Ты хорошо помнишь сюжет, и сюжетная линия в фильме не может тебя сильно удивить во время просмотра. Остается наслаждаться прекрасной игрой актёров. Что касается вопросов по поводу того, есть ли запретные для шуток темы и обстоятельства… Опять же, вспоминая фильм: можно ли было соседу главного героя шутить над кошкой, которую сбил автомобиль? Если бы шутка рассмешила главного героя, хозяина кошки, то почему бы и нет. Но в случае, если бы шутку услышали дети главного героя, любая шутка была бы не уместна ситуации. Очень важна установка и обстановка. Очень.

Ютьюб всегда был словно древнее индейское кладбище в «Кладбище домашних животных». Уже тысячи событий демонстрировали факт, что с Ютьюбом нужно быть очень и очень аккуратным, а лучше вообще избегать его как место, в котором нужно хоронить своё время. Ютьюб, на мой взгляд, никогда не был территорией свободы. Но всегда был территорией, дающей надежду. Надежду на то, что вот с тобой будет совсем иначе и время, что было закопано, не вернётся к тебе в ужасающей версии развития событий.

Хованский перегнул много палок. Как и Луис Крид на протяжении фильма. И с Луисом Кридом, как и с Хованским, ситуация тоже перешла грани разумного. Но Хованский, как и Луис Крид, точно знал на что идёт, делая то, что делал. Оставался лишь вопрос времени, когда его действия станут заметными для окружающих. И когда за действия придётся расплачиваться, по какому тарифу и перед каким вендиго. Помогут ли извинения? Насильное прости — то же самое, что и ребёнок, в конце фильма «Кладбище домашних животных». Вроде «оно», да лучше вообще ничего, чем вот такое.

Юрий Дегтярев, медиатехнолог, основатель креативного агентства «My Duck’s Vision»