Все записи
20:14  /  27.01.21

349просмотров

Блеф

+T -
Поделиться:

Очередной звонок от компании, доставляющей воду:

– Вы знаете, у меня терминал сломался, – это курьер.

– Теперь да, – говорю, – знаю.

(Дышит в трубку).

– И? – пытаюсь я продолжить беспредметный разговор.

– Не знаю, что теперь делать...

Ко мне едут десять десятилитровых бутылей, на секундочку. Это, конечно, не ахти что, но, учитывая, что со своей нормой водопотребления на сей раз я как-то промахнулся и уже с субботы сократил её вдвое, а в воскресенье, считай, и вообще перестал пить, – то теперь у нас с курьером такие, получается, нездоровые, отношения, что он – абьюзер, а я – как бы жертва.

– Вы звоните мне, чтобы я помог вам с поиском решения?

(Неуверенно дышит в трубку, а я, облизывая сухие губы, матерюсь в обезвоженной своей голове).

– Вообще, что-то я не пойму, как он у вас сломался? – начинаю я недоверчиво озвучивать ему свои мысли. И параллельно вспоминаю, что это не первый раз, когда терминал у них ломается прямо на подъезде к моему адресу. – Почему он у вас всегда ломается? – говорю я почти обречённо, при этом невольно повышая тон, потому что знаю же: не сломался он, ни черта он не сломался.

Просто ребята эти из ООО «Аброникс», продающего воду «Славная», далеко не так славны, как их вода. У них какая-то своя схема из девяностых, когда расчёт желательно только наличкой, в обход всяких касс, терминалов, приходов и расходов. Но так-то тебе никто не скажет: знаете, у нас чёрная бухгалтерия, на сайте мы обязаны предоставлять опцию расчёта по терминалу, но на деле будем принимать от вас только нал и всем курьерам дана команда, чтобы терминалы «ломались» по пути к клиентам. А курьеры что – люди подневольные: звонят жертвам финмахинаций и мнутся, как вот этот экземпляр:

– Ну, я что-то сейчас был у человека, доставлял воду, он провёл карту – и терминал сломался...

Какая героическая история.

Им стоило бы открыть отдел по сторителлингу, думаю я, чтобы обучать курьеров чему-то поинтересней, чтобы лживые истории их были с завязкой, кульминацией и совершенно неожиданной развязкой, а не вот это вот – «доставлял воду и терминал сломался».

– И что делать? – спрашиваю я, кидаю я ему ту же монету. Мне интересно, какие у них припасены варианты на тот случай, если клиент несговорчив, упёрт и подозрителен. Какие у них прописаны сценарии?

– Может, у вас будет наличка? – как будто виновато говорит курьер, сам же всё понимает, зараза, самому уже неудобно перед лицом человечества, всей прекрасной Беларуси, мной, но и не забывает он вместе с тем, что человек-то он какой? Правильно, подневольный.

– Может, и будет... – даю я ему надежду и тут же сухо её обрываю: – А может и нет.

(Тяжело дышит в трубку).

– И что делать? – настойчиво повторяю я свой вопрос, теперь уже в свете новых открывшихся обстоятельств, что шансы на присутствие в моей обители налички примерно пятьдесят на пятьдесят.

– Ну... – я прям слышу, как он думает. Так думает, что мне жалко его становится, но я не даю слабину. Я молчу. А он говорит: – ...ну, отмените тогда заказ... наверное...

Столько многоточий в речи человека я не слышал ещё никогда. Такая дикая неуверенность сквозит в его словах, что мне начинает казаться, будто передо мной просто неопытный игрок в покер: совершенно не умеет блефовать, никакой элегантности. Думает, что отменой заказа заставит меня найти вдруг кэш в моих закромах? Хер там! Ни за что в жизни. Ха.

– Что ж, – говорю я с досадой, – придётся, похоже, отменить. Что поделать... Жаль, однако, жаль, хороший ведь был заказ...

Я его как бы прощупываю. Мне надо понять его стратегию и вообще – есть ли она у него. Но с его следующими словами, в которых я слышу даже некое туманное облегчение, что не придётся дальше погрязать во лжи и манипуляциях, понимаю, что стратегии нет. Нет никакой стратегии. И сладкое слово блеф мужику не знакомо.

– Хорошо, тогда отменяем?

Я молча признаю собственное поражение. Я иду к кожаной монетнице, роюсь в ней, раскидываю в стороны всякие кредитные, дебетовые, визитные карточки, тысячи старых, пожелтевших, никому не нужных чеков, чехол от телефона, что-то ещё и что-то ещё, пока на самом дне не обнаруживаю пару бумажек, сам вид которых стал мне уже чужим: я не помню, когда в последний раз рассчитывался с кем-либо наличными деньгами, кроме ООО «Аброникс», конечно. Я пожимаю плечами, вздыхаю и поверженно бормочу в трубку:

– Приезжайте. Нашёл.