Все записи
МОЙ ВЫБОР 08:17  /  3.05.21

1841просмотр

Носов стал писателем по ошибке

+T -
Поделиться:

К середине гимназии Коля Носов осознал себя неудачником и окончательно забросил учёбу. Велика вероятность, что не было бы у нас никакого Такого Носова, если бы не ошибка учителя.

В финале будет комментарий клинического психолога, но пока…

Исходные данные⠀

Писатель родился в 1908 году. ⠀

Когда началась Первая мировая, ему было 6. ⠀

На его второй первый класс (попробуйте учиться хорошо в хаосе) пришлась Февральская революция и свержение Николая II. ⠀

На его второй класс – Октябрьская революция и начало Гражданской войны.

Дело происходит в Киеве. На фоне пальбы и споров о большевиках и меньшевиках, интервентах, белых и красных Носов строит вигвамы, таскает дрова, чтобы отапливать дом, читает, заглядывает на концерты отца (он артист), разносит газеты, чтобы платить за уроки игры на скрипке, помогает маме с мытьём полов. Болеет «популярными» в те годы испанкой, тифом, свинкой и коклюшем. А когда не болеет, бегает в школу мимо лошадиных трупов, которых обгладывают дикие псы. ⠀

Тут же представьте маму с аллергией на нежности и папу, который то отшутится, то погонится лупцевать детей скрученным полотенцем (в семье Носовых детей было четверо, наш Носов – второй по старшинству). ⠀

Но это ведь Носов: он даже о горьком пишет легко и беззлобно. Да и пишет он это в советском 1976-м (год выхода автобиографии «Тайна на дне колодца»), когда ремень дома был обычным явлением, а ласкать мальчика значило безвозвратно портить его для общества. ⠀

Впрочем, дети наивны. Не глядя на социальный контекст, они сначала ждут от взрослых защиты: «Постепенно мне становилось ясно, что мой добрый великан не такой уж добрый и не такой уж великан... В свете всей этой суетни, беготни и сопения носом его величие как-то тускнело в моих глазах. Я, безусловно, видел, что человек он, в общем, добродушный, добросердечный, но убеждался также и в том, что он может быть не только добрым, но и злым, даже страшным по временам. И он уже не был для меня каким-то чудом. И я уже не ждал его приезда с таким нетерпением, как раньше, а вернее сказать, даже вовсе не ждал – без него было спокойнее».⠀

А вот и мама – вы её точно узнаете. Маленький Коля плачет, потому что та наступила на его паровозик и сломала. Извиняться?

«Небось, если бы мать умерла, не плакал бы так». ⠀

«Услышав это, я начинаю рыдать с удвоенной силой. Новое горе сдавило грудь. Ах, милая мамочка, зачем ты сказала такие слова! Теперь меня неотвязно будет преследовать мысль, что ты вдруг умрёшь и я никогда-никогда не увижу свою ненаглядную.

– Ишь, что делается! – качает головой мать. – И всё это из-за какого-то паровозика! Из-за пустой игрушки!

«Нет! Не из-за игрушки! – хочется крикнуть мне. – Как ты могла подумать, что какая-то игрушка мне дороже тебя!..»

Мать иронически усмехается, и я чувствую, что она даже не знает, какую рану нанесла моей душе. Рана эта не заживёт никогда».

Второй шанс

Носову около 14 лет. Он бесповоротный двоечник. Оторванный ломоть. Пропащий элемент общества (таким он сам себя видит). Учеба заброшена. Театры, концерты, вигвамы, работа по дому. ⠀

У подступов к Киеву громыхает война. В школах разруха. Прежние учителя разъехались по деревням, чтобы кормиться с поля. Новенькие, которым некуда бежать, не освоились. И вот Колю Носова ловит в коридоре новый директор. Мимо идёт новый классрук. И новый директор спрашивает у нового классрука, как Носов учится. Классрук ещё понятия не имеет, поэтому для верности отмахивается ни к чему не обязывающим «ничего». ⠀

Это «ни-че-го» для Носова становится вторым шансом. Он понимает вдруг, что можно начать с нуля, а не с двоек. Учителя никого не знают. Классные журналы разодраны на папиросы (летом в школе работал военный госпиталь).

