Все записи
20:23  /  20.07.21

1047просмотров

Курс Дмитрия Быкова о писательстве или История о нарушении границ

+T -
Поделиться:

В июне этого года я поучаствовала в курсе Дмитрия Быкова «Как написать захватывающую историю». Курс был рассчитан на взрослую аудиторию и длился 4 дня. Неоднозначность результатов и ощущение недосказанности мотивируют меня разобраться в процессе и систематизировать случившееся. Факт покупки и полноценного участия дают мне право открыто высказывать свое мнение.

Итак, исходные данные. Название курса «Как написать захватывающую историю», длительность 4 дня, стоимость 20 000 руб. Длительность каждого занятия 1,5-2 часа. Место проведения – лекторий «Прямая речь». Организаторами курса заявлена работа в небольшой группе и проработка следующих тем:

  • Сюжетная линия: как ее найти и не потерять?
  • Блоги и посты — это тоже рассказы!
  • Любовный сторителлинг.
  • Фантастические твари, где они обитают и как про них писать.

«На этом курсе вы научитесь писать увлекательные короткие тексты: рассказ, статью, пост в соцсетях. Разберете композицию, сюжет, динамику, конфликты, образ героя, любовную линию, финал и многое другое», заявлено в описании программы. После каждого занятия участники получали домашнее задание, а по итогу написали рассказы, на которые Дмитрий Быков дал рецензию.

Сразу обозначу сильные стороны курса. Дмитрий Львович, действительно, лично читал все тексты участников и давал комментарии либо на все, либо на лучшие экземпляры. Это безусловная ценность, поскольку получить обратную связь, хотя бы минутную, от писателя такого уровня – это уникальная возможность. Кроме того, слушать и воспринимать образ мышления сложившегося Мастера, который, к тому же, сумел успешно коммерциализировать свой талант, интересно с исследовательской точки зрения.

Теперь о несовпадениях. Во-первых, работа в небольшой группе по факту оказалась работой в группе из порядка 35 человек. Это полноценная учебная аудитория. Обратная связь на каждый текст, примерно по две минуты на комментарий, съедала почти половину всего времени занятия.

Во-вторых, автор курса сразу же заявил об отступлении от заявленной программы. Меня всегда напрягают такие ситуации. Не нужно объяснять, что обучающий курс – это коммерческий продукт с определенной стоимостью. По всем законам рынка, такой продукт должен обладать определенной полезностью, то есть предопределенными результатами его потребления. Достижение этих результатов и удовлетворение заранее выявленных потребностей участников в перспективе дают лояльную аудиторию, готовую к следующим покупкам. В данном случае, для меня осталось загадкой, какие результаты закладывались в обучающий продукт. Присутствовало явное расхождение позиций организаторов, продвигающих курс, и самого Дмитрия Быкова.

Опираясь на заявленную программу, я рассчитывала за 4 занятия освоить конкретные приемы и техники написания коротких текстов. Получить ответ на вопрос «как?». Но этого как раз Дмитрий Львович не дал. Было впечатление, что он больше делится своим литературным мироощущением, нежели писательскими знаниями, развивающими навык. Скорее даже речь шла о том,  «что?». О чем писать, чтобы читателю было интересно.

Несовпадение заявленного и фактического содержания занятий привело к путанице в оценке результатов участников. И это считаю главным провалом курса. Что конкретно оценивал Дмитрий Львович – то ли содержание, то ли форму, то ли качество текста, мне было не понятно. Задания из категории «написать рассказ про любовь» или «написать рассказ про еду», на мой взгляд, недостаточно конкретны, с учетом того, что приемы и техники, способные качественно трансформировать тексты на эти темы, не были даны. Писать приходилось по наитию, как, собственно, и до участия в курсе.

Суждения автора курса были направлены на писательские способности участников “as is”. В рецензии на финальные работы (спустя две недели после завершения курса) Дмитрий Львович рьяно прокомментировал и авторский голос, который «прорезался у единиц», и заштампованность текстов, прошелся по сюжетам и личным историям участников, некоторые из которых, по его мнению, не достойны быть рассказами.

Но разве автор курса занимался вопросами становления авторского голоса и устранения штампов через определенные методики? Разве эти результаты были запланированы в рамках четырехдневного курса? Нет. Тогда почему же Учитель вышел за дозволенные преподавательской этикой пределы? Если бы Дмитрий Львович хотел побороть наши штампы, он бы раскрыл для нас 5 конкретных способов отлавливания и выжигания литературных шаблонов и научил ими пользоваться. Но эта тема не являлась предметом изучения, и, тем не менее, была использована им для критики.

