Все записи
10:08  /  8.02.21

462просмотра

Пределы нейтралитета

+T -
Поделиться:

С момента основания моего швейцарского русскоязычного издания Наша Газета в 2007 году я четко решила для себя, что не буду освещать события в России и на всем постсоветском пространстве, за исключением тех, которые имеют отношение к Швейцарии. Не думала я тогда, что «отношений» этих – великое множество: от исторических и культурных связей до жгучей современности.

Придерживаясь этого правила, я ничего не писала об Алексее Навальном – до того дня, когда, 23 января, в Швейцарии прошли первые акции в его поддержку. Я съездила в тот день на женевскую Площадь Наций – это перед Дворцом Наций, зданием Европейского отделения ООН - и выложила на странице в Фэйсбуке несколько фотографий, даже их не прокомментировав. В этом, как выяснилось, и не было необходимости: последовало рекордное число комментариев от читателей, отразивших весь спектр мнений – от «молодцы» до «клоуны». Двух комментаторов, не справившихся с эмоциями, пришлось права голоса лишить, еще нескольким – вынести строгое предупреждение. К счастью, физический мордобой в виртуальном пространстве пока невозможен, но даже виртуальный мордобой показал глубочайший раскол в нашем сообществе, причем не только между теми, кто «там» (в России, в Беларуси, на Украине и т.д.) и «тут», но и среди живущих в самой Швейцарии. C той даты митинги проходят в Швейцарии каждые выходные, последний состоялся в прошлую субботу в Цюрихе. Малочисленные, но - проходят. И никто, конечно, их участникам не платит, как утверждают некоторые.

А потом случилось 2 февраля. На этот день пришлось столько «совпадений», что нельзя не призадуматься о взаимосвязи всего и вся. Вспомнилось мне, что именно в этот день в 1942 году в отделении психиатрии больницы ленинградской тюрьмы «Кресты» умер сперва обвиненный во всех смертных грехах, а затем полностью реабилитированный Даниил Хармс - помните его чудесное стихотворение о сорока четырех веселых чижах? Умер, скорее всего, от голода – то был наиболее тяжёлый по количеству голодных смертей месяц блокады. У нас было несколько поводов поминать добрым словом этого детского писателя, поэта и драматурга, прожившего всего 36 лет: в интервью c заведующим кафедрой русского языка и литературы Женевского университета, профессором Жан-Филиппом Жаккаром, писавшим «по Хармсу» диссертацию, а также в связи с театральной постановкой и художественной выставкой.

В 2021 году в этот день в Москве был объявлен тюремный срок Алексею Навальному и принято решение (о чем мы узнали на следующее утро) о непродлении, без объяснения причин, контракта с Кириллом Серебренниковым. Связь Серебренникова со Швейцарией также имеется: его постановка в Оперном театре Цюриха стала одним из самых ярких моих впечатлений последних лет, его фильмы выходят в швейцарский прокат, а лента «Юрьев день» была премирована на фестивале в Локарно, профессор Жорж Нива откликнулся через Нашу Газету на завершение процесса над ним в прошлом году, сравнив его с процессом Бродского. 

На приговор Навальному на прошлой неделе откликнулось то, что принято называть «международным сообществом». Даже швейцарский МИД сделал соответствующее заявление, продублированное на ФБ-странице посольства страны в Москве. Оно вызвало меньше комментариев, чем наша публикация с митинга, но один из них, за подписью активной читательницы Нашей Газеты, проживающей, если не ошибаюсь, в Женеве, обратил на себя мое внимание.

Клеймить, бросать камни, уничтожать морально и/или физически, а потом реабилитировать – увы, в России давно привыкли к такому порядку вещей, и многие неравнодушные люди в последние дни припоминали длинный список талантов, «прощенных» посмертно их прозревшими «поклонниками». Но, господа, посмертно – это слишком поздно, так что давайте уж до этого не доводить!И ведь удивительно, как устроена жизнь – многие из «палачей» только и удержались в истории по ассоциации с теми, кого мучали и «разоблачали». «Кто уцелел – умрет, кто мертв – воспрянет...», писала Марина Цветаева. Ну кто бы из нас сейчас припомнил, например, господина Аракчеева, могущественного фаворита Павла I и Александра I, не крутись в голове не до конца приличная (вернее, совсем неприличная в конце) эпиграмма на него Пушкина «Всей России притеснитель…»?! (Бытует, кстати, мнение, что именно эта эпиграмма стала причиной Южной ссылки «нашего всего».)