«Одно слово, сказанное Владимиром Александровичем, вызвало целый вихрь мыслей в моей голове. Я чувствовал, что во мне произошёл какой-то переворот. У меня сразу переменился взгляд на жизнь, на людей. Теперь я знал, что никто не относится ко мне с недоверием, и у меня самого появилось больше доверия к людям… Я почувствовал лёгкость необыкновенную и в этот день уже не шёл домой по улицам, а летел над городом как бы в состоянии невесомости».

Носов хватается за учебники. Осваивает программу по всем предметам с первого класса. Увлекается физикой, а еще больше – химией. С таким же одухотворенным одноклассником оборудует на чердаке лабораторию. Все деньги от подработок пускает на колбочки и мензурки.

В 16-17 оканчивает гимназию. Родители уезжают в деревню под Киевом. Папа пьёт. А Носов мечтает о химфаке. Чтобы туда поступить, надо сначала отучиться в рабшколе. А денег нет. Каждый день парень встает с рассветом: надрывается на бетонном заводе, к четырём домой, перекус, часовой переезд до Киева, учеба, к 12 ночи обратно. ⠀

Папа пьёт. Денег нет. Даже на дорогу до дома. Наступает период бродяжничества. Носов ночует на вокзалах, учит беспризорников стихам Пушкина (чтобы те потом могли попрошайничать с высоко поднятой головой), по вечерам учится сам, днями греется на чердаках и в библиотеках.

Затем всё-таки решает вернуться. Папа все еще пьёт. Мама с ним ссорится, изнурённая бытовухой. Носов помогает, как может. Работает на заводе. Готовится к институту. Натаскивает младших сестру и брата, которых никто и не думал отдавать в школу, к экзаменам в положенный по возрасту четвёртый класс.

Собирает радиоприёмники по статьям из журналов.

А потом фотоаппарат.

А потом понимает, что фото- и киноискусство ему вообще-то ближе, чем химия.

Поступает на факультет кинодела. И вот где-то там уже рождается знаменитый детский писатель и сценарист.

Папу своего Носов простил (тот завязал со спиртным и устроился кочегаром на железной дороге), а на маму никогда и не злился. Любил и жалел: «Так жить страшно».

Взгляд психолога

Для меня биография Носова – жирный аргумент в пользу того, как важно хвалить и поддерживать. Но я не психолог. Я просто мама и где-то в анамнезе – журналист. Поэтому я обратилась с вопросами к практикующему клиническому психологу Морозовой Милене Александровне, которая в том числе специализируется на работе с подростками. Вот как она увидела ситуацию:

«Отец-основатель трансактного анализа Эрик Бёрн говорил так: «Люди рождаются Принцами и Принцессами, а родители превращают их в Лягушек». Когда значимые взрослые обвиняют и обесценивают, когда они наказывают и отвергают, ребёнок постепенно, слой за слоем, обрастает лягушачьей шкуркой. Под этой шкуркой он прячет – вынужден прятать – своё настоящее «Я». Чтобы выжить, чтобы быть таким, каким его хотят видеть взрослые, он отказывается от детскости, от спонтанности, радости, любви и доверия к миру.

Конечно, сложно обвинять родителей писателя в том, что они плохие родители. Их молодость пришлась на тяжелейшие времена. То, как меняется человек под воздействием подобных обстоятельств, замечательно описала Айн Рэнд в своём романе «Мы живые».

А Коле Носову действительно очень повезло. Значимый взрослый, его учитель, сам того не ведая, дал мальчику признание авансом. Это позволило ему вовремя выскочить из лягушачьей шкурки, проявить своё настоящее «Я» и воспользоваться всем тем, чем его щедро одарила природа. Это счастливый, но, к сожалению, редкий пример того, как можно остаться собой, не благодаря обстоятельствам, а вопреки им.

Возможно, именно это отсутствие лягушачьей шкурки позволило Носову понять и простить своих родителей».

О детстве других детских писателей можно прочитать тут: Михаил Зощенко, Корней Чуковский, Эдуард Успенский, Редьярд Киплинг

А тут - мой Instagram.

Комментировать Всего 2 комментария

Спасибо за материал! Это один из моих любимых писателей. В детстве я зачитывалась его "Незнайкой". 

Эту реплику поддерживают: Даша Миронова

Елена, спасибо за отзыв! Да, он вырастил целое поколение :))