж, как говорится, добавить нечего.

Впрочем, и у самого закоренелого пессимизма есть одно положительное свойство. Если не ждать от жизни ничего хорошего, то, что бы ни случилось, окажется лучше, чем ожидал. И, значит, всегда найдется повод для праздника.

_______________________________________________

Видеоверсия статьи доступна на Ютюб-канале MISHA IMPOSSIBLE. Подписывайте на канал, если Вам нравятся наши материалы!

 

Комментировать Всего 1 комментарий

В очередной раз вслух позавидую вашим студентам. Спасибо за интереснейшую публикацию! 

Эту реплику поддерживают: Михаил Сергеев