Все записи
07:37  /  6.04.21

21550просмотров

Токсичная мама Корнея Чуковского

+T -
Поделиться:

Маму Коли Корнейчукова сейчас бы назвали токсичной, а на каком-нибудь okolo.tv могла выйти статья о психологическом насилии, которое писатель пережил в детстве. Но в конце 19 века это было обычное #детстводетскихписателей. 

Мама – горничная, папа – богатый еврей, которому вера так и не позволила жениться на служанке христианке. Какое-то время вера позволяла сожительствовать и даже завести двух детей, но второй явно переполнил чашу этой религиозной терпимости.

Папу будущий писатель ни разу не видел. У него даже не было отчества, и это съедало мальчика.

« - А ваш отец… Скажите… Он тоже военный?

- Отца у меня нет, - говорю я краснея.

- То есть как это так: нет отца?

Я еще сильнее конфужусь и виновато молчу. Всякий раз, когда кто-нибудь спрашивает меня об отце, я испытываю отчаянный стыд».

Корней Чуковский – литературный псевдоним. Молодой автор спрятался за ним, как только появилась возможность. И позже додумал заветное «И-в-а-н-о-в-и-ч».

Но пока мы в Одессе 1880-х. Мама мальчика, стиснув челюсти, тянет семью. Обстирывает богатых соседей, надраивает полы в убогой квартирке, с детьми обходится без нежностей, но и не бьет, не скандалит.

«Сколько я себя помню, мама никогда не целовала ни меня, ни Марусю. С нами она была неизменно добра, но сурова».

В ответ на любую неприятную новость, особенно связанную с учебой, мама (демонстративно?) замолкает и укладывается с мигренью.

«Всякий раз, когда в гимназии со мной случалась беда, мама брала полотенце, смачивала его уксусом и обматывала вокруг головы. Это значило, что целые сутки у нее будет болеть голова и целые сутки она – моя мама – будет лежать без движения, полумертвая, с почернелыми веками.

Я готов бы сделать все на свете, лишь бы голова у нее перестала болеть».

Выше и дальше привожу отрывки из автобиографической повести «Серебряный герб». Она о том, как в 5 классе случилось самое страшное: Корнейчукова выгнали из гимназии, а от фуражки отодрали блестящий значок, который так утешал маму.

«Если бы мама ругала или била меня, мне было бы легче. Но она не скажет ни слова, она только свалится в постель, и лицо у нее станет желтое, и веки у нее потемнеют, и голова у нее будет болеть, и жизнь для нее прекратится на несколько дней… Мама у меня очень бесстрашная. В жизни у нее есть только один страх: как бы не исключили меня из гимназии. Этого она боится больше смерти».

Позже писатель объяснит отчисление низким происхождением, но в моменте, конечно, винит только себя: «…на первых порах, когда я, весь измаранный, после работы шагал по тем самым улицам, которые еще так недавно видели меня гимназистом с серебряным гербом на фуражке, я испытывал непреодолимый конфуз. Чтобы не показать никому, что я чувствую себя отщепенцем, я нарочно напускал на себя гордое презрение к насмешливым взорам, которые бросали на меня окружающие. Это была пустая бравада, потому что в душе я испытывал боль».

Корнейчуков настолько боялся расстроить мать, что в итоге освоил школьную программу на чердаке и получил аттестат. Даже вызубрил английский по самоучителю Мейендорфа (с поправкой самого писателя на произношение: «Если бы мою декламацию чудом услышал какой-нибудь настоящий британец, он ни за что не догадался бы, что слышит английскую речь»).

Чуковский рано начал подрабатывать: красил заборы, разносил газеты, читал романы старушкам, преподавал богатеньким гимназистам. В 19 стал публиковаться в газете, а уже в 22 впервые посетил Лондон – как единственный сотрудник редакции, владевший языком. Там и закрутилось.

И вот с одной стороны – тревожное детство, в котором папа тебя не помнит, а мама, говоря по-инстраграмному мягко, не в ресурсе, но с другой-то ведь – мотивация, перфекционизм, требовательность (к себе и коллегам по цеху). Каждый раз один и тот же вопрос: а был бы у нас этот писатель, если бы не такое начало?

Комментировать Всего 15 комментариев

Я внимательно прочитала текст, но так и не поняла, в чем токсичность матери Чуковского.

Как по мне, так она просто героиня. 

Про Киплинга у вас лучше получилось. А тут какое-то высосанное из пальца глумление над бедной женщиной, работавшей на трех работах и страдавшей мигренями. 

