Миссионер: Ты знаешь, в чём разница между добром и злом?

Готтентот: Конечно. Добро — это когда я украду чужой скот и чужих жён, а зло — когда у меня украдут.

 

Термином «готтентотская мораль» принято называть явление, более известное для большинства как «двойной стандарт». Это такой принцип оценки действий, событий, законов или правил, при котором оценка зависит от степени выгоды для оценивающего

 

Греховный образ жизни меняет людей. Чем больше человек утверждается в одном грехе, тем больше им овладевают и другие страсти, которые меняют весь его характер, а затем приводят к личностной деградации. С большим прискорбием я увидел симптомы этих перемен в новом тексте своего бывшего студента и бывшего священника Александра Усатова, который ради того, чтобы оправдать грех гомосексуализма, снял с себя сан, ушел из Церкви и отрекся от Бога.

Ранее я опубликовал два комментария на его две статьи, за что, как стало очевидно из его нового материала, он смертельно на меня обиделся. Назвав мои ответы «непрошенными» (очевидно, он не предполагал, что коль скоро он публикует текст, любой имеет право его столь же публично комментировать), Усатов сообщил, что они «имеют вид грязного и подленького пасквиля». Безусловно, он вправе так считать, хотя, мне кажется, мои тексты столь сильных эпитетов не заслуживают. Я испытываю к своему бывшему студенту жалость и сострадание, считаю, что в его жизни произошла трагедия, и он нуждается в напоминании, что он не идентичен тем выборам, которые он делает сейчас. Это я и пытался выразить, когда писал и тот и другой материал. Впрочем, вот ссылки на них, так что читатель может составить собственное мнение.

Охарактеризовав таким образом мои тексты, Александр Усатов на всякий случай решает пригрозить мне судебной ответственностью за отсутствующую в них клевету (рекомендую ему посмотреть юридическое определение этого термина), после чего переходит к основной части своего ответа. Ни один из высказанных мною аргументов не обсуждается вообще. Весь чрезвычайно эмоциональный текст является грубой атакой против меня лично. Автор прибегает лишь к одному аргументу: ad hominem (1), что особенно интересно, так как Усатов упрекает меня за то, что я, якобы однажды использовал этот некорректный метод полемики:

«В своей странной статье “Унесенный Эрманом. Какая книга заставила священника Усатова отречься от веры” Александр Дворкин называет американского историка-антиковеда и специалиста по библеистике Мортона Смита “открытым гомосексуалистом”.

Зачем? Что это меняет?

Неужели неприкрытая гомофобия Дворкина — это всего лишь “аргумент к эмоциям” читателей?Сознательная попытка вызвать эмоциональную реакцию обычно выдает отсутствие аргументации. Апелляция к личности — еще одна логическая ошибка, при которой вместо критики аргументов оппонента происходит критика его личности и его способностей».

Поясняю: как очевидно из того моего текста, мне важно было упомянуть сексуальную ориентацию Мортона, чтобы пояснить мотивацию его кощунственной подделки, когда он вставил фразу с гомосексуальным смыслом в одну из древних евангельских рукописей. Кстати, о гомосексуализме Мортона я узнал из книги столь ценимого Усатовым Эрмана. Так что, упреки в логических ошибках и отсутствии аргументации я с удовольствием переадресую Эрману.

Таким образом, эмоциональные риторические вопросы Александра Усатова рассчитаны только на не видевшего мой текст человека. И, наверное, автор также надеется, что все его читатели напрочь лишены критического мышления, ибо не заметить, что весь текст бывшего протоиерея является одной развернутой «апелляцией к личности» (Argumentum ad hominem) просто невозможно. Иными словами, увлекшись поисками воображаемого сучка в глазу своего оппонента, Усатов, как и написано в отвергнутой им Книге, не замечает огромного бревна в своем.

Напомню его собственные слова: «Сознательная попытка вызвать эмоциональную реакцию обычно выдает отсутствие аргументации». Ну что же, вот некоторые примеры «аргументов» автора:

«Дворкин некомпетентен и собирает лишь сплетни.

Если человек потерял совесть, то, может быть, хотя бы духовник сможет его угомонить в день Прощеного воскресенья…

Поразительно, что этот бессовестный человек… Этот “профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета” совершенно незнаком с правилами научной полемики. Он навешивает ярлыки, прибегает к ругани, искажает взгляды оппонента, т.е. ведет себя как экзальтированный пропагандист.

Среди настоящих ученых Дворкин имеет репутацию фрика и несмешного клоуна».

Ну, и так далее… И пишущий все это человек упрекает меня в том, что я однажды упомянул сексуальную ориентацию Мортона? По-моему, это называется готтентотской моралью.

Единственный пассаж, в котором Усатов пытается не истерить, а хоть как-то возразить мне (точнее, доказательно уличить меня в невежестве) опять-таки не связан с содержанием моих текстов, на которые он, вроде бы, взялся возразить. Стремясь хоть как-то доказать мою некомпетентность, он вспоминает некую историю, благодаря которой он, якобы, познакомился со мной.

«Сегодня я вспомнил, по какому поводу впервые связался с Дворкиным. В его учебнике по сектоведению я обнаружил серьезную ошибку относительно значения греческого термина в евангелии от Иоанна. Дворкин выдавал цитату из Синодального перевода как доказательство того, что Иисус Христос — воплотившийся Яхве. Вот это место: «Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам» (Ин 8.25).

