Все записи
15:07  /  2.03.21

242просмотра

Вернуть нерпу домой

+T -
Поделиться:

Автор обложки: Антон Климов для ТД

Долгие года Нина Рядинская изучала оленей на Алтае. А теперь исследует нежных музыкальных млекопитающих, которые обожают холодную воду Байкала

УЗИ для котеночка

Эвенки называли озеро Байкал «Ламу» — море. И действительно, когда оказываешься на его берегу, легко поверить, что перед тобой — бескрайнее холодное море.

В этом море живет пресноводный тюлень — нерпа. У нее гладкая как колено голова и черные инопланетные глаза. На аккуратной мордочке — жесткие усы. Нерпа — единственное млекопитающее, которое живет в водах Байкала. Она — королева здешней пищевой цепочки, сильнее и крупнее нее здесь никого нет — кроме человека.

«Первое впечатление от нерпы — милота! У нее такая мордашка, огромные глаза — прямо котеночек-котеночек, которого хочется погладить. На ощупь нерпа очень приятная. Шерсть у нее, как у британских кошек: короткая, лежит под углом. Когда мы в воде делаем нерпам УЗИ-диагностику, даже не нужно никаким гелем пользоваться»,  — рассказывает доктор биологических наук Нина Ильинична Рядинская.

Нина Ильинична в кабинете университета Фото: Антон Климов для ТД

Рядинская заведует кафедрой анатомии, физиологии и микробиологии факультета биотехнологии и ветеринарной медицины в Иркутском государственном аграрном Университете. Впервые в жизни лицом к лицу она встретилась с нерпой в 2014 году в нерпинарии Листвянки. До этого Нина Ильинична жила на Алтае, где изучала анатомию благородных оленей. В 2013 году ее пригласили на работу в Иркутск.

«Когда приехала, стали бегать мысли: чем бы таким интересным заняться? Изучив литературу, поняла: никто не занимался серьезно анатомией нерп», — вспоминает Рядинская.

Кафедра анатомии университета Фото: Антон Климов для ТД

Люди изучают нерпу больше 200 лет, но знания эти довольно поверхностны, а вопросов с каждым годом становится только больше. Рядинская — одна из тех, кто исследует норму и патологию организма байкальской нерпы. Новые знания помогут ветеринарам правильно лечить зверька, понять, почему случается массовая гибель этих животных, и сохранить популяцию в естественной среде.

«Нерпа была изучена с точки зрения биологии, но ее анатомические особенности — как в целом организма, так и на уровне клеток — никто не изучал. Но животные всегда болели и будут болеть. Чтобы правильно поставить им диагноз и провести лечение, необходимо хорошо знать анатомию», — объясняет Нина Ильинична.

«Нерпа, спой песню»

Мы созваниваемся с Ниной Ильиничной, когда в Москве день только разгорается, а в Иркутске уже клонится к вечеру. Рядинская пишет научную работу, на ее столе — бумаги, брошюры, фрагмент челюсти нерпы. «Показать вам? »,  — она подносит к экрану бежевый зуб, по форме напоминающий маленькую корону: на одном основании — четыре возвышения.

Вместе с коллегами, молодыми учеными, более 7 лет Рядинская исследует организм нерпы, лечит заболевших животных и параллельно издает учебные пособия. В команде около 11 человек, каждый занимается своей темой: например, Инна Аникиенко изучает сердечно-сосудистую систему, Екатерина Карпова изучает анатомические особенности глаз в норме и при патологии, проводит операции на глазах.

Кабинет, в котором коллектив Нины Ильиничны занимается изучением анатомических и физиологических особенностей байкальской нерпы Фото: Антон Климов для ТД

Когда Нина Ильинична рассказывает о байкальских нерпах, лицо ее расплывается в улыбке, словно говорит она о любимых внуках. Самое частое слово, которое она использует для описания тюленя, — интересный.

«У меня лично огромный интерес к нерпе как у анатома. Особенностей в ее организме очень много — изучаем и охаем, ахаем. О нерпе можно говорить бесконечно — и я думаю, нас ждет еще много сюрпризов», — говорит она.

