Сентябрь. Вот и начался новый учебный год. Для нас второй. А с ним пришла головная боль, на какие кружки записать ребёнка. Да какого там ребёнка, можно сказать, маленького взрослого, с учётом занятости. Просматриваю сайты разных детских школ и занятий. Тут и ментальная арифметика, и робототехника, и развитие речи и письма, на любой вкус и кошелёк, чтобы вырастить маленького гения. Вспоминаю себя. Я в этом возрасте играла во дворе и обсуждала со сверстниками, как провела лето. Мой сын с друзьями делится кто, на какие кружки идёт в этом году.

- Мама, Вася пойдёт на майнкрафт, а Федя на развитие логического мышления.

И вот я пытаюсь запихнуть робототехнику  в  плотный график.

Ребёнок должен быть всё время занят- так говорят современные родители, которые читают современную литературу по воспитанию маленьких Эйнштейнов. Кстати, пишут, что Альберт развивался в детстве с большим торможением и сильно отставал от своих сверстников, до трех лет вообще не говорил и отчаявшиеся родители думали, что не заговорит никогда. Но об этом мало кто знает. И я, конечно, не была исключением. Как только нам исполнилось три года, мы стали ходить везде: собирать кубики, играть в сказку, учиться логически мыслить и правильно говорить. Выбор был огромен, хотелось попробовать всё. Испытать на собственном чаде. А вдруг и правда уникальная методика поможет в воспитании уникального человека.

И вот я с остальными мамами на детской площадке обсуждаю новые веяния в сфере образования.

- Да, да и мой сын ходит, и даже стал лучше, а вы в какую группу?

- И у моего прорыв: и пишет, и считает.

Мы делились успехами, как нам казалось. И никто не задавался вопросом, а нужно ли это на самом деле маленькому ребёнку.

Поэтому у трёхлетних малышей был, можно сказать, график работающего человека. Сначала одни курсы, затем другие, а за ними третьи. Потом занятия дома, поесть и спать.

Помню, как одна мамочка рассказывала, что её сын в пять лет читает чуть ли не Достоевского и говорит на двух языках. Звучало эффектно. Я, как и все, слушала, верила и стремилась. Поэтому два года детского сада, ещё один год школы мы активно посещали все возможные дополнительные занятия и всесторонне развивались. Бабушки, я и муж распределяли часы, чтобы успевать привозить, забирать, снова отвозить и ещё работать. Теперь я знаю, почему так востребованы автоняни. Я помню, как мы постоянно куда-то бежим, опаздываем, потом ждём час у двери и бежим снова.

В мои семь лет я ходила только на танцы, и то, по собственному желанию. Недолго. Потом, правда, родители поддались модному веянию. Я пошла в музыкальную школу. Это длилось мучительных пять лет, я выступила на одном концерте, забыв свою партию, и на этом закончила музыкальную карьеру. Бетховена из меня не вышло. Фортепьяно, занимавшее львиную долю моей комнаты, и служившее полочкой для всяких мелочей наконец-то продали, чему я была безмерно рада. Зато, я успевала гулять на детской площадке, играть в резиночку и смотреть за светлячками. Познавать мир. Мой сын таким похвастаться не мог.

И вот снова 1-ое сентября, и я снова сажусь за выбор кружков, теперь ещё появился онлайн, что экономит время, а значит выбор расширился, но вот только даёт ли это что-то.

Я написала список курсов, показавшихся мне интересными, составила план и закрыла тетрадь. Три дня меня мучала совесть, что я плохая мама, если мой сын не будет посещать миллион занятий и может упустить что-то очень важное. Но честно поговорив с собой, я решила, что главное для него- детство и непозволительно лишать его этого беззаботного времени. Я всё отменила и оставила только то, что ему нравится- кружок футбола. В этой быстрой жизни к которой мы так привыкли, в водовороте дней, надо замедлить время. А выучиться я думаю он ещё успеет.