Все записи
19:13  /  23.12.20

724просмотра

Как мы пришли к бодипозитиву: идеалы красоты разных эпох

+T -
Поделиться:

Еще недавно пышнотелые женщины Рубенса и Тициана считались идеалом давно ушедшей эпохи, а сегодня модели plus-size уверенно оттесняют анорексичных натурщиц вроде Иды Рубинштейн Серова. Красота — понятие относительное, и представление о ней менялось на протяжении всей истории человечества.

Есть мнение, что представления о красоте во многом зависят от экономических, политических и религиозных условий, а также, что это часть своеобразного культурного договора, истоки которого стоит искать в основах европейской цивилизации.

Доисторические Венеры

Благодаря дошедшим до нас изображениям из кости и камня, созданным десятки тысяч лет назад, известно, что первобытные красавицы обладали коротким туловищем и чрезмерно пышными формами. При этом их лица древние авторы изображали весьма условно — без очертаний, подчеркивая лишь то, что говорило о плодовитости. Потому что понятие о прекрасном в ту эпоху было связано в первую очередь с выживанием. Примером такой «Венеры палеолита» служит одна из многочисленных фигурок так называемой Граветтской культуры — Венера Виллендорфская, которая датируется 25 тысячелетием до н.э. В представлении современников именно она символизировала плодородие и женственность.

Венера Виллендорфская. 25-е тысячелетие до н. э. и около 28-е тысячелетие до н.э.

Венера Виллендорфская. 25-е тысячелетие до н. э. и около 28-е тысячелетие до н.э.

Древняя Греция. Гармония тела и души

По мере развития цивилизации проявлялось стремление человека познавать себя и свои потребности, в том числе духовные. И основные ценности — жизнь, безопасность, пища, общение, творчество — приобретали более одухотворенные способы выражения.

Например, истоки древнегреческого культа красоты, в том числе человеческого тела, заложившие основы всей европейской цивилизации, стоит искать в их стремлении походить на богов. Греки верили, что божества, которым они поклонялись, обладают бессмертием, неуязвимостью, мудростью и красотой. Культ тела стал результатом попыток приблизиться к идеалу, в котором физическое здоровье и безупречные внешние данные означали одухотворенность, гармонию и благосклонность небес. А Платон и Аристотель называли тело продолжением души. Эталоном становились люди, имеющие правильные, симметричные черты лица и хорошее сложение. Примером женской красоты той эпохи считается статуя Венеры Милосской. Параметры Афродиты при росте 164 см — 86-69-93 — отличаются от современных стандартов, но именно эти пропорции тщательно соблюдались древнегреческими скульпторами. Красавицы того времени не были астеничными и обладали округлыми формами, довольно широкой талией и ногами, которые сегодня бы назвали короткими. Еще один пример можно найти в образе «Афродиты Книдской» (ок. IV в. до н.э.) Праксителя: ее активно тиражировали подражатели. Это о ней позже сказал древнеримский писатель-эрудит Плиний, что «выше всех произведений не только Праксителя, но вообще существующих во Вселенной, находится Венера его работы. Чтобы ее увидеть, многие плавали на Книд». Однако те, кто пытался копировать эту Афродиту, передавали лишь чувственную красоту, а оригинал воспевал гармонию и совершенство как телесной, так и духовной красоты. Греки верили, что обладатели идеального тела не могут иметь греховную душу.

