Все записи
23:29  /  9.04.21

3139просмотров

Липовые крабы и советский хрусталь

+T -
Поделиться:

Сегодня я буду злой. Никаких призывов к великодушию и благонравию или поискам добра в сердце. Буду такой, какими многие все чаще видят себя в зеркалах нашей страны. Обозленной, уставшей, циничной, нетолерантной, матерящейся и с растрепанными волосами. Я буду злой, потому что, видимо, вместе с вами всеми это заслужила.

У меня выдалась неделька, когда все вокруг обрушивается разом и на темечко. И как бы ни противилась я считать себя пупом земли, в такие минуты кажется, что мир переделал остальные свои дела и осталась у него в пайплайне только ты одна. И вот пятничным вечером я решила освободить себе руки хотя бы от готовки и мытья посуды и заказать на ужин уже банальные для жителей всех часовых поясов России суши. И решила я почему-то сделать это не в моем любимом «сушняке», а испробовать новый и, честно скажу, более бюджетный вариант, обещавший мне мнооооого лосося и других японских изысков. По-быстрому уложив в корзину пару филадельфий и калифорний, я продолжила затянувшийся спарринг со вселенной. А через полчаса уже распаковывала на кухне пластиковые коробочки с соевым соусом и тоненькие бамбуковые палочки.

Каково же было мое удивление, не подумайте, кстати, что приятное, когда я положила первый квадратик калифорнии в рот... Удивившись вкусу, я стала пристально разглядывать пищу, которой предстояло стать мною, а мне, следовательно, ею. И, да, мой язык меня не подвел. Внутри подушечки из риса среди букета из огуречного хвороста нагло светила мне в глаза ядовито-красным светом... крабовая палочка! Мои роллы с гордым заморским названием «Калифорния» были сделаны из старых добрых советских крабовых палочек, которые моя мама клала в салаты, когда я успехом ходила пешком под стол. В ужасе я схватила телефон и принялась делать крупные планы этого вопиющего крабового фэйка, чтобы, как и положено продвинутой экологичной горожанке, написать кучу отзывов с одной звездочкой о ресторане-крабозаме. И тут мозг послал мне молнию. «Тупица! Ты состав читала, когда заказывала?» «Нет, конечно, сало оно и есть сало! Это же Калифорния, чего там читать то?» «Тупица» - только и повторил мой весьма надменный мозг.

Я вернулась на сайт, оставив Калифорнию наказываться в одиночестве и придумывать себе новое, более подходящее название. Ожидая уже именно такого результата, я обнаружила чистосердечный состав Калифорнии с теми самыми крабовыми палочками. «Толд ю!» - снова съехидничал мозг.

Так, как и положено снобу, я осталась голодная и с раздраженными сосочками на языке.

И вот, что я думаю. Я заслужила крабовые палочки в калифорнии. Я заслужила бесформенные балахоны и панталоны, и бесчувственные одноликие подошвы-говнодавы. Я заслужила киношки, сериальчики, тиктокеров, хайпожоров и хэйтеров. Я заслужила даже сезонный грипп и, о боже мой, сам Великий и Ужасный Ковид-сарс-его-ДевятнадцАть.

Заслужила, потому что в том возрасте, когда мои родители, строили самолеты и ракеты, жертвуя моим воспитанием ради светлого будущего, а бабушки и дедушки и вовсе защищали свое право ходить по этой земле, что делала я? Я пила, ела, наряжалась и болталась, транжиря и потребляя. И, да, я делала это заслуженным с красным дипломом и кандидатской красной, как кровавый апельсин, коркой. Да на собственноручно заработанные деньги. Но это не меняет хода вещей. То ли нас слишком долго и успешно оберегали родители, чтобы мы не боялись, повзрослев, подать собственный голос в решающий момент, то ли махнули сознательно рукой на нашу беззаботную юность, чтобы не перепахать ее страданиями раньше времени.

Только мы молча едим теперь колбасу из отходов, суши из палочек, и котлеты не из мяса животных. Мы молча переключаем каналы, борясь с тошнотой от засилия насилия и второсортного юмора. Послушно боимся болезни, когда нам говорят бояться. Потом боимся лечения, потом последствий, а потом новых штаммов, и наконец боимся психологических последствий такой многомесячной боязни. Так что же удивляться. Разве трусы заслуживают чего-то большего? По-моему, все закономерно. И даже не очень обидно, если быть честными с самими собой. Чего мы тоже боимся, как огня.

Думаю, многие знают, как среди ингредиентов салата Оливье появилась морковка. С ее помощью оригинальный, весьма сложный рецепт с перепелами и крабовыми шейками переложили на, так сказать, народный лад. И нашли замену деликатесным оранжевым шейкам в виде оранжевой дешевой моркови. И вся страна стала дружно в экстазе резать благородный французский салат под Новый год, чтобы зарыться в него мордой лица сразу после первой бутылки обычной русской водки. Теперь для крабового мяса в японских роллах, к которым россияне почти привыкли за тучные годы нефтяных брызг,  нашли подмену в виде палочек, которыми многие своих домашних животных то не кормят.

