Субботним утром Саша вызвался сходить за сырниками в кулинарию. Мы чмокнули его в макушку и отпустили. И прилипли к окнам. Саша с туесочком, трогательный, как Ёжик, перешёл дорогу, ответственно посмотрев сначала налево, потом направо, и скрылся в дверях кулинарии. Мы отёрли нервический пот и засекли время. Через 7 мин 48 сек Саша вышел и проделал обратный путь, так же ответственно посмотрев сначала налево, а потом направо. Мы опасно перегнулись через подоконник 16-го этажа, чтобы увидеть, как он зайдёт в подъезд. Едва он скрылся за дверью, включили секундомеры. 30, 31, 32… Звонок! Ура, миссия выполнена! Мы впустили сына и принялись поздравлять его с первой экспедицией. Через пару лет сможет стать таким же локальным героем, как его старшая сестра - единственной первоклашкой, который ходит на уроки сама, да ещё через дорогу!

Надо сказать, что пятилетний Саша, хоть и был горд и взволнован, не дал сбить себя с толку сентиментальными манипуляциями и после первого же залпа поздравлений потребовал зачислить ему в таблицу оговоренное количество плюсиков.

Систему плюсиков мы внедрили, чтобы одновременно со свободой пропорциональными долями выдавать детям ответственность. Показать, что эти два понятия суть стороны одной медали. Помог убрать со стола - плюсик, выгулял собаку - плюсик, продержался без замечаний в школе целую неделю - жирный плюс! Набранные плюсики в конце месяца монетизируются и превращаются в свободу покупать мороженое или игрушку когда хочется, не спрашивая согласия родителей.

Мы с удовольствием замечаем, что самостоятельность сильно выделяет наших детей в садике и школе: они постоянно креативят, придумывают игры, организуют народ вокруг своих идей. При этом мы заранее готовимся к тому, что в старших классах нас будут чаще других вызывать на ковер к директору. Ведь такие дети неудобны любым руководителям - учителям, директорам, начальникам, государству. Мы, их родители и первые руководители, первыми же и согласимся: такие дети - адова воронка для нервов! Они ничего не принимают на веру, задают вопросы, могут подвергнуть сомнению любую истину и всё время пересматривают устав монастыря.

Но мы поощряем вольнодумство совершенно сознательно, пусть и во вред себе. Наверно, так компенсируется тот политический оттенок фрондёрства, который есть во всех нас, родившихся в Советском Союзе, проведших юность в постперестроечной время и внезапно, к тридцати, обнаруживших себя в том же махровом застое, из которого надеялись навсегда выбраться их родители. Мы верим, что общество с большим числом свободных людей саморегулируется эффективней, чем инертная масса “мертвых душ”, которая развалится, как только мальчишка перестанет лепить из неё куличики.

Недавно подслушал, как семилетняя Алиса торгуется с мамой. Она хотела плюшевый рюкзак, и я внутренне порадовался, что дочка выпрашивала у мамы не сам рюкзак, а большее количество плюсиков за хорошее поведение. А ещё лучше - плюсики в зачёт будущего хорошего поведения. В результате переговоров Алиса выбила из строгой мамы беспроцентный кредит плюсиков на треть больше того, что та была готова ей ссудить. То есть проявила одновременно свободомыслие, настойчивость и ответственность. Я был так рад, как будто кредит выдали мне самому. И тотчас поставил себе плюсик за хорошую родительскую работу:)

В основе существования государства - обмен свободы на безопасность и социальные блага. Вопрос только в курсе обмена. Государству всегда выгодно девальвировать ценность свободы, просить её всё больше, а в обмен давать всё меньше. И родители воспитывают своих детей так, как их самих воспитывает государство: какая свобода, у меня опыт, и я лучше тебя знаю, что тебе нужно! Если проводить эту политику в семье, то до конца жизни кто-то будет лучше меня знать, что мне нужно: плюшевый рюкзак или удобный немаркий портфель, мороженое или суп из брокколи, Лазурный берег или региональные курорты, свободная пресса или сильная армия. Я хочу научить детей понимать, чего они действительно хотят, и знать, что, при соблюдении правил общежития, у них есть право это требовать.