Предположительно Александр Антиохийский. Венера Милосская. Ок. 130–100 до н. э. Мрамор. Высота 2,02 м. Лувр, Париж

Предположительно Александр Антиохийский. Венера Милосская. Ок. 130–100 до н. э. Мрамор. Высота 2,02 м. Лувр, Париж

Древний Рим: величественная элегантность

Каноны древнегреческой красоты заимствовали римляне, подкорректировав их под себя. Красивой считалась дородная римлянка, обладавшая статной фигурой — грациозной и стройной, пышными бедрами и маленькой грудью, ради чего некоторые даже носили строфиум, с помощью которого уплощали грудь. Такой, например, изображена жена императора Октавиана Августа Ливия, запечатленная скульптором в I веке н.э. в образе богини. А также статуя Юноны Соспиты (II век н.э.). Чтобы поддерживать форму, римским девушкам тоже приходилось уделять время занятиям физкультурой. Как и гречанки, они тщательно ухаживали за своей внешностью, активно используя косметические средства, и любили затейливые прически, о чем свидетельствуют многочисленные дошедшие до нас скульптурные портреты. Громоздкие тоги и паллы не позволяли быстро передвигаться: возможно, потому, медлительность и некая театральность в движениях и позах считались верхом изящества.

Средневековье — торжество смирения и аскетизм

После падения Римской империи и в связи с распространением христианства античные идеи были объявлены аморальными, а тело — воплощением плотских грехов. Им больше нельзя было восхищаться и тем более выставлять напоказ. Постепенно уход за собой, косметика и украшения стали считаться свидетельством греховных помыслов. Идеалом считалась Дева Мария — астеничная женщина со взглядом, полным скорби. Поэтому средневековые дамы тоже должны были быть аскетичны, прятать волосы под головными уборами. Их одежда максимально скрывала руки, ноги, шею и грудь, не оставляя ни малейших намеков на очертания фигуры. Эталоном красоты были признаны хрупкость и миниатюрность. Отголоски этого идеала можно найти в «Портрете женщины» Рогира ван дер Вейдена и «Портрете девушки» Петруса Кристуса. Над тем, чтобы укоренить в сознании людей этот образ, немало поработала и «святая инквизиция», адепты которой истребляли красоту во всех ее проявлениях, объявив привлекательных современниц ведьмами: быть красивой в прежнем понимании стало опасно.

Рогир ван дер Вейден. Портрет женщины. ок. 1460 г.

Рогир ван дер Вейден. Портрет женщины. ок. 1460 г.

Красота Возрождения

Краеугольным камнем идеологии Ренессанса, который пришел на смену Средневековью, стало воскрешение идеалов античности: ее эталоном стал человек чувственный, и внимание к телу вышло из-под запрета. Красота снова считалась даром божьим, а женщине вернули право иметь все отличия своего пола. Судя по полотнам мастеров Возрождения, красивыми считались пышнотелые дамы с золотистыми волосами, широкими бедрами и большой грудью. Позже красота венецианок стала эстетическим каноном, увековеченным в литературе и живописи: белизна кожи, оттененная жемчужинами и шелками, редкостный цвет волос, очаровательной формы руки и ноги. Такими их изображали Джорджоне, молодой Тициан («Флора», 1518 г.), Пальма Веккио, Тинторетто, Веронезе («Прекрасная графиня Нани», ок. 1560 г.) и другие известные живописцы.

Тициан. Флора. ок. 1515 г., Холст, масло. 79,7 × 63,5 см, Галерея Уффици, Флоренция

Тициан. Флора. ок. 1515 г., Холст, масло. 79,7 × 63,5 см, Галерея Уффици, Флоренция

Барокко: буйство красок и чувств

В эпоху барокко — XVII–XVII века — законодателем моды стала Франция. Идеалом по-прежнему считались пышные женские формы, но при этом дамы должны были иметь лебединую шею и тонкую талию, которую формировали с помощью корсета. Он же помогал поднять грудь, акцентируя на ней внимание. В моде были яркие, затейливые наряды, прически, макияж. Пример тому — «Женский портрет» Рубенса.