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff

Дело не в терминах

Согласна, что там было больше выгорания, чем токсичности, и что жила эта женщина в совершенно не сравнимых с нашими условиях, но. Дети-то во все времена развивались по единым принципам и одинаково нуждались во внимании, поцелуях, объятиях и в знании, что мама не надломится из-за двойки. У меня совершенно не было задачи поставить маме Чуковского диагноз или пристыдить ее, моя цель была в том, чтобы показать условия, в которых рос писатель. 

Дело не в терминах

Ну давайте тогда всех называть как нам хочется, дело ведь совсем не в терминах и даже не в словах

поставить маме Чуковского диагноз или пристыдить ее

Даша, дорогая, окститесь ))) 

Не понимаю двух вещей: что вас так рассмешило и какие комплексы вы лично закрываете подобными комментариями. Но надеюсь, вам полегчало :)

Рассмешило натягивание совы на глобус. 

А насчет моих комплексов, думаю, вам виднее - вы ведь мастер ставить диагнозы 

Согласна с тобой. Текст понравился слогом, но всю дорогу преследовало чувство какой-то незавершённости. Приводимые автором цитаты из самого Чуковского, ИМХО, не  стыкуются с "закадровым голосом" и заголовком. Ну что ж, будем ждать новых текстов - автор интересный) 

Эту реплику поддерживают: Анжелика Азадянц, Даша Миронова

«всю дорогу преследовало чувство какой-то незавершённости»

Анна, Вы говорите об очень важном, но от меня что-то ускользает. 

Я как раз очень хорошо понимаю эту несчастную маму, но ещё больше - мальчика, которого мама отравляет своими манипуляциями вместо поддержки, любви...

Что я не почувствовала? У меня пазл вроде сошёлся:)

Эту реплику поддерживают: Даша Миронова

Светлана, есть немножко времени, отвечу обстоятельно - как Вы любите:)

На ФБ есть группа - "Токсичные родители", я на неё подписана (не потому, что пострадала от родителей-токсов, а мне интересно как писателю и психологу). Вот там истории так истории! В сравнении с ними мать Чуковского - просто душка.

Сейчас эта формулировка очень модная: "токсичные родители", "токсичный партнёр", "токсичные отношения" (типа последние должны быть экологичными - смайлик). На мой взгляд, Даша перебрала с терминами (либо решила на них хайпануть - уж простите за сленг). Так же, как и Анжелика Анжелика Азадянц, никакой токсичности я здесь не вижу, да и сам текст противоречит заголовку и преамбуле: мать была строга, но добра (пусть и без нежностей), заботилась о детях, тянула их изо всех сил - Бог с вами, какая тут токсичность?! Ну да, "наказывала" сына своей мигренью и молчанием, но до токсичности здесь как до Луны. Да и сам писатель не винит свою мать - напротив: жалеет, что не мог ей помочь. Так что не сходится! Даша хорошо пишет... хотелось бы, чтобы тексты такого автора не страдали оксюморонами.    

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко, Елена Лейв

Анна, я Вам очень благодарна за обстоятельный ответ:)

У меня смещение восприятия.

После смерти дочери чувствую себя виноватой мамой, отсюда и...

Анна, спасибо за комплимент слогу: мой педант ликует) Что касается токсичности, то для меня, повторюсь, важно посмотреть на ситуацию со стороны ребенка. И как иначе назвать маму, которая - осознанно или нет - тянет из маленького человека его душевные силы в момент, когда он как раз нуждается в обратном?

Даша, полагаю, частично ответ на Ваш вопрос есть в моём комментарии, адресованном Светлане. Могу добавить: она не тянула. Как Вы сами написали, мать была не в ресурсе: от тяжёлой жизни у неё просто не оставалось сил на душевную поддержку своим детям - это раз. Два: возможно, она просто не умела... не научили её собственные родители (такое часто бывает). Повторюсь: это не токсичность и даже не чёрствость, это другое.

PS. А Чуковского очень люблю - его эссеистику, особенно, по литературному мастерству искусству перевода: он действительно прекрасно переводил с английского:) 

Эту реплику поддерживают: Елена Лейв, Даша Миронова

Даша, у Вас очень интересное направление - детство детских писателей.

Я сейчас перечитала все эссе, с первого до последнего:)

С нетерпением жду новых! 

Светлана, спасибо большое! Для меня это очень ценно!

Эту реплику поддерживают: Светлана Горченко

Токсы - не токсы...

В детской книжке "Хижина дяди Тома" есть такой персонаж - чернокожая девочка Топси, служанка юной Евы.  После порки хвасталась: "Это что... Вот старый хозяин порол так порол - кожу клочьями с меня сдирал."

Вот этим навеяло: 

"На ФБ есть группа - "Токсичные родители" (...) Вот там истории так истории! В сравнении с ними мать Чуковского - просто душка:)"

Эту реплику поддерживают: Даша Миронова