Есть такая простая мысль, которую озвучивали и Екатерина Шульман, и Александр Аузан, наши народные политэкономисты: для того, чтобы мы осознали свою гражданскую самость, нам нужно хоть раз выплатить самим свои налоги. Екатерина Шульман развивает ее умозрительно: если бы каждый из нас увидел, сколько недополучает от работодателя, принимая на карту оклад после вычета налогов, — мы все с куда большим энтузиазмом требовали бы нормальных дорог, приличного образования и достойной медицины — ведь это, оказывается, не подарок небес, а услуга государства. Это наши десятки тысяч рублей, ежемесячно отправляющиеся в бюджет. Просто мы их не замечаем — а, стало быть, не ощущаем. Александр Аузан ставит вопрос чуть более радикально (посмотрите его рассуждения в “Непознере”). Спрятать налоги, не вступить с населением во взрослый финансовый разговор и договор — было осознанным решением политической элиты 90-х, которое он теперь, спустя много лет, считает главной трагедией того десятилетия. Мы так и остались в плену магического сознания — “там” что-то за нас решают. Хорошо или плохо. Этим “тем” — можно не доверять, но все-таки это некий непогрешимый олимп, даром, что этот олимп нашими деньгами оплачивает и олимпиады, и расширения границ и федеральные программы.

Знаете, была такая шутка: “если в юности не изучать физику, вся жизнь будет казаться чудом”. Вот тут и кроется метафизика нашей русской сказки, согласно которой есть страшные вакцины (“не пей из копытца”), чудесные избавления (точечные преображения реальности, по звонку хозяина, а не системные), и главное — где логика не работает (поэтому все те, кто рассуждает логически — точно мудрят. И доверие скорее иррациональному, чем рациональному).

Я это к чему. Мне кажется, — хоть меня, привитую, и злит неевклидова геометрия антиваксеров, — разговаривать с теми, кто против, надо иначе, и уж точно без осуждения. Мы любим рассуждения про наш особый русский путь, и он всегда лежал через тройку, например — огонь, воду и медные трубы. Или "направо пойдёшь, прямо пойдёшь, налево свернёшь". С тех пор ничего не поменялось, кроме названий.

Вот вам новая тройка. Те, кто видят во всем заговор — заложники закона Годвина (помните? Любой спор неизбежно приводит к аргументу Гитлера, то бишь — упоминанию фашизма). “Принудительная вакцинация — это фашизм! Это чипизация!”. Таких, несмотря на шум, не так уж много. Больше тех, кто попал под очарование Гудвина, как в Стране Оз. Для них, и их большинство, мир непонятен, хаотичен и жесток, — и единственный шанс на спасение, — дойти до великого Гудвина. То есть достучаться до губернатора, а то и дозвониться до самого Путина, — ведь только волшебник (чиновник) решит что угодно.

Но я уповаю на третий путь — путь Гудвила (Goodwill) — путь Аузана и Шульман. Строго говоря этот термин обозначает нематериальный капитал бизнеса — репутацию, иными словами. Этот термин я выбрала 1) да, по созвучию, но главное, как 2) способ выстраивания материальных отношений с нематериальным. Где власть, как любой бизнес, будет обладать репутацией, а не аурой, а мы перестанем требовать от нее, как от рыбки, — чуда. Вместо этого научимся чуть ответственнее вести себя — считать деньги, соблюдать правила. Это путь, где вместо сказки мы выберем ежемесячные платежки и донаты, начнем следить за налогами и ипотекой, посещать собрания ТСЖ и голосовать за мундепов. И где вакцинация станет не ритуалом, не вопросом “верю - не верю”, а банальной разумностью — как ежегодная гигиена полости рта и проверка у маммолога. В конце концов, многие из тех, кто сейчас громко проклинают Спутник, — ежегодно даже не замечают, как подписывают разрешение на прививку против гриппа, которую делают нашим детям в школе. Просто она — скучная и нудная “чистка зубов”, а тут ты как будто участвуешь в войне добра со злом, Путина против Байдена, технологии против “традиции”. Нет такой войны, вот что. Мир вообще скучнее, чем нам кажется.

Этот мир лишен чудес, но зато коллективные усилия тут работают на наше общее благо не случайным образом — а стабильно. Мир “сказки и магического” доживает свои последние дни — пора вставать на новые рельсы: где богу — только горнее, а нам — земное, вся рутина, ответственность. А языческие пляски вокруг Матронушки и строгий пост — не помогут, если ты не привился, если ты бьешь жену и не платишь налоги.

Мне кажется этим текстом я сама себе, — 35-летней, — говорю, — пора взрослеть.

А для чудес и вдохновения у нас всегда есть Толкиен, напоминает нам Екатерина Шульман.