Все записи
18:40  /  11.12.20

800просмотров

Сны под столом и домашние тапочки. Воспоминания к 195-летию Строгановки

О трудоголизме студентов Строгановки и сне под планшетами

+T -
Поделиться:

Академии им. С. Г. Строганова в 2020 году исполняется 195 лет. Выпускник академии 2000 года и создатель архитектурного бюро Archpoint Валерий Лизунов по просьбе «Сноба» вспоминает учебные годы, веселые и драматичные моменты, и рассказывает, почему о Строгановке остаются только лучшие воспоминания

Фото: Всеволод Тарасевич/РИА Новости
Фото: Всеволод Тарасевич/РИА Новости
Выставка студенческих работ в академии им. С. Г. Строганова. 1969 год

Для меня Строгановка всегда была мечтой. Архитектором я решил стать еще в детстве, хотел проектировать интерьеры, менять городскую среду. Когда узнал об академии с богатейшей историей, в которой учились столько талантов — Дейнека, Маяковский, и преподавали известнейшие архитекторы — Жолтовский, Щусев, Кекушев — захотел во что бы то ни стало туда поступить.

После школы в Строгановку мало кто идет — перед поступлением надо получить образование в профессиональном училище, что я и сделал — пять лет отучился на факультете графического дизайна Енисейского педагогического училища. Вступительные в Строгановку помню до сих пор: рисунок и живопись, на котором надо было сдать композицию, и русский язык, где писали сочинение.

Когда поступил, был, конечно, в эйфории, и первый год учился максимально активно. Ко второму курсу нашел работу, стал зарабатывать, и так меня это увлекло, что на пару лет я отодвинул учебу на второй план. Все изменилось, когда я познакомился с будущей женой Анжелой Моисеевой. Она была студенткой МАрхИ, была окружена творческими людьми и много училась. В тот момент я снова загорелся учебой, ушел с работы и стал ходить на все пары в Строгановке и даже на лекции в МАрхИ как вольнослушатель. В итоге закончил академию с благодарностью от государственной комиссии. Сейчас понимаю, насколько правильным было решение сфокусироваться на учебе — в рабочей рутине на это остается слишком мало времени.

Атмосфера в вузе была в целом демократичная. Встречались, конечно, и авторитарные преподаватели, но таких было мало. После училища все студенты были уже взрослые, в районе 20 лет, и педагоги относились к ним соответственно: никто ни к чему не принуждал, хочешь — учись, не хочешь — дело твое. Многие шли работать. Мне кажется, это единственно верный подход к студентам — учишься сам себя организовывать, ставить цели и добиваться их. Но и вылететь из вуза было делом нехитрым.

Не припомню, чтобы у нас кто-то конфликтовал. Все студенты друг с другом дружно сосуществовали, общались, бурно отмечали сдачу курсовых и дипломов. До сих пор с однокурсниками часто встречаемся. Традиционно каждый год кто-то собирает всех у себя дома, или все вместе идем в бар, вспоминаем студенческие годы, делимся идеями, обсуждаем проекты.

Самым ярким в нашей студенческой жизни была сдача дипломов и курсовых на огромных планшетах. Компьютеров тогда у нас не было, все делали вручную. Недели за две до защиты мы в буквальном смысле переезжали в академию, чтобы не тратить времени на дорогу и по максимуму заниматься проектами. Институт становился такой огромной квартирой — мы переодевались в домашнюю одежду, переобувались в тапочки, мылись в раковинах, завтракали, обедали и ужинали прямо в аудиториях, делились едой друг с другом Ночевали прямо в кабинетах в спальных мешках среди планшетов, но на сон, надо сказать, времени у нас оставалось мало, засыпали под утро.

Однажды произошел смешной случай. Один студент, который, видимо, совсем давно не спал, в день защиты проектов уснул прямо под столом. В кабинет зашла комиссия из 15 человек, чтобы оценить наши работы, и они долго не могли понять, что там за посторонний звук. Прислушались — а это тот ученик храпит на всю ивановскую. Мы, конечно, потом смеялись, как сумасшедшие.

С теми же планшетами были связаны и отчасти драматичные моменты. Когда делаешь курсовую — берешь огромную раму, мочишь бумагу и натягиваешь на планшет, чтобы она была как барабан, когда высохнет. Потом наносишь чертежи, отмывки, прикрепляешь рисунки. Это дело не быстрое, требует отдачи, напряжения и внимания. Обычно тратишь на это месяца два или три. И самым грустным в такие моменты бывало, когда собрался ты сделать трафарет на рисунке, и ножом случайно — раз — задел натянутый лист. И если он не до конца просох — все, планшет лопается, и с этой трещиной уже ничего не сделать, выход один — переделывать все с самого начала. Самое обидное, что это происходило обычно уже перед самой сдачей, когда на переделывание оставалось буквально несколько дней. Но с чем не может справиться наш студент? В такой критической ситуации приходилось собирать волю в кулак. Переделывали за пару дней то, над чем до этого трудились несколько месяцев. Такие моменты научили меня максимально быстро реагировать на возникающие задачи и отрабатывать их профессионально.

Наверное, самое главное, что дали мне годы обучения в Строгановке — мироощущение, которое по жизни мне помогает. Там я понял, что к творчеству и к жизни в целом нужно относиться как художник, а не как ремесленник. Вообще, наверно, это понимают здесь все — выпускников академии можно узнать по художественному почерку. Каждый в своем деле профессионал, многие стали известными художниками, архитекторами, меняющими современную творческую среду.

Конечно, родной институт не отпускает. Иногда проводим там лекции, открытые уроки, встречаемся со студентами, которые, как и раньше, максимально открыты новым знаниям, с горящими глазами и творческими идеями. Смотришь на них и вспоминаешь, как вроде совсем недавно сам сидел за партой и строил в уме наполеоновские планы.

11 декабря в баре «Проходное место» («Депо Лесная») пройдет встреча выпускников Академии им. С.Г. Строганова, организованная Валерием Лизуновым и Анастасией Топоевой. Подробности — на странице мероприятия.