Все записи
10:29  /  15.02.21

544просмотра

Откроет ли Гюльчатай личико?

+T -
Поделиться:

 

Такие довольное устрашающие плакаты с лозунгом "Остановить экстремизм" можно увидеть сейчас по всей Швейцарии. Это – наглядная агитация правой Народной партии Швейцарии накануне очередного национального референдума, который пройдет здесь 7 марта, то есть накануне Международного женского дня, в Швейцарии не отмечаемого. В соответствии с принципом прямой демократии все взрослое население призвано выразить свое мнение по трем вопросам первостепенной, видимо, важности: народная инициатива «За запрет на сокрытие лица», экономическое партнерство со странами ЕАСТ и Индонезией и закон о службах электронной идентификации. Не надо быть тонким политическим аналитиком или психологом, чтобы понять, почему самые оживленные дебаты идут именно вокруг первого вопроса. Нам предстоит так называемое эмоциональное голосование, то есть многие, проставляя крестик в том или ином отведенном для этого квадратике в бюллетене, будут руководствоваться не здравым смыслом, а, как говорят французы, tripes, что можно перевести и как внутренности, кишки, и, в фигуральном смысле, как душа. Иначе говоря, эмоциями, среди которых, как ни крути, преобладает страх – как и в 2009-м, когда швейцарцы запретили возведение в стране новых минаретов, накликав на свою голову гром и молнии со стороны европейских соседей. Но гроза прошла, а минареты альпийский пейзаж не портят и все страсти давно улеглись. 

Новая инициатива отклонена правительством, однако в двух кантонах – Тичино и Санкт-Галлен – население уже проголосовало «за», а решение на федеральном уровне за народом. С доводами за и против можно ознакомиться здесь, но если совсем кратко, то сводятся они к следующему. Авторы требуют запретить сокрытие лица во всех общественных местах: на улицах, в госучреждениях, в транспорте, на стадионах, в магазинах, в ресторанах и на природе. Исключения предусмотрены лишь в местах культа или если сокрытие лица необходимо из медицинских соображений и в целях безопасности. Новые правила будут распространяться и на туристов. Правительство же считает, что инициаторы заходят слишком далеко и предлагают компромиссное решение: каждый может делать со своим лицом, что хочет, но обязан «предъявлять» его по требованию представителей власти для установления личности.

В преддверии нового голосования на столь чувствительную тему местные СМИ предлагают немало интересной информации, позволяющей лучше понять, кого вообще касается новая инициатива, расцениваемая некоторыми как антимусульманская.

Итак, иммиграция мусульман в Швейцарию по-настоящему началась в 1960-х годах, до тех пор она не привлекала к себе внимания, а лица, исповедовавшие ислам, исчислялись здесь несколькими сотнями. Количественный скачок произошел между 1990 и 2010 годами, после чего приток вновь стабилизировался.

Согласно последним данным Федеральной службы статистики, в 2019 году 5,5% жителей Швейцарии старше 15 лет позиционировали себя как мусульмане – это 390 тысяч человек, из которых чуть больше половины, 53%, составляют мужчины. (На приводимой ниже таблице хорошо видно, как расширилась за последние пятьдесят лет не только желтая полоска, обозначающая мусульман, но и серая, обозначающая лиц без какой бы то ни было религиозной принадлежности.)

По оценкам демографов, средний возраст мусульман в Швейцарии достаточно низок – почти половине членов общины от 25 до 44 лет. Интересно, что, по данным на 2018 год, лишь треть всего населения страны относится к этой возрастной категории. Представители Швейцарского центра «Ислам и общества» при Университете Фрибурга (CSIS) объясняют это тем, что мусульманская иммиграция остается сравнительно недавним явлением.

Люди старше 65 лет составляют лишь 5,4% швейцарских мусульман, в целом же по стране таковых 20%. И на это у фрибургского центра есть объяснение: после выхода на пенсию, многие мусульмане возвращаются на родину.

