Все записи
23:55  /  13.06.21

752просмотра

Квинтэссенция позитивного мировоззрения – 7 простых утверждений о жизни

+T -
Поделиться:

В жизни случаются повороты, ставящие под вопрос систему жизненных ориентиров, воспринятую от социума. И тогда приходится задуматься над тем, на что действительно можно опереться, что на самом деле связано с реальностью. Одинаковых людей нет, так что каждый в итоге формулирует свой ответ по-своему. Но в этом процессе порой помогают простые идеи, осознанные кем-то когда-то и встреченные тобой на пути. Мне приглянулись следующие семь мыслей о жизни, делающие ее восприятие гармоничным.

1) Жизнь несовершенна и находится в процессе развития.

2) Развитие идет путем индивидуации: самосознания и освобождения от какой-либо обусловленности, в том числе материальной. Свободная осознанная жизнь может стать самостоятельным источником целеполагания.

3) Жизнь осознается через ее материальные формы, придавая смысл движению материи.

4) Смысл жизни человека, как и всех других форм жизни, связан со становлением жизни в целом. Базовыми психическими функциями человека являются любовь и сознание.

5) В психике человека присутствуют архетипы – инстинктивные формы умственной деятельности. К архетипическим представлениям можно отнести то, что наш мир существует, что у жизни есть трансцендентное начало и есть смысл, что есть жизнь после смерти в том или ином виде.

6) Для полноценной человеческой жизни необходима связь сознания и бессознательного, гармония мышления с архетипами. Образ гармоничной жизни - это поток радости.

7) Символичность психологических представлений отнюдь не подразумевает отсутствия реальности. К примеру, мы воспринимаем мир цветным, хотя с точки зрения физики, цветов нет – есть разные длины электромагнитных волн. Несмотря  на то, что цвета – лишь образы в нашей психике, они отражают физическую реальность.

Если у вас есть собственный "символ веры", отражающий ваше позитивное отношение к жизни, поделитесь в комментариях.

Комментировать Всего 2 комментария

Существует, стало быть, некая визуальная форма, на какую можно созна­тельно настраиваться и переключаться по мере надобности. Ее-то я и называю прощальной. Такова, полагаю, перспектива последнего взгляда, в какую встраиваются все вещи, когда с ними расстаются навечно. Но пока твой час не настал, вещи в той перспективе не тают, а, напротив, источаются даром. Отчего она становится, так сказать, обратной: обнимает круговым строем дивных вещей. Иное дело, что приятие этого дара оттеняется острой боязнью — ясным сознанием того, что ничем его не заслужил и, значит, будешь за него еще расплачиваться. Так и у Микеланджело: восприятие красоты сопряжено со страхом. Или у Рильке: каждый ангел ужасен.

Вырабатывается такая перспектива, думаю, в длительном общении с искусством, сдобренном, пожалуй, сведениями культурно-исторического порядка о том, насколько зыбкими и забавными оказываются все воззрения на этот мир, кроме художественных.

И хотя Набоков только о ней и говорит, у художников я не встречал ее описания. Подвижники духа нечто подобное называли благодатью. Они-то, изнурявшие себя аскетизмом, ее заслужили. А я?

 Незаконный, острый, жгучий, почти болезненный восторг, занимающийся от всякого пустяка — таково преобладающее в последнюю пору мое настроение. Не оправданное никакими извне приходящими обстоятельствами и ничем мной не заслуженное. Но приступы его так сильны и часты, что, боюсь, не превратиться б мне часом в законченного, блаженного, круглого идиота...

Сказано: счастье подобно здоровью — его не замечаешь, пока оно есть. В этом смысле большинство все-таки счастливо, но только бессознательно, вопреки, так сказать, своим убеждениям. Я же счастлив сознательно. Потому как понимаю радость просто «быть» — располагать этим миром, всечасно со­знавая, что располагаешь им не навсегда...

Итак, все «счастье» мое — от сознания одаренности этим конечным миром (этот мир существует всегда, а мне дан во временное пользование). От сознания «пока он еще есть». То, что он все еще есть, воспринимается как счастье, удостоверяемое вещами (эстетически? эйдетически?)...

Ты счастлив именно в меру того, насколько остро, всесторонне и всечасно сознаешь свою смертность. И тогда дивишься уже тому, что мир все еще есть. Ну и, кроме того, нужны невосполнимые утраты. Надо пройти сквозь муки, горечь и желчь. Надо со всем человеческим, в смысле обычных его радостей, навсегда распрощаться. Счастье наступает именно тогда, когда в этом мире тебе уже ничего не нужно, кроме облаков, деревьев, дождей, ну, и временами звезд.

(отсюда https://viacheslav-shevchenko.ru/perspektiva/1.php)

Лично мне до такого мировосприятия далеко. Но очень желательно к нему приблизиться. 

Вячеслав Потапов Комментарий удален автором

Незаконный, острый, жгучий, почти болезненный восторг, занимающийся от всякого пустяка

Наконец-то я понял, к кому ушло. Закон сохранения, так сказать.

Вячеслав Потапов Комментарий удален автором