Финальная рецензия превратилась в качественно написанный слив негатива, незаслуженную прощальную оплеуху, прикрытую благими намерениями. Это грубое нарушение границ и обесценивание вклада участников, после которых, честно говоря, хотелось принять душ. Я не знаю, как Дмитрий Львович работает с детьми и подростками. Но если такой подход практикуется и с ними, то это скверно.

В моем  представлении о хорошем (даже не высококлассном) обучающем продукте, организаторам достаточно было дать следующее. На каждый из заявленных в программе пунктов, помимо теории, предложить конкретные упражнения и приемы, отработка которых была бы домашним заданием. В финальном рассказе участники могли бы сочетать изученные  техники, сделав свой текст качественно другим, отличным от привычного. И оценка автора курса была бы направлена на те аспекты творческого потока участников, которых он сам касался в течение четырех вечеров. Это было бы хорошо. Этого было бы достаточно. Это было бы измеримо!

На мой взгляд, в рамках рассматриваемой программы автор оказался не готов честно делиться нюансами мастерства. Скорее, он предлагал некую иллюзию приятельствования, сокращения дистанции как один из главных эффектов участия в курсе. Но для взрослой аудитории с глубоким проработанным запросом этого недостаточно. Сокращение дистанции для обсуждения литературы или самого писателя можно получить на более простых и менее дорогих форматах встреч – лекциях, литературных клубах и пр.

Какой результат я забрала с собой по итогам курса:

  1. Ценный список литературы, порядка 30 произведений. Кстати, было бы эффективнее сделать его публичным заранее, для более предметной подготовки участников к курсу.  
  2. Список из порядка десяти фраз, которые точно нельзя использовать в прозе.
  3. Понимание, что такое современный рассказ и «откуда» его писать.
  4. Знакомство с замечательными пишущими людьми, ясными и смелыми, с которыми надеюсь продолжить общение.

Стоит ли участвовать в мероприятиях Дмитрия Быкова? Конечно, стоит! Если это лекции, литературные встречи и открытые дискуссии, предполагающие свободный поток знаний на литературные темы. Если речь идет о заявке на индивидуальную работу, то я бы воздержалась. По крайней мере, на данный момент.

Моя ответственность в этой истории в том, что под свой запрос я выбрала не ту программу и не того Мастера. И за это я заплатила не только стоимостью курса, билетов и проживания в Москве, но еще и головной болью в поисках справедливых ответов. Осознание этого факта и способность смело двигаться дальше в выбранной мной форме творчества делают меня сильнее.

С ответственностью организаторов пусть разбираются они сами.

Комментировать Всего 10 комментариев

Марина, очень интересно. Спасибо, что написали отзыв, я после Ваших постов с курса задумывала посетить его...

По Вашему описанию похоже на творческие вечера в аудитории, где можно прикоснуться к сиянию мастера

//Знакомство с замечательными пишущими людьми, ясными и смелыми// - вот это здорово кстати.Попасть в среду, найти единомышленников. 

Мария, спасибо вам))

к сиянию мастера можно прикоснуться в рамках более простых форматов, на открытых лекциях, например. Здесь же, на мой взгляд, важно соотношение "цена/ценность". И я, действительно, все 4 дня пыталась понять, чего же хотят сами организаторы.

Свои же хотелки и ожидания я четко для себя осознавала.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Марина, меня, пятнадцатилетнего, "учил"

(если вообще этому можно научить) писать тогдашний студент Литературного института (впоследствии Зав. поэтической редакцией журнала "Юность", безвременно ушедший в 45 лет) Диомид Костюрин, который начал свою первую беседу со мной (а их было много в его заваленной книгами общежитской комнатке на Руставели за два с половиной года нашего общения) с такой фразы: "Чтобы научиться писать, надо сначала научиться читать". 

А дальше... это может прийти, а может не прийти. Но сначала жгучей потребностью должно стать непрерывное чтение, а затем ручка и белый лист. Ну, и конечно общение с теми, для кого писательство стало жгучей необходимостью. Поэтому самый ценный результат, который Вы вынесли из курсов Быкова - это "Знакомство с замечательными пишущими людьми, ясными и смелыми, с которыми надеюсь продолжить общение".

