Москва-река покрылась живыми разноцветными поплавками. Люди пытаются вернуть себе ощущение своих тел, легкость движения и ясность мысли. Жара всегда взвинчивает людей. Оголенные нервы раскаляются под палящими солнечными лучами и заставляют нас терять бдительность на дороге и терпение в спорах, принимая опрометчивые решения. Мы становимся резкими, не толерантными и с коротким запалом. Зажатые уже 16-й месяц в пружину неизвестности и страха люди готовы выстрелить, как пробка от шампанского, срикошетив в непредсказуемую сторону. Все мы устали.

С детства нас учили на уроках истории тому, как велись войны прошлого, как страшно, голодно и холодно это было. Мы выросли, усвоив и запечатлев, каждый согласно своему табелю об успеваемости. Но те войны остались в прошлом. В памяти немногочисленных оставшихся сегодня в живых прадедушек и прабабушек, и ветеранов Вьетнама и Афганистана. На безвольных страницах адаптированных учебников.  И вот, когда мы думаем о войне, мы в едином порыве ужасаемся и не хотим отправлять своих отцов, мужей, сыновей и отчаянных подруг закрывать пылающей доблестью грудью тех, кто в тылу.

Когда же мы думаем о дне сегодняшнем, ассоциативное мышление не приводит нас к слову «война». Ведь мы одеты, обуты, едим в ресторанах и живем, в общем-то, как хотим. Разве так, нас учили, выглядит война?  Нету за окнами реальными и в окнах виртуальных грязи, крови, увечий и лишений, нет потерянных семей, нет постоянного страха за будущее, нет врага в чужестранной каске. Или есть?

Некоторые семьи, уже больше года не могут встретиться. Многие потеряли работу, и как будет выглядеть их завтрашний день не знают уже не один месяц. Врагов вокруг - выбирай не хочу, от соседа антипрививочника, до долгожителя дядюшки Сэма с вечным камнем за пазухой.  Завтра может оказаться снова страшно просто садиться в автобус или отводить ребенка в школу. Завтра может закрыть магазины или обанкротить твою фирму. Завтра может запретить открывать форточки в домах или отрубить интернет.  Завтра может объявить комендантский час или продажу еды по коду.

Люди же просто хотят жить, любить свои семьи и кошек и собак, заботиться о детях и стариках. Им не нужны рестораны ни по кодам, ни без, не нужны самолеты и лазурное море, не нужны миллионы товаров со всего света, не нужно в общем-то многое из привычного. Многие из нас в прошлом году начали печь хлеб, читать книги, растить огурцы и завели долгожданных детей. Многие, загнанные в жесткие рамки, вынужденно вернувшись к базовым ценностям человеческого бытия, не захотели возвращаться обратно в мир зацикленного потребления. Сколько бы крафтовых пакетов мы ни выбирали в магазине, сколько бы переработанной одежды ни покупали и сколько ни сортировали ли бы мусор, мы все равно не зрим в корень. Нам не нужны пять пар джинсов, мы не съедаем столько, сколько привыкли покупать, и не становимся богаче, оптимизировав «экологичные траты» в новом приложении. Наше богатство и сила в ином.

Нам нужна лишь возможность свободно дышать, свободно говорить, свободно познавать, свободно творить, свободно любить и свободно умирать так, как сами того пожелаем. Эту свободу и отнимают войны. И именно ее люди ищут, собравшись с любимыми на реке в эти сумасшедше жаркие дни и погрузив уставшие от негатива уши в притупляющие слух воды.

 

 «Если во имя идеала человеку приходится делать подлости, то цена этому идеалу — дерьмо». А. и Б. Стругацкие. «Хищные вещи века»

Приходите быть Людьми

 

<script type="text/javascript" src="//rf.revolvermaps.com/0/0/4.js?i=57ai8idtsfr&amp;m=0&amp;h=238&amp;c=007eff&amp;r=0" async="async"></script>