Так давайте честно признаемся сами себе, что мы как не умели отличать хорошее вино от плохого, так и не научились. Как ели рыбу второй свежести, так и едим.  Как плясали под «Бухгалтера», так и пляшем, и как копали картошку на своих пяти сотках, так и будем копать. Растрепанные, склочные и без особых претензий. И не надо наши крабовые палочки на японские роллы лицемерно переводить, мы отличные салаты с русским подорожавшим майонезом из них приготовим, в хрустальном салатнике и с веточкой петрушки на верхушке.

 

"Многие умирают не столько от болезней, сколько от неуемной, съедающей их вечной страсти — выдать себя за большее, чем они есть". Чингиз Айтматов. «Белый пароход»

Больше снобизма в телеграме

Комментировать Всего 50 комментариев

Мария, я совершенно не понимаю, какое отношение смелость или трусость имеют к картошке на шести сотках или крабовым палочкам?

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

Смелости требует признание своей местечковости, провинциальности и необразованности во многих вопросах. Чтобы учиться и познавать не поверхностно для поддержания имиджа, а для обогащения собственного мира.

А также готовность шагнуть с 6 соток на 6 Га. 

Вот я провинциален и необразован во многих вопросах. Не хочу шагнуть с 6 соток на 6 Га. При этом я вряд ли смел :)

Но мне кажется, что непритязательность - это необязательно трусость.

Что же касаетя обогащения собственного мира - то это отдельный вопрос, довольно для меня болезненный.

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

непритязательность - это необязательно трусость

Необязательно, конечно. И если это не обесценивание бОльших достижений и благ, то и вопросов нет. Но это скорее исключение, нежели правило, имхо. Гораздо чаще люди гордятся оголтелым невежеством и поучают других, нежели скромно радуются своим личным, пусть и скромным достижениям.

Я еще не встречала, вопроса в котором вы проявили бы себя, как недостаточно образованный собеседник. Правда, я на снобе не так давно)))

Насчет образованности: из списка Бродского я не читал практически ничего. И пока нет желания.

А если про обесценивание, т.е. навязывание в стиле "ишь, чего захотели, у нас разносолами не кормят" или там "университетов не кончали" - то да, это нехорошо.

зато шакшуку любите и отслеживаете полеты на Луну)

А если серьезно, Вячеслав, человек, способный высказать предположение о том, что он недостаточно образован, образован более, чем достаточно. По крайней мере, Сократ, был бы вам товарищем в подобном "невежестве".

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

Разве трусы заслуживают чего-то большего?

Без преувеличения, Мария, материал заслуживает настоящего и серьёзного обсуждения. На который трудно рассчитывать на Снобе сегодня, но надо. Я поглощён со вчерашего вечера тем, как Великобритания осмысляет смерть принца Филиппа. Потрясающе. Совершенно не так как в глупой подборке  нашей "Умер принц Филипп" ( то же суши с крабовыми палочками;).Надо смотреть все, все программы Би-би-си, чтобы понять, что произошло...

По сути два слова. Именно так. В России происходит то, что началось со времён, когда наши дедушки и бабушкин, мамы и папы отсижывали своё в ГУЛАГЕ, строили танки и самолёты и боролись  не за настоящее, а за будущее... Народ заслужил такое отношение к себе.

Знаете, на днях мне сын послал видео с интервью "Ирина Шихман - Петр Авен". Длинновато, скучновато, но там есть два ключевых момента: он признаётся в том, что они, либералы просто продули страну, отдали тому, кого великая Новодворская величала одним словом - гэбня. И второе - в начале  интервью Петр говорит: "Да, я свободный человек", а потом в конце Ирина спрашивает после воспоминаний Авена о страхе его дедушек-бабушек..., отсидевших в ГУЛАГах: "ВЫ боитесь сегодня?". И он, забыв о "свободном человеке", вдруг говорит о том, что этот страх сидит в нас, и в итоге: "Я боюсь, что за мной придут!". В том смысле, что при всей толерантности к главе Режима, даже Авен  не спит спокойно и боится.  И мой сын подметил  точно: Авен со своими картинами и разговором о серебряном веке излучает "тоску невероятную". И спрашивает меня - почему? Ответ - в заголовке моего комментария, Мария. Вы умница. Дело не в нарисованных картинках и живописи (даже в ярости Вы хорошо владете русским языком) ,  дело в осмыслении серьёзном. Что тут на Снобе - редкость.

