Все записи
12:46  /  19.02.21

659просмотров

Записки содержанки (отрывки из true story)

+T -
Поделиться:

Часто говорят: «Эверест у каждого свой!» Знаете, что я отвечу на это: «Чушь! Наглое вранье!» Эверест один и высота его ни много ни мало, а 8848 метра над уровнем моря. Поэтому, не слушайте бредни слабаков, путающих достижение их личных амбиций с покорением самого высокого из 14 ти существующих в мире восьмитысячников.

Вам доводилось когда-либо наблюдать то, как меняется погода в горах? Вот еще пять минут назад глаза слепило солнце, а сейчас ты поднимаешься на открытой̆ креселка в плотной̆, снежно-туманной̆ мгле. Не видно ничего, ни елок, ни сидушки впереди. Белая крупа засыпает лицо, попадает за шиворот. Ты ежишься, натягиваешь капюшон и сидишь, как нахохлившийся воробушек в ожидании остановки. А соскользнув с подъёмника, оказываешься в колючем, обжигающем облаке. Ветер недружелюбно пронизывает до костей̆, снег залепляет маску. Не дай̆ Бог иметь в такой̆ ситуации неподходящий̆ фильтр.

А бывает и так, что даже самого правильного цвета стекло начинает предательски запотевать, и ты просто ничего не видишь. Снять маску - не вариант, и вот, как слепой̆ крот, то сдвигая ее на лоб, то натягивая обратно, ты, чертыхаясь, ориентируясь на размытые силуэты, пытаешься на ощупь съехать со смешной̆ относительно Эвереста высоты. Отсутствие видимости превращает обычные действия в невероятно сложные. Все становиться одинаково бело.

У меня был эпизод в горах Китая. Моя первая горнолыжная поездка за пределы России. Курорт Ябули, недалеко от Харбина. В январе там очень сурово в плане погодных условий, точнее сказать, адски холодно. Я до этого момента имела счастье кататься только с горки города Арсеньев. Одна трасса, один спуск, бугельный ̆подъёмник .  Навыки мои лыжные носили весьма скромный̆ характер.

В тот день это был крайний̆ спуск, креселка уже закрывалась, начинало смеркаться. И я, не понимая того, что существует цветовая дифференциация трасс (два раза ку), случайно попадаю на черную. Не ведая, что творю, в гордом одиночестве бесстрашно лечу вниз, по узкой̆, отвесной̆ и в довершение всего изрядно засыпанной̆ свежевыпавшим снегом просеке.  Тут же падаю, качусь кубарем весьма продолжительное время. Одна лыжа отстёгивается и зарывается в пушистом снегу. Я с трудом ее нахожу, достаю, но никак не могу одеть. Твёрдой̆ поверхности нет, и она предательски проваливается в рыхлое облако, потом, с превеликим трудом мне удается застегнуть крепления.  Я встаю на ноги делаю два поворота. И падаю опять. Встаю, начинаю движение. Снова падаю, снова теряю лыжу. Снег у меня везде, за шиворотом, в штанах, и перчатках.  

Я настойчиво собираю свое оборудование, опять пристегиваю лыжу. Руки замерзли, на улице примерно -17. Еду метра три и лечу кубарем, на этот раз, умудряясь как-то неудачно дернуть ногой̆, вызвав адскую боль в голеностопе, который̆ я не так давно травмировала. И вот я уже плачу, но опять одеваюсь, опять падаю … и так, наверное, раз пятьдесят, не меньше. Подступающая темнота. У меня нет телефона, вокруг ни души, я не знаю ни слова на китайском. Самое удивительное, мне не было страшно. Я ковырялась очень долго, но в итоге, благополучно спустилась вниз. Расхристанная, хромающая, покрытая ледышками и похожая на корявого снеговика. Но непередаваемым счастьем было пронизано все мое околевшее существо. Так как это была самая настоящая победа.