Домом я называю разноцветные «панельки» в классическом «спальнике» на севере Петербурга. Строительная компания возвела два трехэтажных дома специально для людей с ментальными и физическими особенностями развития.

В этих квартирах живут люди с ментальной или физической инвалидностью. Они ведут обычный образ жизни — работают, ходят в гости, занимаются своими хобби, а помогают им социальные работники и волонтеры.

В Доме живут те, о ком больше некому позаботиться. Чьи близкие уже не могут ухаживать за повзрослевшими детьми: уже не тот возраст, не хватает сил. Кому после детского дома была одна дорога — в психоневрологический интернат. И те, кого удалось оттуда спасти.

Света на веранде дома Фото: Екатерина Трубачева-Виснер
Даня Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Здесь все они находят самое важное — поддержку.

* * *

Многим родителям, чтобы заботиться о ребенке с ментальными или физическими особенностями, приходится уходить с работы и навсегда расставаться с собственными увлечениями и интересами. Но даже это не дает им спокойствия и уверенности в будущем своего ребенка.

Самый большой страх родителей — осознавать, что после их ухода ребенок не сможет жить самостоятельно и окажется в психоневрологическом интернате. Это полная пожизненная изоляция от социума. Вне зависимости от степени нарушений человек оказывается лишен возможности вести обычную жизнь.

Берег Финского залива. Летом ребята в нем купались и называли морем Фото: Екатерина Трубачева-Виснер
Женя купается в Финском заливе Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Таких родителей в нашей стране тысячи. Дома сопровождаемого проживания для людей с инвалидностью пока редкость.

ГАООРДИ — Санкт-Петербургская ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов — о родительских страхах знает, как никто иной. Организацию основали почти тридцать лет назад такие же родители, которые поняли: чтобы помочь своим детям с инвалидностью нормально жить, нужно объединиться.

Родители в ассоциации уверены, что любой человек, вне зависимости от сложностей со здоровьем, не должен оканчивать свою жизнь в больнице или психоневрологическом интернате. Люди даже с тяжелой формой инвалидности имеют право и могут жить в домашних условиях и вести полноценную жизнь, если им организована поддержка и помощь.

Анечка на участке. Она любит цветы и все, что с ними связано Фото: Екатерина Трубачева-Виснер
Анечка в лесу Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Так появились дома сопровождаемого проживания ГАООРДИ — первый в России комплексный проект по созданию альтернативы психоневрологическим интернатам для людей с инвалидностью.

Но ГАООРДИ дает ребятам — я все называю их ребятами, хотя подопечным от восемнадцати до пятидесяти лет, — не только чувство дома и безопасности. Организация дает им все то, чего они были лишены.

Дружбу. Свободу. Приключения.

Летом подопечные ассоциации уезжают на дачу. И я еду вместе с ними — посмотреть, как обустраиваются на лето те, кто раньше был лишен этой возможности.

* * *

Дорога от центра Петербурга до поселка Солнечное, где располагается дача, занимает около часа. Глаз отдыхает на переменчивом пейзаже, взгляд цепляется то за верхушки деревьев, то за треуголки дачных крыш.

Ребята во дворе дома Фото: Екатерина Трубачева-Виснер
Марина Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Навстречу мне, ускоряя шаг, приближается Даня — худощавый, подвижный. Он замечает меня издалека и сразу улыбается.

Наташа открытая и улыбчивая, смотрит внимательно, а потом протягивает ладонь в приветствии. Она почти не говорит, но ее сияющий взгляд и улыбка показывают все без слов. Ты не замечаешь, как улыбаешься в ответ. Она берет руку соцработницы Леры и завороженно рассматривает, как солнечные блики танцуют на залитой светом коже.

Света спокойна и молчалива. Мы пьем чай на веранде и любуемся, как ветер надувает паруса на окнах нашего дачного корабля. К новым людям Света привыкает небыстро, но с каждым моим визитом на дачу мы все чаще проводим вместе время. Иногда молчим, а порой я рассказываю ей о насекомых и растениях за пределами островка-веранды.

Обливания из шланга во дворе у летних домиков Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Как-то я встретила ее с разбитыми коленками, ярко обработанными зеленкой — как трава на газоне. Рассказываю Свете о том, как часто меня в походах спасали йод и зеленка. Она расцветает улыбкой, покачивается, стоя передо мной в летней шляпе с большими полями, от которой чудно падает теневой узор.