Спасибо, Эдуард. Признаюсь, не тая, хочу спать спокойно и есть по цене крабов именно крабов. Мещанство, в той или иной степени овладевает человеком по мере взросления. Ведь нам всем есть, что терять...

Не комплексуйте:) Вячеслав, уверен, сам Бродский много чего не читал из опубликованного им списка. Это из области пожеланий... А Вам, инженеру, довольно и  потребности регулярно ходить в библиотеку...

Мария, очень созвучно тому,

что написал когда-то Вознесенский (правда о человеке, который того не заслуживал - Мэрилин Монро), но это не важно, поскольку стихи пережили свой предмет:

Изнемогают, хотят машины.

Невыносимо, невыносимо

лицом в сиденьях, пропахших псиной!

Невыносимо, когда насильно,

а добровольно — невыносимей!

Невыносимо прожить, не думая,

невыносимее — углубиться.

Где наша вера? Нас будто сдунули,

существованье — самоубийство,

самоубийство — бороться с дрянью,

самоубийство — мириться с ними,

невыносимо, когда бездарен,

когда талантлив — невыносимей,..

Последние четыре строки - диагноз всем нам и нашему времени.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Борис, спасибо, за ваш комментарий. Общаясь с вами, я узнаю, а главное начинаю любить поэзию.

Диагноз страшный, жить с ним тяжело..

Мария,

16 апреля (пятница) в 19 часов у меня будет лекция в Библиотеке иностранной литературы (online) по моим переводам поэзии английского поэта-метафизика 17 века Джона Мильтона (автора "Потерянного рая" и "Археопагитики"). Пройдя по этой ссылке, Вы можете зарегистрироваться (бесплатно) на лекцию: https://libfl.ru/ru/event/dzhon-milton-kak-velikiy-angliyskiy-poet-lekciya-b-aronshteyna 

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Спасибо, обязательно приду вас послушать.

Прекрасное изложение, неясный посыл

Мария, превосходный текст, но непонятно, чем вызван праведный гнев, что именно не так с мирозданьем и какова во всем этом роль Васисуалия Лоханкина )) 

Нужно на баррикады против крабовых палок в суши или что? 

Можно как-то по простому для людей, не имеющих красного диплома? )))) 

Еще слегка напугали "котлеты не из мяса животных". А из какого?

Зачем же сразу на баррикады? Достаточно просто не покупать продукцию у недобросовестных производителей, даже если кажется, что альтернативы нет или просто очень хочется.

Нельзя продавать субпродукты или, хуже того, отходы производства по цене деликатеса. Нельзя называть любое варево из риса и мяса пловом или паэльей, в зависимости от настроения. 

Что же касается искуственных продуктов, никогда не видели "видосики" корейцев, где они льют из баночек некую смесь в воду, и через некоторое время путем нехитрых манипуляций получают хотите котлету, хотите кочан капусты? Очень впечатляюще...

Достаточно просто не покупать продукцию у недобросовестных производителей,

Ну да, этого вполне достаточно ))

Так вот оно что. Ну, слава богу. А то я уж было испугалась, что от меня в силу возраста или по недомыслию ускользают какие-то смысловые оттенки ))))) 

По поводу видосиков - нет, не видела. А что, это кто-то ест?

Уверена, что ваш живой и острый ум не упустит ни одного смыслового оттенка)))

А по поводу того что и почему мы едим, мне кажется очень хорошо пишет Евгения Горац в своих постах. Я зачитываюсь!

Я увидел смысл (может быть, и отсутствующий)

в Вашей колонке, заключающейся в крике против "посредственности", о чем недавно говорила известный филосов и переводчик Ольга Седакова. Потрудитесь, пожалуйста, но дочитайте до конца:

Ольга СЕДАКОВА

Из лекции «Посредственность как социальная опасность».

