Я приехал в Нью-Йорк. Моя гостиница недалеко от Бродвея, и первое, что я сделал по приезде, — пошел в магазин Apple, там же, на Бродвеe. Нашел замечательное оправдание: перестала работать камера на MacBook Air, и, чтобы пользоваться в поездке скайпом, ничего не оставалось, кроме как купить Ipad2. 

Если кто-то не был в Apple Store в Нью-Йорке, там есть одна особенность: в этом стеклянном кубике работает огромное количество консультантов. На двух этажах человек 100. Все одеты в красные майки, и когда заходишь, то кажется, что соотношение продавцов и покупателей примерно один к одному. Это обычно молодые ребята лет двадцати-тридцати, невероятно клевые, которые на лету отвечают на все вопросы про технику, объясняют как пользоваться iOS5, как запустить iCloud, какие могут возникнуть проблемы, как их решать. И вдруг среди них я вижу женщину, худую, легкую, с очень красивой короткой стрижкой, в очках, и которой примерно за семьдесят, но при этом она не менее, а может, и более крутая, чем все остальные. Точно так же объясняет, как пользоваться «Маками», такая же легкая в движениях, как окружающие ее молодые ребята.

 

Я, естественно, подошел, начал с ней разговаривать, рассказал про свой проект. Выяснил, что ее зовут Рина, что она ни много ни мало профессор французского, долго работала в нью-йоркской опере, а потом решила найти себе другое занятие. Пять лет назад пересела на Mac и настолько хорошо разобралась в нем, что ее с удовольствием взяли работать во флагманский магазин Apple. И теперь она каждый день продает компьютеры и объясняет всем, как ими пользоваться.

Мы с ней много говорили о том, как в разных странах относятся к пожилым людям, и о предрассудках в отношении того, какими они должны быть. При этом меня поразило, что, как я ни убеждал сказать мне, сколько ей точно лет, она отказалась. И это означает, что те предрассудки, о которых мы говорили, живут в ней самой, потому что так или иначе, но она стесняется своего возраста. Что фантастически странно, потому что именно то, какая она сейчас, делает ее особенно интересной.

Я предварительно договорился о возможности съемки, сейчас мой продюсер занят ее подготовкой. Я очень надеюсь, что получится снять ее для проекта. Рина просила сделать ее портрет с бойфрендом. У нее новый бойфренд, примерно ровесник, и я очень постараюсь снять их вместе.

Тема предрассудков в отношении пожилых людей, то, что мы воспитаны негативно воспринимать этот период жизни, становится для меня все более важной. Меня начинает интересовать, насколько сами люди старше шестидесяти находятся под влиянием этих предрассудков и до какой степени они ограничивают их жизнь и выбор.

Мне кажется, что нынешнее отношение общества к пожилым очень похоже на то, как относились к геям лет тридцать назад. Схема примерно та же: возраст нужно скрывать, возраста нужно стыдиться, пожилым сложнее устроиться на работу. Как только ты называешь свой возраст, если тебе за 60 или за 70, это немедленно ухудшает отношение к тебе собеседника. Это действительно очень глубокие проблемы, которые затрагивают самих пожилых людей в очень большой степени, и я понимаю Рину, которая отказывается называть свой возраст, понимая, что возраст определит отношение к ней, и не в лучшую сторону.

И эта случайная встреча показалась мне ярким примером существующей очень глубоко, и кажется, всемирной проблемы.