Питер Пауль Рубенс. Женский портрет

Питер Пауль Рубенс. Женский портрет

Рококо: культ женской груди

Дамы галантной эпохи более изящны и утончены. Женская грудь по-прежнему в центре внимания, что подчеркивали откровенные наряды с глубоким декольте, а также тонкая талия и женственные бедра. При этом в моду снова вошли хрупкость и изящество. Огромное внимание по-прежнему уделялось косметике и одежде, к чему располагала атмосфера флирта, и это виртуозно передали художники эпохи — утонченный мастер рококо Фрагонар в «Поцелуе украдкой» (конец 1780-х) и Буше в портрете «Маркизы де Помпадур» (1756 г.).

Франсуа Буше. Портрет мадам де Помпадур. 1756 г.

Франсуа Буше. Портрет мадам де Помпадур. 1756 г.

Эпоха ампира: в моде — «песочные часы»

Пределом мечтаний дамы XIX века стала тонкая талия, которая порой достигала 51 см, как у прекрасной Сисси — австрийской императрицы, о красоте и изяществе которой ходили легенды: при росте 172 см она весила 45–52 кг. Ее не раз писали Винтерхальтер и Шроцберг. Многие ее современницы стремились к тем же параметрам. Особым вниманием мужчин пользовались красавицы с фигурой как песочные часы, а в моде были не только пышные, затейливо украшенные наряды, но и платья в античном стиле, как на «Портрете мадам Рекамье» Давида, написанного в начале XIX века.

Елизавета Австрийская. Портрет работы Франца Ксавера Винтерхальтера, 1865 г.

Елизавета Австрийская. Портрет работы Франца Ксавера Винтерхальтера, 1865 г.

Эстетика модерн

Этот короткий, но яркий период рубежа XIX-XX веков тоже оставил свой след в моде: популярными стали плавные линии и растительные мотивы, а женщины стремились походить на изящный цветок. Силуэт призван был сохранять S-образно изогнутое положение, бюст — быть пышным, а талия по-прежнему тонкой — такими красавиц  можно увидеть на портретах Мухи, Климта и других художников модерна.

ХХ век — время перемен

Если в первое десятилетие века в моде был типаж маленькой бледной девушки в черном, макияж которой подчеркивал синяки под глазами, в 20-х в моду вошли широкоплечие дамы со спортивной фигурой, скорее, мужественные, чем женственные, как на портретах Тамары де Лемпицки. На смену изящным формам и высоким прическам пришли короткие стрижки, а брюки потеснили юбки, и идеалом стали женщины вроде Марлен Дитрих.

Золотая эпоха Голливуда ненадолго вернула в моду подчеркнутую сексуальность — широкие бедра, объемную грудь и яркий макияж, как у «Бирюзовой Мэрилин Монро» Уорхола. Но уже в 60-е этот идеал затмила Твигги со внешностью девочки-подростка. А в 90-х эталоном снова стала чрезмерная худоба…

Твигги стала лицом модного Лондона 1960-х и иконой субкультуры модов

Твигги стала лицом модного Лондона 1960-х и иконой субкультуры модов

Нестандарты красоты

Вероятно, наш век войдет в историю своим стремлением разрушить стандарты: неслучайно «ангелов» Victoria's Secret с их ярко выраженной сексуальностью агрессивно теснят андрогинные модели и девушки из категории plus-size. А веянием последних лет стало движение бодипозитива, выступающее за свободу самовыражения и право комфортно ощущать себя в своем теле, независимо от внешнего вида. Поэтому неудивительно, что одним из самых дорогих современных художников оказалась  Дженни Сэвилл, которую окрестили наследницей Фрейда, Бэкона и Рубенса, чья Propped 2 года назад на торгах Sotheby’s ушла за рекордные 12,4 млн долларов.

По мнению французского философа, профессора Страсбургского университета Жана-Люка Нанси, это связано с тем, что мир Запада утратил первоначальное чувство тела: сосредотачиваясь на отдельных составляющих, люди забыли о его целостности. Возможно, поэтому в моду возвращаются «Венеры палеолита».

Дженни Сэвилл. Propped, 1992 г.

Дженни Сэвилл. Propped, 1992 г.