"Я расскажу одну историю, которая сразу же поможет уточнить, что я имею в виду. Однажды в Хельсинки, в университете меня попросили рассказать вкратце, в течение одной лекции, одного академического часа, историю подсоветской культуры и искусства. И поскольку за час многого не расскажешь, я свела эту историю к очень краткой схеме. Главным героем ее у меня был так называемый «простой человек». (Опять же, прошу не заподозрить меня в высокомерии: саму себя я всегда считала именно таким простым человеком – так и отвечала это редакторам, которые утверждали, что «простой человек» этого не поймет: «Но я сама простой человек!»)«Простой человек» в кавычках. Тот самый «простой человек», которым постоянно оперировала пропаганда. От художников требовалось писать так, чтобы его понял «простой человек». От музыкантов требовалось сочинять такие мелодии, которые «простой человек» (то есть не получивший музыкального образования и, вероятно, не отягченный ни слухом, ни привязанностью к музыке – иначе он уже не «простой» в этом смысле) мог бы запомнить с первого раза и спеть. Так Жданов учил Шостаковича и Прокофьева, какими должны быть мелодии: чтобы их сразу можно было запомнить и спеть. Остальное называлось «сумбур вместо музыки». Философ не должен был говорить ничего «заумного», «сумбурного», «непонятного» – как это делали Гераклит, Гегель и другие несознательные и буржуазные мыслители, классовые враги «простого человека». И т. д., и т. д.Был ли этот «простой человек» реальностью или он был конструкцией? Это вопрос. Я думаю, изначально он был конструкцией, проектом. Изначально его придумали, этого «нового человека», которого и принялись воспитывать: внушать людям, что они имеют право требовать, чтобы угождали их невежеству и лени. «Искусство принадлежит народу». И стали размахивать этим «народом» и «простым человеком» во все стороны, как какой-нибудь Илья Муромец своей булавой, и крушить головы тех, кто не «простые». Постепенно эта официальная болванка наполнилась содержанием. И «простой человек» явился миру.Сколько раз я видела его, этого «простого человека» в действии! Как точно исполнял он свою роль, скажем, на выставках прекрасных художников, которым только иногда, в маленьком зале, разрешали выставить свои работы. У меня была старшая подруга Татьяна Александровна Шевченко, замечательная художница, дочь Александра Шевченко, которого называли «русским Сезанном». Однажды – ей было уже за 70 – состоялась одна из первых ее выставок, на окраине Москвы. Татьяна Александровна была человеком ангельской души. Они писала нежнейшие портреты, нежнейшие натюрморты, составленные исключительно из красивых вещей: из цветов, из ракушек – из того, на что нельзя смотреть иначе, как любуясь. Она сама говорила, что ей хочется рисовать человека таким, каким его видят, когда глядят на него, любуясь. В результате все у нее получались на портретах немножко лучше, чем это видно невооруженным взглядом – взглядом, не вооруженным очарованием. Это было не приукрашивание, а высматривание в человеке его лучшего. Она написала и два моих портрета, на которых я несравненно лучше, чем, я бы сказала, на самом деле. Так она видела. Одним словом, упрекнуть ее – с точки зрения «современного» искусства – можно было бы разве что в «украшении действительности», в смягчении ее драматизма, в странной безмятежности.И вот мы открыли альбом для отзывов. Я глазам своим не поверила. Страница за страницей – все то же: «Для кого это все выставлено? Простой человек этого понять не может. Почему все такое мрачное? Почему все в мрачных тонах?» И ведь это были не какие-то агенты, не какие-то инспекторы из ЦК КПСС. Это были обычные люди, которые писали то, что думали.Что касается тонов… У «простого человека» явно что-то случилось с восприятием цвета, если эти мягкие пастельные тона ему казались мрачными и угрожающими. Какие же он считал веселыми? Вероятно, такие, как на плакатах. Зрители не просто возмущались, они требовали запретить эту выставку и впредь ничего подобного не выставлять. Можете себе представить, как переживала все это старая Татьяна Александровна. Она думала, что дело в идеологах, в комиссиях, инстанциях… Оказалось, что осуждает ее сам «простой народ». Он не хочет смотреть на эту заумную и мрачную живопись. Это было самое страшное. Для нее, для меня, для многих из тех, кого тогда «запрещали», – вот это и было самым страшным. Осуждение идеологических инстанций нас нисколько не удручало. Что еще они могли делать? Но когда простые люди, твои соседи от себя лично выражали те же мнения – вот это действительно сражало!