Но откуда они сюда приезжают? Прежде всего, с Балканского полуострова – 130,500 человек за четыре года, с 2014 по 2018-й. «Сначала это были так называемые «сезонные рабочие», но затем развал Югославии вынудил их искать убежища на территории Швейцарской Конфедерации», - объяснил в эфире RTS исследователь Института общественных наук и религий Лозаннского университета Кристоф Монно. При этом он отметил изменение в миграционных потоках (в 1970-х годах две трети мусульман приезжали в Швейцарию из Турции) и в статусе этой категории лиц: число натурализаций значительно возросло, и сегодня 35% проживающих в Швейцарии мусульман являются ее полноценными гражданами.

Данные Федеральной службы статистики раскрывают еще один факт, способный удивить многих: местные мусульмане практикуют религию меньше, чем представители других конфессий.  Около половины из них заявляют, что совсем не принимают участия в религиозных обрядах, еще четверть утверждает, что делает это от одного до пяти раз в год. «Для первого и второго поколения религия – важный культурный фактор, основа самоидентификации. Но далеко не все лица, позиционирующие себя как мусульмане, практикуют религию», - прокомментировал эти цифры Кристоф Монно. Для сравнения: один из швейцарских католиков из пяти никогда не ходит в церковь, а 43% появляются там хотя бы раз в году. Сходные данные имеются и по представителям других христианских общин.

Мусульманское сообщество в Швейцарии состоит из представителей разных направлений ислама, среди которых преобладают сунниты (85%), как, кстати, и в России, на Балканах и в Турции. Шииты, составляющие 7-10%, приехали сюда, в основном, из Ирана и Афганистана – по данным CSIS, они собираются в десятке мечетей.

Наконец, есть в Швейцарии и алавиты - последователи алавизма, синкретической религии, которую можно рассматривать как эзотерическое ответвление персидского направления ислама и даже шиизма, с которым алавитов объединяет культ Али, зятя и двоюродного брата пророка Мухаммада. Кристоф Монно описывает это направление ислама, дистанцирующееся от классического, как «мистическое, либеральное и крайне политизированное, популярное прежде всего среди турецкой оппозиции».

Разумеется, обсуждение инициативы «против паранджи» активизировало и обсуждение вопроса о фундаменталистах среди мусульман и об опасности, которую они представляют для Швейцарии. Считается, что таковых здесь мало, но конкретные данные отсутствуют. Пока. Недавно Конфедерация уполномочила Университет Люцерна провести исследование в области салафии, наиболее традиционалистского движения в исламе, к которому причисляются, например, идеологи ассоциации «Братья-мусульмане». Понятное дело, это вызывает у многих непонимание и страх, тем более что число салафитов в Швейцарии растет, о чем свидетельствует специалист в области социологии религий Маллори Шнюли Пюрди. «С тех пор, как я начала посещать ассоциации и мечети, я наблюдаю небольшие группы людей, крутящихся вокруг некоторых мечетей и одетых так, что их можно принять за салафитов, хотя не факт, что они ими являются. Это – проявления фундаменталистских течений, которые мы не видели в 2000-х, но которые начали появляться в 2010-2011 годах и пользуются сейчас растущей популярностью».

Не секрет, что именно к этой группе относятся и джихадисты, с которыми нейтральной Швейцарии пришлось сталкиваться уже не раз. В этой связи Маллори Шнюли Пюрди предостерегает от поспешного навешивания ярлыков. «Салафия многолика, - объясняет она. – Есть салафиты-пуритане, стремящиеся буквально исполнять все предписания Корана. Есть более политизированные салафиты, пытающиеся использовать демократические механизмы для получения мусульманами прав, которых, по их мнению, они лишены. Есть и третий тип – салафиты-джихадисты, призывающие к своего рода революции и прибегающие к насилию для достижения своих целей».

Признавая их наличие в Швейцарии, социолог настаивает на том, что далеко не в каждом салафите дремлет джихадист! 7 марта мы узнаем, произвели ли впечатление слова ученого на большинство швейцарцев.