Кафедра анатомии университета Фото: Антон Климов для ТД

И продолжает: «Очень интересная ротовая полость, твердое небо — с рисунком. Очень интересный выход главного сосуда из сердца, он имеет ампулообразное расширение. Почка у нерпы множественная, как гроздь винограда. Такие есть у белого медведя или дельфина.

Что интересно, нерпа не дает кровь. А почему? Мы исследовали и уже можем сказать. На переходе основных магистралей сосудов в конечность у нерпы есть сфинктеры. Она их зажимает — и кровь не дает. В таком случае мы используем переднюю ласту, потому что к другим сосудам не подобраться».

Мария Табакова и Дарья Иконникова Фото: Антон Климов для ТД

Нерпы издают интересные фырчащие звуки — ноздри закрыты мембраной, благодаря которой, нерпа издает такие звуки. Когда во время представления в нерпинарии тюленю говорят: «Спой песню», он начинает фырчать под музыку. «Нерпы вообще очень музыкальные животные», — уверена Рядинская.

Благодаря ее усилиям редкое малоизученное животное с каждым годом становится понятнее и ближе.

Как исследуют нерпу

Нерпу изучают вдоль и поперек: у тюленей берут кровь на анализы, проводят ультразвуковые и гистологические исследования, делают кардиограммы, компьютерную томографию, рентген.

Кабинет, в котором коллектив Нины Ильиничны занимается изучением анатомических и физиологических особенностей байкальской нерпы Фото: Антон Климов для ТД

Если патологию находят у дикой нерпы, ей назначают лечение, а затем отпускают на волю. Если местные жители находят на берегу ослабленную нерпу, которой нужна помощь, они звонят Рядинской, и биологи едут спасать зверька. Кроме этого, каждый понедельник ученые проводят диспансеризацию у 14 питомцев нерпинария Евгения Баранова в Листвянке. Там живут нерпы, которых еще маленькими забрали у охотников или которых туристы нашли потерявшимися на льду.

Нина Ильинична в одном из кабинетов кафедры анатомии Фото: Антон Климов для ТД

В исследованиях ученым помогает фонд «Озеро Байкал». Пару лет назад команда Рядинской выиграла грант фонда и купила микротом для гистологии – большой серый аппарат, похожий на смесь принтера и микроскопа. С его помощью ученые проводят морфологические исследования: заключают кусочки тканей животного в парафин, после чего аппарат их нарезает. «Это нужно, чтобы увидеть структуры тканей нерпы», — объясняет собеседница.

Подобные исследования проводят на мертвых зверьках, которые, к сожалению, погибли в сетях или от рук человека. 

Рыбаки против нерпы

Природных врагов у нерпы нет — она самый крупный и сильный обитатель Байкала. Несмотря на это, за последние 10 лет случилось две массовые гибели байкальской нерпы, точного объяснения которым до сих пор не нашли.

Последняя гибель произошла в 2017 году — тогда на южном побережье озера нашли более 130-ти млекопитающих. Ученые исследовали мертвых зверьков и пришли к выводу: скорее всего, виноват человек.

Иркутский государственный аграрный университет им. А.А. Ежевского Фото: Антон Климов для ТД

«Мертвую нерпу находили везде: и на берегах, и в воде. Картинка была… До сих пор мы не смогли установить причину — все органы были здоровые. Единственное, в сердце были микро-очажки — небольшая патология, как при инфаркте. Мы думаем, что это связано с хозяйственной деятельностью: рыбаки применяют эхолоты, а нерпа — очень нежное млекопитающее», — говорит Нина Ильинична.

Отношения между рыбаками и нерпой напряженные: люди сетуют на зверя — якобы он съел всего байкальского омуля. Но Рядинская уверена: омуля как раз выловили рыбаки.

Мария Табакова проводит занятие для студентов Фото: Антон Климов для ТД

Иногда нерпа пытается достать пищу из рыболовных сетей — «там же бесплатно», грустно улыбается Рядинская. Такие истории часто заканчиваются гибелью самой нерпы: запутавшись в силках, животное задыхается.

«Нерпа может находиться под водой, не захватывая воздух, — очень долго, до часа. Дельфин, например, не более 10 минут. Но рыбаки же не проверяют сети каждый час — конечно, нерпа за это время гибнет. Еще паника, стресс — они очень нежные», — объясняет Рядинская.