Итак, «простой человек», который твердо знал, как должен писать художник, как должен сочинять мелодии и подбирать гармонии музыкант, строчил в редакции, выражал свои возмущения по поводу любой нетривиальной вещи, напечатанной в журнале. Зачем такое печатают? Такое печатать нельзя. Народу такое не нужно. Некогда воспитанный, он сам стал воспитателем. Он стал воспитывать других. К какому-то времени, видимо, «простой человек» составлял уже статистическое большинство нашего общества. Примыкать к «простым» было выгодно и удобно.Когда обсуждают «реальный социализм», редко задумываются над тем, чем он соблазнял человека тогда – и чем он продолжает соблазнять, откуда возникает ностальгия по нему? Ради чего человек соглашается на безвыходную тюрьму и вечный надзор? От чего освобождала его эта тюрьма? От чувства метафизической личной вины – предположил Пауль Тиллих в своем анализе тоталитаризма. А это не шутка, это одно из труднейших обстоятельств человеческой жизни. Режим предлагал каждому своему участнику удобства, которых в предыдущей истории человек еще не знал – или не знал в такой мере. Он предлагал ему возможность стать «простым человеком», у которого нет никакого спроса с себя, над которым совесть не стоит, «как зверь когтистый». Иначе говоря, он предлагал возможность свободы от личной вины, свободы от «комплекса неполноценности». Зачем, скажем, спрашивать себя: да кто я такой, чтобы судить о живописи? видел ли я еще какие-нибудь десять картин – или вижу эту первую, но уже знаю, что в ней неправильно? Зачем «комплексовать» перед тем, что превышает твое понимание и опыт? Без согласия вот этого «среднего» человека, посредственного человека, на режим, без того, что в определенном смысле в этот режим ему выгоден – и не в смысле материальной социальной опеки, а вот в этом, метафизическом, если угодно, духовном отношении – мы мало что поймем в том, что у нас происходило. И в том, что опять стоит в дверях, к чему опять люди склоняются: снимите с нас ответственность, мы не хотим быть виноватыми, пусть все опять будет «просто» и «понятно».Так вот, я рассказываю в Хельсинки историю о том, как проектируется, воспитывается и становится главным судьей всего происходящего этот, так называемый «простой человек», и говорю: на могилах многих наших художников, которых или убили, или довели, или свели со света, можно было бы написать: «Их убил «простой человек». Партия не говорила, что это она расправляется с ними. Она утверждала, что всего лишь выполняет волю народа, что ради «простого человека» расправляются с Шостаковичем или с кем-то еще.Так вот, пока я все это говорю, я вижу, что студенты в большой университетской аудитории – такой же наверно, большой, как эта – как-то ежатся, смущаются и что-то им неловко. Потом ко мне подошли преподаватели и стали благодарить: «Спасибо вам! вот теперь они узнали, что они делают». «Они» – это студенты. Как выяснилось, хельсинские студенты подходят к своим профессорам с таким же требованием. Они говорят: «Не завышайте задач. Не требуйте от нас слишком многого. Не говорите нам слишком сложного и заумного. Мы простые люди. Не требуйте от нас невозможного. Все должно быть для простых людей». И Финляндия здесь совершенно не исключение. Это, к сожалению, типичная картина. Я встречала уже немало европейских редакторов, издателей, устроителей поэтических фестивалей, которые говорили то, что мы в прежние времена слышали постоянно – и надеялись, что это навсегда исчезнет вместе с нашим специфическим режимом: «Наш читатель этого не поймет. Мы не должны угнетать читателя, репрессировать его завышенной эрудицией, сложностью и т. д.»Часто в таком разговоре мне приходилось слышать и наше родное раздвоение говорящего, раздвоение, которое младшее поколение, я думаю, уже не встречало. Раздвоение каждого человека на «я» и «мы». Редактор спокойно говорил: «Я лично этого не люблю, но нам это нужно». Или наоборот: «Мне это нравится, но мы этого принять не можем». У человека, как будто облеченного властью и правом принимать решения, внутри было два существа: «я» и «мы». Эту шизофреническую ситуацию он считал совершенно естественной. И что же – теперь мы встречаем то же самое на свободном Западе, то же раздвоение вкуса и убеждений на «личные» и «публичные». Происходит это, разумеется, по совершенно другим причинам. Однако нетрудно разглядеть, что в итоге появляется: тот же самый «маленький человек», «простой человек» с его характерными свойствами: он какой-то чрезвычайно обидчивый и ранимый, этот «простой человек». Если он встретит что-то, что его превышает, он страшно обидится, почувствует себя репрессированным, потеряет уверенность в себе навсегда. «Нельзя подрывать уверенность в себе», один из законов политкорректности. Поэтому никак нельзя его трогать и ставить в затруднительное положение. (Почему-то не обсуждается другая, и вполне возможная реакция: от встречи с высоким человек может порадоваться и даже испытать гордость – не за себя, так за «нас», за род человеческий; он может захотеть присоединиться к тому, что его превышает…)"