Июль в этом году выдался невероятно жарким. В пиковые дневные часы дачники приспособились обливаться из шланга или ходить на берег Финского залива.

Наташа Фото: Екатерина Трубачева-Виснер
Анечка за поеданием мороженого Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Игорь и Женя — постоянные участники водных процедур. В такие дни ботинки Игоря не успевают просохнуть от брызг. Его лучисто-сверкающие глаза улыбаются мне, пока соцработник Варя и директор дома сопровождаемого проживания Жая помогают ему перевоплотиться в сказочного Нептуна.

Пока актеры готовятся к представлению, другие домочадцы готовят под чутким руководством дежурных. Сегодня на обед грибной суп. «Вместе вчера собирали!» — хвастается Елена Евгеньевна, директор службы сопровождаемого проживания ГАООРДИ.

Игорь (Нептун), Костя (морской злодей) и Анечка (русалка) во время театрализованного представления Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Смотрю, как Костик расставляет тарелки в накрытой шатром от солнца импровизированной столовой. Ему уже не стоит напоминать, что после того, как все поели, нужно организовать чистоту. Дома его освобождают от этой деятельности. «Мама старается все сделать сама!» — рассказывает он мне, вспоминая последнюю поездку к родным. В ГАООРДИ же придерживаются мнения, что главное — не сделать что-то за человека, а помочь ему сделать это самому.

Считаные минуты, и Вика перевоплощается в лесную кикимору, Анечка — в русалку, а Костя — в морского злодея. Спектакль заканчивается обливанием из шланга во дворе и поеданием мороженого.

Приезжая на дачу, мне хочется провести время со всеми и с каждым по отдельности. Чаще всего мы устраиваем прогулки по лесу.

Марина в лесу на прогулке Фото: Екатерина Трубачева-Виснер
Ребята в лесу у костра Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

«Катюшка!» — так зовет меня здесь только Марина. Немного смущается, когда я приглашаю ее на прогулку. Мы смело петляем по лесным тропкам. Вот мы идем за водой на родник, разглядываем папоротниковые заросли, ковер из шишек, разбросанные в лесной щетине мха черничные сокровища лета. Молчим, слушая, как скрипит и звенит лес.

Анечка любит ходить «рука в руке». Она бережно держит мою руку, и мы подстраиваем шаги под птичьи трели. Идем и выдумываем сказки о величавых корабельных соснах.

После активных дневных прогулок и кострового угощения у ребят тихий час. Я вспоминаю, как прекрасно позволить себе дневной отдых, и закрываю глаза, устроившись в прохладе на дачной веранде.

В голове калейдоскоп лиц: Марина, Костя, Даня, Игорь, Полина, Наташа, Анюта, Нина, Вика, Света, Женя… С каждым складывается свой контакт, не похожий на другие «узор дружбы». Открываю глаза, а на крыльце возле меня пестрит луговой букет. Джентльмена долго искать не надо — это Даня, который любит оказывать знаки внимания.

Я не могу не думать о том, как сложилась бы жизнь каждого из ребят без ГАООРДИ. Без дома сопровождаемого проживания.

Смогли бы ребята беззаботно гулять по лесу, хрустеть золотистой корочкой хлеба с дымком, скучковавшись возле костра, красить языки черникой, изучать водный мир, из упрямства не снимая сандалии? Были бы в их жизни театр, приюты для животных, мастерские, походы по гостям и чай на веранде? Как бы они — свободные, добрые, нежные — выжили в казенном неласковом психоневрологическом интернате?

Женя во дворе у дома Фото: Екатерина Трубачева-Виснер

Дома сопровождаемого проживания, где живут мои ребята, содержатся из нескольких источников: часть затрат компенсирует государство за оказанные социальные услуги, часть — пособия по инвалидности и пенсии проживающих. Но в первую очередь дома живут за счет благотворительных пожертвований.

Пожалуйста, оформите пожертвование ГАООРДИ на дома сопровождаемого проживания. Ведь все мои друзья и другие люди с инвалидностью, нуждающиеся в поддержке, пришли жить в них навсегда.

Перепост

Нужна помощь