Твердо веря, что политика, действительно, грязное дело, я стараюсь в нее не вмешиваться, да и сейчас не собираюсь рассуждать о том, плох Алексей Навальный или хорош. Признаюсь, до истории с отравлением он вообще мало меня интересовал, а сегодня уже очевидно, что проходящие в России акции протеста перестали быть только о нем, хоть он и стал их вдохновителем и символом. Кирилл Серебренников, до сих пор отбывающий условный срок, найдет, я уверена, как применить свои таланты. Не очевидно пока, как будет дальше вести себя российская молодежь, вместо светлого будущего требующая достойного сегодня. Молодежь выходит на улицы от безысходности, а те лица, что удалось увидеть, те свидетельства, что удалось услышать, не позволяют назвать этих людей быдлом и поверить, что их действия тоже кто-то проплатил. А вот жестоко подавляя протесты и создавая мучеников, власть явно отдаляется от достижения собственных целей, ведь мучеников в России любят. Как любят и смуту.

Я делюсь с вами этими несколькими размышлениями, потрясенная уровнем насилия, словесного и физического, наблюдаемого на телеэкранах и в Интернете, уровнем грубости, агрессии, не говоря уже о воинствующей безграмотности многочисленных носителей русского языка. Иногда кажется, что накал страстей таков, что достаточно подбросить спичку или крикнуть «ату», чтобы случилось непоправимое. При этом все, кто выходили в последнее время на улицы, были как раз безоружны и не агрессивны. По крайней мере, пока.

Что же происходит? Неужели так и не появится в России более цивилизованный механизм передачи власти, чем ее захват силой? Неужели невозможен подлинный гражданский диалог?

Вот о чем, на наш взгляд, стоит задуматься.

 

Комментировать Всего 9 комментариев
Надежда, моя Вам искренняя благодарность!

Действительно, хочется цивилизованно жить в ладу  со всем остальным миром.

Здесь и сейчас Навальный именно про это. Он настаивает на цивилизованных процедурах передачи власти, судопроизводства, правоохранения, противодействия коррупции.

Цивилизованные процедуры предусматривают защиту от любых злоупотреблений, их просто следует соблюдать, как правила дорожного движения.

В том числе в любых диалогах. Причём помимо запрещающего красного сигнала светофора и разрешающего зелёного есть желтый - такая спорная территория, из пределов которой не следует выходить.

"Желтого" должно быть много. Отдельные дискуссии про "вмешиваться - не вмешиваться" и до каких пределов. Отдельно про Ассанжа - он не Навальный, по нему следует договариваться с учетом ДРУГИХ обстоятельств.

Но так, как с Навальным, - за пределами беззакония - нельзя нигде и ни с кем. Ни в одной стране.

Спасибо жителям Швейцарии за то, что они это понимают. Тем, кто понимает:)

Большое спасибо, Светлана, что откликнулись! Мне очень важна Ваша реакция, а то пишешь словно в пустоту!

«Пределы нейтралитета» - очень точное название.

Чрезвычайно своевременный отклик!:)

Аракчеева "проходили в школе", благодаря этому и помнят. Как и Победоносцева.

Парадокс: большевики, получается, очень многое сделали для того, чтобы помнили притеснителей.

Так "проходили" же в связи с Пушкиным, о том и речь.

Не только. Аракчеев был идеальным "врагом свободы", и в советское время было очень выгодно писать о том, "от чего избавила Россию Великая Октябрьская".

И Победоносцева проходили не только в связи со строками Блока "Победоносцев над Россией Простер совиные крыла".

Справедливо! Спасибо за отклик. Но "у нас, в Швейцарии" его не знают точно, зато Пушкина знают! И это хорошо!

Этоя к печальному выводу: "Хочешь остаться в истории - души кого-нибудь знаменитого и свободолюбивого."

Или хотя бы младенцев избивай, как царь Ирод.

На этом фоне Герострат кажется школьным шалунишкой.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко, Елена Лейв