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

в крике против "посредственности"

Именно, Борис, точнее я бы и сама не сказала. Чтение принесло мне колоссальное удовольствие, и заставлять себя трудиться мне не пришлось ни разу за "лонгрид". Причем не в последнюю очередь против посредственности и в самой себе.

Вы поняли меня сразу, хотя я и путалась и рефлексировала и злилась))) 

То, что у Вас, Мария, есть,

я называю "внутренним", "третьим" ухом. Оно есть у каждого, только в рудиментарном, зачаточном (как аппендикс) состоянии, и далеко не каждый может его в себе развить. Но уж если оно развито, то его обладатель столько услышит, например, в этих двух строках Эзры Паунда:

Явленье миру лиц в толпе

Как лепестков на влажной черной ветке

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Как вы думаете, Борис, при правильных учителях у всех есть шанс развить эту внутреннюю "чуйку"? Вечный вопрос, может ли воспитание компенсировать или нивелировать наследственность?

Уровень рефлексии чувственно-ассоциативной сферы,

как и всего остального, простирается в широком диапазоне от условного Шарикова (полная и абсолютно невозможная к реализации) до условного профессора Преображенского (и его alter-ego Булгакова - усвоенная на генетическом уровне). На всем остальном пространстве безусловна необходимость наличия определенных условий для ее реализации - возраст, окружение, некое духовно-интеллектуальное "сродство" к объекту рефлексии и, конечно же, учителя, каким был в моем случае поэт Диомид Костюрин. Но самое главное - необходимость постоянной тренировки рефлексии ассоциативно-чувственной сферы. Существует очень тонкий баланс между потреблением (впитыванием) и отражением (рефлексией). Если у Вас есть тяга к творчеству, то у Вас постепенно этот баланс будет сдвигаться в сторону отражения (рефлексии). Но эту способность надо постоянно воспитывать.

Например, выставка картин Фалька и его потрясающие "обнаженные" (которые для одних - издевательство над женским телом, а для других - гимн этому телу) прекрасный повод для этой рефлекии и потрясающий повод для ассоциации, поскольку (если много потребляешь, конечно), когда смотришь на них,  в память всплывают "Прелюдии" Томаса Элиота:

Ты одеяло сбросила с кровати в эту ночь,

Ты поджидала, лежа на спине безмолвно,

Ты в полудреме видела, как обнажала

В темноте метафор тысячу она презренных,

Из коих соткана была твоя душа

И коих тень, как язычки свечи,

На потолке дрожала.

Мир явился вновь.

Свет между ставнями прокрался мягко словно

Кошка, и воробьи промокли в водостоках поголовно.

Твой взгляд на улицу (она тебя манит),

Который ей же не понять ночи на склоне.

И, сидя на кровати там, где воздух соткан из полос,

Ты бигуди тащила из волос

Или сжимала желтые ступни

В обеих перепачканных ладонях.

необходимость постоянной тренировки

Эта тренировка в сегодняшней парадигме чуть ли не прямо объявляется пустой тратой времени. Читают условно школьную программу сегодня единицы. В основном краткое изложение. И так практически во всех сферах. Зато мнение имеют все и обо всем, и готовы агрессивно его отстаивать. Но, впрочем, я опять об очевидном...

А вот на это есть вечный Пушкин:

Веленью божию, о муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца;

Хвалу и клевету приемли равнодушно,

И не оспоривай глупца.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

«против «посредственности»

Мария, студенты были неправы не в той части, когда желали (бы) понимать, о чем речь в выступлении преподавателя.

А в форме подачи своей претензии, в совершенно неуместной требовательности.

Лев Васильевич Успенский рассказывал о своём студенчестве. Одному из преподавателей дали для лекций гигантскую поточную аудиторию (он был настоящим златоустом), другому самую крохотную (он искал истину прямо тут, на кафедре, делал это без малейшей поправки на неподготовленность аудитории).

Постепенно, неделю за неделей, у первого слушателей убывало, у второго прибывало, к концу семестра они "поменялись" помещеними. Фамилия второго - Щерба Лев Владимирович.

Я это к чему? Есть лекторы "ублажающие", есть возвышающие.

Но есть и третьи. Играющие в свою игру не ради истины, не ради студентов, а ради самоутверждения за счёт студентов. Они ломают судьбы...

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв, Мария Шапиро

Я бы добавила к вашей классфикации 4 категорию: тех, кто ходит на работу, чтобы получать зарплату и просвещают согласно принятой парадигме в конкретный исторический момент... И процент таких преподавателей весьма не мал.

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко, Елена Лейв

«4 категорию»

Да, пожалуй.

«Простые» и «непростые».

Это  два "множества".

Имеющие в своих составах воинствующих борцов с самим правом на существование противоположного лагеря.

Иногда пересекающиеся. Когда один и тот же человек в одних случаях громит своего оппонента от имени "семимиллиардного большинства", которому этот оппонент осмелился чем-то не угодить. А в других случаях изгонять из элиты кого-то на его взгляд недостаточно элитарного, сунувшегося "с посконным рылом в суконный ряд".

  Имхо, плохи не "простые". А те, кто даёт им право подвергать гонениям 'непростых".

Но такое право даёт воинствующим невеждам не только власть или леваки-пропагандисты.

Среди "непростых" нередко встречаются вольные или невольные .... разжигатели такой вражды.

Без подробностей. Но лучше не разжигать. Помогать, просвещать, расширять круг понимающих. Так - полезнее для нашего общего будущего:)

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв, Мария Шапиро

Думаю, здесь прав Борис, высказав предположение, что изначально конструкция "простого человека" имела конкретных создателей, но дальше, как это часто бывает ситуация стала развиваться сама по себе, бесконтрольно.

И, конечно же, не разжигать это прекрасный лозунг по жизни, но иногда других возможностей человеку не остается. Либо предаешь себя, либо разжигаешь и рискуешь оказаться в опале. Вот он вечный выбор, рано или поздно встающий перед каждый человеком.