Природа позаботилась о том, чтобы нерпа могла находиться под водой как можно дольше. В ее крови, мышцах и подкожном жире содержится много гемоглобина, который отвечает за доставку кислорода к клеткам. В диафрагме нерпы есть сфинктер, благодаря которому животное может регулировать подачу крови и давать кислород жизненно важным органам.

Но справиться с сетями, расставленными человеком, у нерпы получается не всегда.

«Сама решает, когда рожать» 

Время от времени люди хотят отрегулировать численность нерп в Байкале: якобы перенаселение озера может привести к росту числа инфекционных заболеваний. При этом точное количество животных назвать никто не может.  

Инна Аникиенко на работе Фото: Антон Климов для ТД

«Посчитать нерпу очень сложно: она распространена по всему озеру. Кто-то говорит, что их сейчас 128 тысяч, но точной цифры нет. Охотники утверждают, что нерпы много и ее надо отстреливать. Мы против. Нерпа сама контролирует свою популяцию, и человеку не надо вмешиваться», — уверена Рядинская. 

По ее словам, в латентный период беременности самка нерпы способна задерживать развитие зародыша до благоприятных условий.

Нина Ильинична разговаривает с коллегой в коридоре университета Фото: Антон Климов для ТД

В это время зародыш находится в роге матки матери в анабиотическом состоянии — с ним ничего не происходит. Когда самка понимает: настали благоприятные условия для продолжения рода — развитие возобновляется. Если таких условий не предвидится, эмбрион может просто рассосаться, словно его и не было. 

Поэтому биологи уверены: нерпа сама знает, сколько ее должно быть в Байкале, и прекрасно разберется без человека.

Спасти Байкал и нерпу

Над вопросом, может ли случиться такое, что нерпы в Байкале совсем не станет, Нина Ильинична задумывается. Косые лучи заходящего сибирского солнца тускло освещают ее лицо, светлые волосы, морскую тельняшку.

«Такого, наверное, не может быть… Но ведь каспийская нерпа вымирает! Там загрязнение страшное, об этом уже трубят», — говорит биолог.

Кабинет, в котором коллектив Нины Ильиничны занимается изучением анатомических и физиологических особенностей байкальской нерпы Фото: Антон Климов для ТД

У Байкала дела тоже не очень. В начале 2019 года в районе Слюдянки китайская компания, получив все экологические разрешения, начала строить завод по розливу воды. Уже через месяц природоохранная прокуратура обнаружила море нарушений и заявила, что строительство незаконно. Более миллиона граждан также выступили против стройки на берегах Байкала, и весной по решению суда строительство заморозили

В последние годы в озере появилась нитчатая водоросль ядовитого зеленого цвета — спирогира. Как слежавшаяся прошлогодняя вата, она сбивается в большие кучи, которые дрейфуют на поверхности воды. Ученые Лимнологического института заявили, что это «исконная» байкальская водоросль, которая жила здесь 20 миллионов лет назад. Почему она вновь появилась в озере — сказать сложно. Нина Ильинична считает, что спирогира возникла из-за выбросов.

«В Байкал впадает более 300 рек, а кто живет по берегам этих рек и что они туда кидают? В дальнейшем это может повлиять и на нерпу — пока мы прямой связи не видим, но все может быть. Все зависит от того, будут Байкал загрязнять или оберегать», — говорит Рядинская. 

Нина Ильинична на кафедре анатомии Фото: Антон Климов для ТД

Нина Ильинична произносит фразу, которую все помнят из школьного курса географии: «Байкал — уникальное озеро». Кажется, если повторить это заклинание еще раз, мы очнемся и в самом деле начнем беречь хрупкий Байкал и нежную нерпу, которая живет в его холодных водах. 

Но чтобы ученые и дальше могли изучать нерпу, лечить ее и возвращать в природу, нужна поддержка людей. Прямо сейчас деньги нужны на проведение генетического анализа тюленя: это поможет понять структуру популяции и принимать более взвешенные решения для ее сохранения. 

Каждое пожертвование — это шаг к сохранению уникального животного, которое по каким-то причинам выбрало своим домом единственную точку на планете — озеро Байкал.

 

Перепост

Сделать пожертвование
Собрано
Нужно