Все записи
15:00  /  3.11.20

278просмотров

Елена Торшина: какие задачи бизнеса решает медийность его руководителя

+T -
Поделиться:

Не все отечественные предприниматели хотят решать свои бизнес-задачи связями с чиновниками и взятками. Есть и такие, кто кое-что может благодаря собственной медийности, например.

Зачем оцифровывать собственника бизнеса

В жизни каждого предпринимателя наступает момент, когда он видит, что ФИО его конкурента гуглится, и думает: а мне, интересно, тоже пора? И начинает заниматься пиаром, как умеет.

Конечно, почти всех тошнит от одной мысли о том, что придётся вертеть пятой точкой в Инстаграме или писать про власть на Фейсбуке, как последнему бездельнику:

«Я и так на полку свой товар поставлю, без ваших Инстаграмов. Всю жизнь в бане с мужиками собирались — и там вопросы решали, какой такой Фейсбук? Да ещё и почту потом разгребать от писем городских сумасшедших, Торшина не городи ерунды».

Но мир изменился. Раньше деньги шли по цепочке «личные связи в офлайне — знакомства — бандиты — пьянки», а теперь — надо уметь в личный бренд.

Те мужики, с которыми хозяин бизнеса раньше решал вопросы – либо отошли от дел, либо мучаются давлением по утрам. У руля стоят их дети или молодые наёмные управленцы. Хозяин приходит к ним с коньяком – а слышит только что-то про Инстаграм, ТикТок, Телегу, блогеров, промокоды и воронки на сайтах. И вообще теперь все на ЗОЖ, коньяк не пьют.

Да, для многих это тяжёлый моральный выбор: остаться «фирмой» с понятиями, но загнуться – или оцифровываться, порой с клоунским носом, но зарабатывать деньги в новом мире.

Какие задачи на лету может решать руководитель бизнеса, при условии, что он — медийное лицо

1. Медийность руководителя прекрасно решает кадровые вопросы.

Если компания и её руководитель – из сферы новой экономики: творческие, игровые, digital, IT компании – то личность руководителя очень важна.

Творческий класс – люди поколения Z — летят на личность руководителя, как мотыльки. Им важна не только зарплата и премии, но и сопричастность с чем-то великим, настоящим, правильным. Нужна миссия. Если они ментально созвучны со своим руководителем, читают статьи про него, смотрят интервью с ним – и это их герой, такому руководителю проще решать свои кадровые задачи. В отличие о ноунейм-лидера, который тупо пользуется Хедхантером, у него штатный кадровик и постоянная текучка.

2. Медийность руководителя зачастую открывает ещё один канал продаж

Очень многие наши заказчики и люди из моего круга общения (предприниматели) приходили к тому, что, когда они зарегистрировались и прокачали свои аккаунты на Фейсбуке, в Инстаграме – в какой-то момент поймали поток клиентов прямо в личку.

Русскому человеку важно знать хозяина лично, иметь «доступ к телу». Если хозяин открыт — значит готов нести полную личную ответственность. Куда приятней тегнуть в Фейсбучке не какого-то пиарщика «Вкусвилла», а лично Олега Тинькова или Елену Торшину – и донести проблему. Это важный момент, который добавляет +100 очков к доверию к компании. Не говорю уже о том, что самые важные клиенты всегда хотят иметь дела только лично с хозяином.

3. Медийность – ключ к сердцу журналистов

Есть бизнесовая пресса – та, которая настоящая, а не vc.ru, куда может прийти каждый от мала до велика – и всё прогулявший стартапер, и супермагнат, по версию собсственной бабушки. В реальную деловую прессу хотят многие бизнесмены. Это статус. Но не всех хотят деловики )

Если герой не раскрученный, если его имя никому ни о чём не говорит, а в Вордстате он по нулям цитируемости по ФИО – то журналисты бизнес-изданий будут относиться к такой личности очень ровно.

Конечно, если компания сама суперуспешна и у неё безумные обороты – то при желании и инфоповоде можно и так подойти к журналисту. Но выдающихся, крупных компаний довольно мало – а в условные «Ведомости» хочет много кто.

Когда есть задача появиться в суперделовиках и когда у человека есть медийный бэкграунд – он милее и приятней сердцу журналиста. Он может рассказать, что давал интервью на Ютубе кому-то — пусть не Дудю и не Осетинской, но хоть кому-то. Может показать аккаунт на Фейсбуке и в Инстаграме – с живой аудиторией, конечно. И тогда лед в сердце журналиста растает.