«конструкция «простого человека»

Самая большая доля вины - на Карле Марксе:))

Потому что одно дело заметить "простого человека" и привлечь к нему общественное сочувствие, симпатию,  поддержку.

И совсем другое - поднять пассионариев* на борьбу под лозунгом 'кто был ничем, тот станет всем". 

* прошу прощения за употребление термина, но не знаю, как назвать другим словом людей, у которых "импульс пассионарности выше инстинкта самосохранения":)

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв, Мария Шапиро

Я не возьмусь судить, так как недостаточно хорошо разбираюсь в истории вопроса и роли конкретных личностей. Но рассуждения ваши мне очень близки. 

Действительно, оказать простому человеку поддержку и обратить внимание на его обычную, простую жизнь, совсем не то же, что сделать его марионеткой в своей игре, умело надавливая на нужные "кнопки".

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

К вопросу о картошке на 5 сотках, хрустале и крабовых палочках.

 Мария, само по себе это совершенно не хорошо и не плохо, а есть вопрос личных предпочтений.

Большое количество людей (в том числе более чем обеспеченных) черпают в работе в своем саду огромную радость и получают экологически чистые продукты, доступные в любой момент. И пресловутое "слаще морковки" тут имеет смысл - морковка из грядки действительно сладкая и ароматная.

В хрустале в серебряном веке никто не видел ничего дурного - см., например, Саша Черный "Два толка". Вопрос только о форме и качестве этого хрусталя - насколько он хорош с точки зрения эстетики. У нас в Германии его покупают в антикварных магазинах те, кто не хочет пользоваться массовой продукцией, навязанной проплаченными "трендсеттерами".

Крабовые палочки продаются в магазинах не низовой ценовой категории - это вовсе не суррогатный продукт, а скорее то, что покупает не каждый и вполне осмысленно.

Мне кажется, что не стоит сводить любые предпочтения людей к какому-то клише. Так легко дойти до обесценивания, которое часто используют для самовозвышения, особенно если громко сказать хорошо поставленным голосом, чтобы все услышали: "Фи, это немодное платье, это мещанство, местечковость...". Поставленные на комод 7 слоников могут быть продуманным оформлением интерьера в стиле той эпохи, а любовь к пресловутому салату Оливье совершенно не обязательно коррелирует с совковостью. Это всего-навсего кулинарное предпочтение:)

Мне кажется важным избежать хождения строем, а сами эти "строи" могут быть очень разными, но от их "разности" суть не меняется.

Елена, здравствуйте. Рада вас видеть в своем блоге. Мне кажется, вы приписываете моим словам некий враждебный копанию в земле или хрусталю на красивой скатерти смысл. Однако враждебность моя совсем не к тому, что люди получают удовольствие от каких-то "не достаточно благородных" занятий. 

Моя мысль в том, что, если тебе недоступна, условно, черная икра, то не нужно красить в черный цвет желатиновую икру и рассказывать всему миру, как она прекрасна на вкус. Вот какое поведение, я считаю ведущим человечество в тупик.

А слоники и морковка и клубника собственной грядки это прекрасно.

«красить в чёрный цвет желатиновую икру»

Почему-то вспомнился Карандышев из "Жестокого романса" (именно из фильма, не из пьесы "Бесприданница", персонаж Андрея Мягкова).

И - раз не мне - "так не доставайся же ты никому!" Чёрная икра, дорогое вино, "элитная девушка"... не мне - так никому:(

Мне кажется, лучше не усугублять страдания Карандышевых... по возможности. Чем уж таким Паратовы-Вожеватовы-Кнуровы лучше? Ну да, икра у них чёрная, не желатиновая. И крабовое мясо не из минтая. И всё прочее.

И что теперь - бурно негодовать, обвиняя изготовителей суши в мошенничестве? Так они написали про крабовые палочки. :)

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв, Мария Шапиро

лучше не усугублять страдания

Это вопрос из разряда риторических. Может лучше и не усугублять. Вопрос целеполагания. Если беречь их от объективной рефлексии жизни, то зачем и почему? Ведь это в пределе лишь усугубит их когнитивный диссонанс и повысит уровень агрессии, имхо. Вместо того, чтобы освободить пространство для личностного и даже чисто материального роста. Стремиться к лучшей жизни люди ведь начинают усерднее в лишениях и тех самых страданиях.

« Стремиться к лучшей жизни люди ведь начинают усерднее в лишениях и тех же самых страданиях»

Мария, Вы готовы взять эту миссию на себя? Добавлять лишений и страданий "Карандышевым"? 

Благородно:)

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Вряд ли я гожусь в миссионеры, и наполеоновские утопические планы строить скорее всего тоже не мне... но точно готова разделить вашу иронию на этот счет )))

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Стремиться к лучшей жизни люди ведь начинают усерднее в лишениях и тех самых страданиях.