А самого Быкова (тогда еще только начинающего автора) мне, издателю общественно-политического журнала Ulitsa в Чикаго (в 1995-1996 гг.), вместе с Денисом Драгунским предложила зав. нашего бюро в Москве Консуэла Сегура (жена Владимира Молчанова). Они и стали одними из первых авторов моего журнала.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Борис, здравствуйте!

Как прекрасно вы рассказали три истории внутри короткого комментария. Читаю и радуюсь. Спасибо!

У меня, конечно же, не было иллюзии, что за четыре вечера меня научат писать. Я шла за нюансами, которые, возможно, помогут мне сделать мой текст лучше, отличным от привычного. 

Негодование, котороя я испытываю как сложившийся управленец, связано с некорректно представленным продуктом. 

Негодование, котороя я испытываю как сложившийся управленец, связано с некорректно представленным продуктом

Хорошее замечание). В прошлом году я начала преподавать в Современной школе дизайна. Предмет - "История и психология моды: от теории к практике и креативным навыкам". Должна была только "Историю Домов моды", но я с позволения администрации расширила спектр. Курс абсолютно авторский, пишу всё с нуля, труд адский. Сначала я даже плакала, чуть не скатилась в депрессию - столько времени и энергии это отнимало. Теперь научилась всё делать гораздо быстрее, но без утраты глубины. Планирую метаболизировать некоторые материалы под формат публичных лекций - читать для широкой аудитории, и очень озабочена как раз тем, чем Вы возмутились: чтоб было и увлекательно, и познавательно))) 

Эту реплику поддерживают: Марина Рахманова, Мария Шапиро

Интересно, Марина, спасибо! Ещё в процессе чтения Вашего поста так и хотелось спросить: а почему бы Вам не почитать книги по писательскому мастерству - их достаточно, и, на мой взгляд, такая "терапия" гораздо пользительнее. Лично у меня их несколько десятков: лучшее из иностранных авторов и, конечно, наши тоже - читаю и перечитываю. Некоторые прям шедевральные - настолько всё отзывается! Потом увидела, что Быков дал Вам какой-то список. Это они и есть?

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц

Анна, спасибо!

Дмитрий Львович рекомендовал художественные произведения, рассказы зарубежных и русских авторов. Хармс, Ф.О' Коннор, Паустовский, Перушевская, Драгунский и другие. 

Книги по писательскому мастерству, действительно, очень полезны для развития. "Право писать" и "Путь художника" Джулии Кэмерон из недавнего, что я перечитывала.

Вы могли подсказать ваш топ лист таких книг? 

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Конечно, весьма охотно). 

Из Дж. Кэмерон у меня есть всё, но больше всего понравилось, пожалуй, "Взять хотя бы меня": очень вдохновляюще!

Далее (не приоритетном формате, просто любимые):

С. Маран: "Зачем мы пишем";

Р. Коэн: "Писать как Толстой";

Ю. Вольф: "Школа литературного мастерства";

У. Эко: "Заметки на полях "Имени розы"", "Шесть прогулок в литературных лесах", "Откровения молодого романиста", "Сказать почти то же самое", "Пять эссе на тему этики", "О литературе" (всё читано не по одному разу);

С. Моэм: "Записные книжки", "Подводя итоги" (обожаю, все страницы исчерканы карандашом);

Р. Гари: "Обещание на заре";

К. Визнер: "Живой текст.

Из отечественных авторов:

К. Паустовский: "Золотая роза";

Е. Аполлонов: "Пиши рьяно, редактируй резво";

П. Вайль, А. Генис: "Родная речь";

М. Веллер: "Как стать писателем";

Г. Юзефович: "О чём говорят бестселлеры";

К. Чуковский: "Высокое искусство"

и пр., пр.

А сейчас прям зачитываюсь той, что на фото: узнала довольно много нового. Однако важно и то, что некоторые мысли один в один резонируют с моими: это очень ободряет - осознавать, что такой признанный автор и преподаватель думает так же). 

   

Эту реплику поддерживают: Марина Рахманова, Мария Шапиро

Анна, спасибо Вам!

Очень ценно! Я изучу с удовольствием.

Еще интересен Чак Паланик, который написал 36 эссе о литературном мастерстве. Точно и мощно.

И Вам спасибо! Классный бартер)