4. Медийность повышает процент доверия к предпринимателю при выходе на новые рынки

Как правило, жизнь отечественного предпринимателя как индивида – дольше, чем жизнь проекта. Бизнесов, которые работают 10+ лет – на самом деле мало и становится всё меньше. Рынок динамичный, потребительский спрос падает.

Поэтому человек за свою жизнь перескакивает через 3-4 бизнеса. Он может вести их параллельно, последовательно – неважно. Важно, что гораздо проще начинать с нуля, когда тебя уже знают как человека дела, который уже поднял в своей жизни такие и такие проекты. К таким предпринимателям больше доверия со стороны тех же инвесторов.

5. Медийность помогает в общении с инвесторами

Инвесторы – вообще отдельная тема. Если непубличный человек делает продукт либо с целью собрать денег, либо с целью продать бизнес — это сложная история.

Медийность предпринимателя, первого лица бизнеса – неотъемлемая часть упаковки продукта, где есть инвесторские деньги.

6. Медийность помогает переехать в другую страну

Предприниматели, которые уезжали, например, в Штаты, прекрасно знают, что для получения визы нужны ссылки на публикации – чтобы тут, в России, они были кем-то.

И это должны быть приличные домены, хотя бы деловая и околоделовая пресса, раскрученные соцсети. И, конечно, этим надо заниматься не в те 3 месяца, когда готовишь документы для визы – а в течение всей профессиональной деятельности.

С медийностью неизбежно придёт ненависть. Это нормально

Примерно через месяц-два после того, как собственник бизнеса засветился в интернете, его начинают хейтить: «За тобой нет никакого нормального бизнеса, только блог в Инстаграме и на Ютубе. Даёшь всякие интервью журналистам, пишешь колонки – да ты инфобизнесмен. Ты сдулся, ты уже не тот».

Предприниматели очень чувствительно относятся к истории, когда их приравнивают к инфобизнесменам. А это – наиболее частая претензия комментаторов, которые суть: неудачники и анонимы. Они пишут эту ересь в комментариях – и люди реально переживают. «Как же так? Это ведь очень обидно, а инфобиз – вообще какой-то зашквар».

Между делом говоря, инфобизнес – не такой уж и простой. Это уже не про шальные деньги – нужна инфраструктура, вложение в маркетинг и рекламу. Баттхерт от инфобиза только потому, что там высокая маржинальность. Но и постоянные издержки там присутствуют – на команду, на рекламу, на аренду всяких сервисов типа GetCource. Плюс – на борьбу с теми, кто сливает эти курсы. Но вернёмся к вопросу ненависти к публичному руководителю компании.

Современный предприниматель, который не имеет заводов из 90-х, не имеет связей в новой элите среди чиновников, должен понимать, что медийность – это инвентарь для решения его бизнес-задач. Понимать и объяснять тем, кто хочет разобраться, а не тупо его хейтит.

Хейтить его будут в любом случае. Будет давать взятки чиновникам – будем плохим. Будет решать задачи по-тихому – скажут: «Наворовал, проклятый капиталист». Это неизбежно, у нас в принципе не любят предпринимателей как класс. Не говоря уже о тех, кто выступает на ТВ радио, мелькает на Ютубе и ведет Инстаграм.

Как отрабатывать негатив и нужно ли этим заниматься? Волшебный совет от Елены Торшиной

Людей, у которых медийность бизнесмена вызывает когнитивный диссонанс, проще всего игнорировать. Во всяком случае, если их активность не выходит за рамки «комментов в Фейсбучке».

Или объяснять, как детям: «Господа, у нас, людей бизнеса, ограниченное количество вариантов решать свои задачи. Эффективного инвентаря крайне мало. Медийность просто помогает мне работать. Если я стал публичным, завёл Инстаграм – это значит, что у меня такая специфика продукта, такие цели, что медийность помогает».

Ни один из тех клиентов, которые однажды сказали: «Торшина, сделай так, чтобы я гуглился», ещё не ушёл обратно в офлайн, не снёс свои аккаунты.

Все собственники имеют профиты от того, что в какой-то момент рассказали свою историю. Не испугались, а встали за трибуну и взяли микрофон.