Это очень сильно зависит от личности. Один будет стремиться, другой смирится, третий придумает себе параллельный мир, четвертый убедит себя в том, что это приземленно, кто-то пойдет ко дну, кто-то покончит  с собой.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Вы правы, Елена, и при этом мне представляется верным ориентироваться на первых, как на достойнейших представителей рода человеческого.  Позвольте мне эту каплю идеализма)))

Мария, избитая истина, что люди разные. Но это верно. Мне кажется, что люди недооценивают еще и то обстоятельство, что у многих просто очень мало энергии/сил от природы. Тут дело не в трусости или скудности душевной, а в отсутствии возможности просто на физическом уровне что-то менять. У человека может едва хватать ресурсов на ту жизнь, которую он ведет. Одни могут горы свернуть, мало спать, а другие еле шевелятся.

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

если тебе недоступна, условно, черная икра, то не нужно красить в черный цвет желатиновую икру

Спасибо, Мария. Мне как раз тоже вспомнился тот же персонаж из Бесприданницы, что и Светлане, но в связи с тем, что он переклеил этикетки на бутылках с вином. А еще у Шолом-Алейхема, уж не помню в каком рассказе - по субботам местечковая молодежь гуляла. Девушки с фальшивыми бриллиантами на пальцах. Общение велось на исковерканном русском - таким образом поднималась самооценка, как теперь бы сказали. Можно и гонки с Вандербильдихой вспомнить с мексиканским тушканом. Это было, есть и будет. Не связано это с совком, да и вообще ни с чем не связано, кроме природы человеческой. И до сих пор в тупик не завело.

Интересно даже то, что порой похвастаться хочет человек, который жил небедно с детства, достиг всяческих высот в профессиональном плане, весь из себя хорош и пр. Уж казалось бы нет у него причин, но нет. Да, такой этикетки не переклеит, но будет по сути делать то же, но другими методами. 

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

«весь из себя хорош и пр.»

То, что человек "порой хочет похвастаться", само по себе довольно безобидно. Особенно если это желание приправлено легкой иронией:)

Что небезобидно - когда человек, причисляющий себя к условным "Паратовым-Вожеватовым-Кнуровым", пусть он попал в хозяева жизни всего лишь на небольшом пятачке под солнцем, - начинает глумиться над "Карандышевыми", даже если они "заслужили".

Потому что при таком раскладе обе стороны нехороши:(

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв, Мария Шапиро

приправлено легкой иронией:)

Да! Ирония и самоирония часто спасает наделенных ею от многих нелепостей в жизни)

Недавно в карантин была свидетельницей как детей с детсва приучают хвастаться. Остатки моей наивности были разорваны в клочья при виде бабушки!, весьма состоятельной и внешне мирной и довольно молодой женщины, которая всерьез учила свою 3-летнюю внучку хвастаться новыми лыжами... 

учила свою 3-летнюю внучку хвастаться новыми лыжами..

Весьма вероятно, что у внучки так сформируется навык для душевной стабильности. А зато у меня лыжи/ботинки/кукла прекрасные! Маленький человек научится сам себя поднимать. Я это не в оправдание и не как то, что родитель должен взять на вооружение такое воспитание. 

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Да, весьма вероятный сценарий. И очень печально, что вы делаете расшифровку, чтобы было понятнее. Хотелось бы жить в мире, где это все очевидные каждому истины. 

А мне кажется, что очень часто во многих материалах здесь, и в ваших далеко не в последнюю очередь, мы как раз и осуждаем этот тупик... Хотя против природы тяжело переть и снобам)

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв

Уж казалось бы нет у него причин, но нет.

Это какая-то ущербность, постоянный зуд выдать себя за большее, чем есть. Не знаю откуда здесь "растут ноги", но думаю многое закладывается еще в раннем возрасте в семье. Если учат завидовать и постоянно заглядывать через чужое плечо, то человек потом всю жизнь будет те или иные ярлыки переклеивать, каких бы высот не достиг. А если радуются жизни и учат ценить пусть и самые простые радости, то у него не будет этой пагубной потребности.

Вы знаете, это совершенно не связанно, по моим наблюдениям, с детством. Как раз я имею много совершенно иных примеров. Сытое, обеспеченное детство, никакой зависти в семье и в помине нет. Человек так отрабатывает другие комплексы. Еще бывает, что из одной семьи дети разные. Один будет завидовать, а у другого этого чувства нет совсем, а все в семье было поровну. Бывает так, что человеку сколько бы не дали, все мало. Это касается и внимания, и заботы, и любви - черная дыра, а не человек:)

Эту реплику поддерживают: Мария Шапиро

Главное самому не стать такой дырой в жизни. Тогда можно и другим помочь попытаться, кто не видит. Хотя, конечно, человек сам должен придти к мысли, что он первопричина своей "бедности".

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв