В начало будущего века

Бог воплотил в человеке Свой образ – логос:

сотворил небо и землю.

Священное Писание заключает в себе всю полноту благовествия Боговоплощения Сына Божия Иисуса Христа. И тем более это так, если речь идёт об утверждении основ мироздания. А значит, необходимость верного прочтения Книги Бытия, как первой книги Священного Писания, поставляет нас на путь познания единства Ветхого и Нового Завета, когда начало евангельских событий являет себя в символических смылах повествования о сотворении мира.

Но изучение библейских текстов не есть положительный процесс совершенствования знаний, их развития и накопления. Религиозный опыт понимания слова Откровения это взгляд на мир, когда трагический конец его истории становится тем ближе, чем ближе мы подходим к Началу. И здесь будет уместно привести слова Святейшего Патриарха: «Для меня книга Бытия и особенно Шестоднев – это зашифрованное послание свыше, и всякие попытки его расшифровать сейчас очень условны. Мы должны с доверием отнестись к тому, что это слово Божие. А дальше могут произойти самые неожиданные события, и невозможно исключить, что очень многое из того, что нам сегодня не понять, в какой-то момент нам откроется».

Сегодня нам всем, как никогда, необходим обоснованный ответ о постижении в христианском мировоззрении первопричины бытия и роли человека в Творении. В мировоззрении, чей охват, по своему значению и категоричной ясности, превосходит все доступные средства формирования общих понятий.

I. Бытие и время

Священное Писание открывает в книге Бытия не просто некоторую мифическую цепь последовательных событий при рождении Вселенной, но представляет нам исчерпывающую картину положения человека в Творении начиная с замысла Бога о создании мира и до его разрушения самим человеком.

Творение начинается и совершается в слове – и рече Бог: да будет свет. Что не должно, по свидетельству святых отцов, прилагать к Богу никаких антропоморфизмов. «Речь Божия не произносится ни на еврейском, ни на другом каком-либо из употребляемых между народами языке, но какие ни на есть Божии слова, написанные Моисеем или пророками, суть указания Божеской воли», - говорит святитель Григорий Нисский [2]. И оттого, начало бытия есть выражение воли Отца относительно явления миру света Его Единородного Сына. А так как о свете не сказано, что он сотворен, но только – да будет, то свет Первого дня мы называем «нетварным» и познаём его по действию благодати Божественной природы Сына, насколько Он Сам желает открыть Себя, и как Сам свидетельствует о Себе – Азъ есмь свет миру (Ин. 8:12).

Разлучение же между светом и тьмою означает конец мировой истории – свершение Страшного Суда, за которым начинается вечность Небесного Царствия, торжество Божественной правды – разделение между теми, кто познал суть добра, как исполнение воли Божией, и теми, кто выше заповеди и закона поставил свою свободу.

И нарече Бог свет день, а тму нарече нощь. Где имя день определяет начало будущего Царства. Тогда как нощью названо историческое время, каким мы его знаем – с вечера рождения в мире, где неизбежна смерть, и до утра новой жизни человека.

И потому светилом великим в начала будущего века пророк Моисей в слове о Четвёртом дне творения именует Иисуса Христа, а светилом меньшим в начала нощи земной жизни, называет первого человека – Адама. Звезды же являют образ Церкви, какими их Господь показал Аврааму (Быт. 15:5), собрание святых, призванных к суду над миром разлучать между светом и тьмою (1 Кор. 6:2), и сохранивших неповреждённым Слово истины – Логос Бытия – небесную твердь, агнца Божия.

Так сочетаются Первый и Четвёртый день:

И рече Бог: да будет свет.

И бысть свет.

И виде Бог свет, яко добро, и разлучи Бог между светом и между тьмою.

И нарече Бог свет день, а тьму нарече нощь.

И бысть вечер, и бысть утро, день един.

...

И рече Бог: да будут светила на тверди небесней, освещати землю и разлучати между днем и между нощию: и да будут в знамения и во времена, и во дни и в лета, и да будут в просвещение на тверди небесней, яко светити по земли.

И бысть тако.

И сотвори Бог два светила великая: светило великое в начала дне, и светило меньшее в начала нощи, и звезды: и положи я Бог на тверди небесней, яко светити на землю, и владети днем и нощию, и разлучати между светом и между тьмою.

И виде Бог, яко добро.

И бысть вечер, и бысть утро, день четвертый.

Торжество и победу света Своего Единородного Сына Бог Отец называет – день. А потому образ светила великого в начала дне мы понимаем как пророчество о наступлении Великой субботы покоя Иисуса Христа в Седьмой день творения. Этот день не имеет окончания, о нём не сказано – и бысть вечер, и бысть утро, так как вечность Небесного Царствия не может иметь начала во временном бытии. И потому день Светлого Христова Воскресения, как следующий за Седьмым днём, не упоминается в Книге Бытия.

Образ же светила меньшего, тот, чьё движение можно описать от времени рождения, возрастания и последующего умаления, просвещающий не собственным, но отражённым светом, мы понимаем, как образ первого человека – Адама, призванного к познанию благодатного света и поставленного в начальство над ночью видимого бытия.

Отсюда следует, что движение времени в Книге Бытия описывается не последовательной чередой дней творения, но заключается в построении самого дня, простираясь от начала создания мира и до конца его истории.

То, что сказано в форме – и рече Бог, сообщает, каким был создан мир от веку. Такая строка оканчивается словами – и бысть тако. Это выражение нельзя принимать за стилистическую форму речи, но как указание точности исполнения воли Бога Отца в начале Его творения. Это время именуется – вечер, потому как наступление следующего дня в библейском мировосприятии начинается от заката благодатного света в раю по грехопадении человека.

Иное значение имеет то, что находится после слов – и сотвори Бог. Это утро новой жизни. Такие слова относятся к действительному воплощению слова Божия в конце истории. А потому не всё то, о чём было сказано изначально, от слов – и рече Бог, является таким же и по сотворении. Причина тому, свобода выбора, созданной Богом, духовной природы. Но всё, что создаёт Бог, рождается у Него яко добро. В чём свидетельство благого совершения Его воли и торжества Царства правды – и бысть вечер, и бысть утро нового мира (Откр. 21:5).

Читать далее - Сотворение мира