В электронном письме я (обычный студент) указал Дворкину на то, что здесь перевод неверен и в оригинале не идет речь о божественности Иисуса:

Ἔλεγον οὖν αὐτῷ· σὺ τίς εἶ; εἶπεν αὐτοῖς ὁ Ἰησοῦς· τὴν ἀρχὴν ὅ τι καὶ λαλῶ ὑμῖν; («Говорили Ему тогда: Ты кто? Сказал им Иисус: о чем Мне вообще говорить с вами?»).

Помню, что Дворкин вначале вспылил, но позже признал свою ошибку».

Я не помню этой переписки, не нашел ее следов у себя в архиве, и подозреваю, что ее никогда не было. Возможно, (постараемся дать Александру Николаевичу шанс) этот его спор произошел с кем-то еще, а он, забыв, приписал его мне. Во-первых, я не срываюсь на студентов и всегда поощряю их задавать мне вопросы. Во-вторых, указанной Усатовым ошибки я не допускал.

Легко проверить, что в моей книге «Сектоведение: тоталитарные секты» этой цитаты нет. Есть только ссылка на евангельский стих. Нигде не говорится, что я рекомендую читать только Синодальный перевод. Вот что там написано:

Иегова — это, как известно, искаженное произношение древнееврейского слова «Сущий» (сейчас считается более правильным произносить Яхве). «Я есмь Сущий», то есть «Тот, Кто есть» — сказал Господь, когда явился Моисею в горящем кусте (Исх. 3: 14). Однако, согласно свидетельству Евангелия, имя «Сущий» относится к Богу Сыну — Господу Иисусу Христу (Ин. 8:25 и др. места) в той же степени, как и к Богу Отцу. (Сектоведение…, стр. 159).

То, что написано в Ин.8:25 подтверждается множеством других мест в Евангелии. Например, в своих апологетических лекциях я часто ссылаюсь на Ин. 18:3-12, где Иисус Христос прямо и недвусмысленно называет Себя Сущим, вызывая соответствующую реакцию воинов Первосвященника, пришедших арестовывать Его. В синодальном переводе это отражено не точно, так что я всегда разъясняю слушателям каков подлинный смысл этого отрывка, исходя из оригинала.

Но даже если ограничиться только указанной мною в книге ссылкой, возражение Усатова некорректно. Не знаю, сознательно или нет, но он написал лишь полуправду. Синодальный перевод, действительно тут не точен и дает лишь один из вариантов понимания этого текста, опираясь на предыдущий стих (8:24), где Иисус четко и ясно называет себя именем Бога: «Если неуверуете, что это Я, то умрете во грехах Ваших» («…ἐὰν γὰρ μὴ πιστεύσητε ὅτι ἐγώ εἰμι ἀποθανεῖσθεἐν ταῖς ἁμαρτίαις ὑμῶν» – буквально: «…если не уверуете, что Я есть Сущий…»). Более корректный перевод следующего стиха (8:25): «Говорили Ему тогда: Кто же Ты? Отвечал им Иисус: От начала Явам говорю <про это>». Зная контекст, очевидно, что авторы синодального перевода, избрав один из возможных смыслов этого стиха, не изменили общего смысла слов Христа.

Александр Усатов дал весьма произвольный вариант альтернативного перевода, который не используется ни в классических английских, ни во французских, ни в итальянских, ни в болгарских, ни сербских (я лично проверил 5 разных английских переводов и по одному на перечисленных языках) изданиях Нового Завета. И, разумеется, если бы студент Александр Усатов действительно написал мне, я, конечно, указал бы ему на эти разночтения, и уж точно не стал бы вести себя так (гневаться и раздражаться) как он описал. Я всегда любил пытливых и эрудированных студентов и с удовольствием отвечаю на их вопросы.

К сожалению, в авторе этого неряшливо написанного, агрессивно-истеричного и грубого текста я не могу узнать своего бывшего вдумчивого и способного студента. А ведь раньше он умел писать хорошие, аргументированные, взвешенные и глубокие материалы. С прискорбием должен вернуться к тому тезису, с которого я начал эту статью: похоже, тот образ жизни, который избрал Усатов, очень пагубно сказывается на нем, разрушая его личность и уничтожая его творческие способности.

Он мог не делать свою интимную жизнь достоянием всего мира. Жил бы там среди тюльпанов и занимался тем, чем хочет. Но что-то (или кто-то) заставило его совершить громкий «каминг-аут».

Не буду возражать на фразу Усатова, что я проявляю «полную некомпетентность в теме гомосексуализма и педофилии». Вот уж действительно, познакомиться поближе с этими малопочтенными материями мне как-то не привелось, да и стремления я к этому никогда не испытывал. Бог миловал.

Но, коль скоро, мой бывший студент, очевидно считает себя сведущим в этой теме, позволю себе все же задать ему один вопрос:

Александр Николаевич, ведь, наверняка, когда Вы были священником, Вам приходилось объяснять Вашим прихожанам, что человек, бросающий жену и детей ради другой женщины совершает предательство и тяжкий грех. Так? А что насчет другого – того, кто бросает жену и детей ради мужчины (или ради возможности беспрепятственно совокупляться с разными мужчинами)?

Это – не предательство? Это – не грех? Это – каминг-аут, благородный поступок, и человек, совершивший его, достоин всемерной поддержки в этом действии и уважения? Вы так считаете? Боюсь, это еще один пример готтентотской морали бывшего священника Александра Усатова.

--------------------------------------------------

1 Argumentum ad hominem — «аргумент к человеку» или «апелляция к личности») — логическая ошибка, при которой аргумент опровергается указанием на характер, мотив или другой атрибут лица, приводящего аргумент, или лица, связанного с аргументом, вместо указания на несостоятельность самого аргумента, объективные факты или логические рассуждения.