Все записи
19:10  /  11.02.21

1647просмотров

А вы готовы бросить семью ради приёмного ребёнка?

+T -
Поделиться:

Через два часа мне выходить в Биробиджане (административный центр Еврейской автономной области, 70 км до границы с Китаем, разница во времени с Москвой +7 часов). 

Что я делаю? 

Бросила мужа и трёхлетнего сына где-то во Вьетнаме. Зачем?  

Чтобы познакомиться с девочкой. Ей почти год, который она провела в специализированном доме ребёнка. 

У меня есть её фотография и список диагнозов. Но даже фамилии её я не знаю. Валентина П., третья группа здоровья, цвет глаз голубой (или серый), братьев и сестёр нет, характер спокойный, фото трёхмесячной давности. Это всё, что возможно узнать о ребёнке из федеральной базы данных детей-сирот на usinovite.ru. Исчерпывающая информация, ознакомившись с которой потенциальный приёмный родитель может легко принять решение - его это ребёнок или нет? Ехать знакомиться или поискать поближе? Чтоб цвет глаз карий (или серый), как будто это самое важное. 

 

Что я делаю? Эта мысль удивительно попадает в ритм со стуком колёс. 

От волнения подташнивает. Смотрю в окно. Пространство. Когда едешь из Москвы в Нижний Новгород на поезде, всё время видишь за окном лес. Или косые серые деревни. А тут. Тундра? 

- А вот в 70-е какие были морозы! Ого-го!… 

- Иван Сергеевич, ну, пожалейте их, дураки они, ушли в самоволку и без телефона. Как есть дураки… 

- Ещё чаю будете? Я как раз иду к проводникам. 

Ложки звенят в стаканах с подстаканниками. Пахнет мазутом или путешествием? Или чем пахнет поезд №001Э Владивосток - Москва? 

Женщина на полке напротив кладёт под голову сумку и ложится на голое сиденье, без матраса, без белья. Шапку (норковую) не снимает. Укрывается шубой и звонит по телефону: 

- Алло, ну всё, я в поезде. Да, скоро буду. Всё хорошо. Буду, говорю! Скоро! В шесть утра поезд приходит. Ставьте чайник. 

Кошусь на часы - 15.30... Полчаса назад выехали из Хабаровска. 

Кто-то в уютном плюшевом домашнем халате на молнии качаясь идёт по проходу.  

 

Мозг подмечает все эти детали только чтобы отвлечься. Иначе паника. Не получается даже читать… 

Что я делаю? А если не моя? Не приму? Не полюблю? Зачем мне это? У меня семья. Работа. Путешествия. Книга вон не дочитана. Я своему ребёнку времени уделяю недостаточно. Бросила во вьетнамской деревне со смешным названием Муйня. И уехала. 

А как спать потом? Зная, что где-то есть девочка, которой ты могла помочь, могла увезти её в другой мир. Могла стать ей мамой. Но струсила! Сможешь? 

Не смогу. Поэтому еду. Но я же свою семью могу разрушить. Уже рушу. С мужем же так и не договорились. 

Не договорились. Семьи рушатся и без наличия в них приёмных детей. Или не рушатся. Дыши. Ты справишься. 

Как же страшно. Что я делаю? 

Что должна! И будь что будет?  

 

Будет пахнущий рыбным супом дом ребёнка. Там хорошо, почти как в обычном детском садике – во дворе разноцветные флажки на деревьях и жуткие разрисованные красками фигуры из снега. И о детях, конечно, заботятся – меняют подгузники, кормят по часам, гуляют, но строго не больше 15 минут в день. Ибо Биробиджан, январь, мороз и две коляски на всю пока ещё не ходящую группу малышей. А гулять нужно всем - таков регламент. И режим. Малышей берут на руки, но редко, чтоб не приучать. Но учат держать ложку, сидеть на горшке и самостоятельно засыпать. У детей развиты все необходимые навыки по возрасту, есть чистая одежда, игрушки и огромная страшная липкая бездна в глазах... 

Будет знакомство с испуганным зарёванным цыплёнком. Когда носишь её на руках, сюсюкаешь, а она даже смотреть на тебя боится. Будет мучительная ночь принятия решения, хотя оно уже принято. Бокал красного в итальянском ресторане Феличита (Биробиджан умеет удивлять). Объяснения с мужем. Борьба с опекой и домом ребёнка. Две недели жизни в Биробиджане. И первый раз она уснёт на руках через неделю знакомства, а нянечки отругают потом, дескать, как мы её теперь укладывать будем. У нас же режим. И регламент. И не целуйте так часто, а то она уже привыкла и скандалит, требует ещё. А я буду идти в отель и реветь, потому что невозможно её каждый день им возвращать. 

Будет дорога домой - восемь часов самолётом до Москвы, три часа пересадка, ещё час лёта и мы в Нижнем Новгороде. А через две недели, сделаем загранпаспорт и опять полетим десять часов до Вьетнама. И столпившаяся семья будет встречать. Которая рушиться вовсе и не собиралась. 

Будет огромный седой вечный океан. И ладошки в песке. Первые шаги. И первое слово — мама.  

Всё это обязательно будет. 

 

А пока… Дыши. Отвлекайся.