C мужичками что-то происходит. Вот мужчина строит карьеру, выбивается вперед и даже начинает брить подмышки и пользоваться приличным одеколоном, а не из аэропортовского duty free. Более того, он становится номером первым в своем деле в деревне, в районе, области и в Голливуде. Может, ненадолго, но во всяком случае у него есть на что купить своей свежеиспеченной жене из хорошей семьи велосипед и виллу.

И вот уже жена из хорошей семьи начинает косить травку на семейной лужайке и всячески поддерживать морально успешного мужичка и даже говорит о нем со своим дядюшкой из Вашингтонского обкома. И все счастливы и улыбаются улыбкой Кита Ричардса в рекламе сумок «Луи Вюиттон». И тут совершенно случайно выясняется, что все это счастливое время в перерывах между съемками в Гонконге и Петропавловске-Камчатском успешный мужичок трахал-пер-пялил-осеменял буфетчицу Зину в пергидроле, которая, как последняя сволочь, бодяжила пацанам пиво дихлофосом для крепости.

Где он ее взял — загадка, потому что все время, как он стал звездой на раене/во всей Гренландии/в Бутово, его окружали только шикарные молодые телки с силиконовыми потрясающими челюстями и ногами длинными, как песни акына. И они все готовы были проделать себе в организме еще одну дырку, чтобы нашу звезду соблазнить. Секретарши, продюсеры, офис-менеджеры, завотделами рекламы и непаханое море журналисток. И ни одна из них не ходила в пергидроле и не утягивала третью складку жира на животе при помощи блестящих колготок. Ему готовы были дать стюардессы и кассирши, банковские служащие и даже одна женщина — зубной техник. Даже трудовые девушки с Тверской и с Хакешер-маркета дали бы ему даром. Первый раз в жизни. В их жизни. Но оказывается, что у него уже был свой маленький грязный секретик доктора Сарториуса, провались он пропадом со своим Солярисом.

Вы посмотрите, что происходит.

Вот есть бывший губер Калифорнии, некто сын австрийского нациста Арнольд Шварценеггер. Спортсмен, накачавший мышцы до актера. Ну, кино — специфическое искусство, там могут снять выпускника ГИТИСа как настоящего. Так что австрийского качка тоже можно было снять как Конан Варвара влегкую. А уж потому невозможно было пройти без Терминатора. Терминатор так, Терминатор сяк. Тупая фразочка I'll be back, которую могут запомнить даже любители музыки Лорда-Гиллана-Блемора-Пейса. Ну вся эта ходячая копия живого человека в натуральную величину ходила по Голливуду и доходилась до губернаторства.

Не знаю, что там про политику, но пока он был типа актером, ему готовы были дать почти что все женщины и как минимум половина мужчин. Но он был уже частью семьи Кеннеди, можно сказать. Его суховатая породистая англо-саксо-ирландская жена — отличный пример самки человека. Племянница Самого Кеннеди — хороший пропуск в высший свет, где полно красивых, хорошо раздетых женщин. И никого, никого там не было 10 американского размера в толщину. И родили они аж четверых детей. И Мария не стала выяснять, что было у него с Бригиттой Нильсен на съемках «Рыжей Сони».

Я как-то разговаривал с Бригиттой Нильсен в Канне — даже в годах она была прекрасным экземпляром самки человека. Шведская лыжница с силиконовыми сосцами. И все это доставалось совершенно на халяву напыщенному Арни, на радость вуайеристам-кинофанатам. Ну а Мария из клана Кеннеди все строила и строила красивую семейную жизнь.

И вроде все было прекрасно. Настолько прекрасно, насколько это можно сделать силами небольшого пиар-агентства. Примерно так же, как превратить  бессмысленную наркоманку-промискуитетчицу в сиятельную благородную Анжелину Джоли. И тут ба-бах! (Kabo-o-o-m!) — супруги разводятся без объяснения причин.

Ну развелись и развелись — кто из нас не развелся еще? И буквально через месяц после развода во всех СМИ вдруг появляется фото внебрачного ребенка стального Арни и, что еще хуже, матери этого ребенка. Я вообще-то против дурацких терминов типа «незаконнорожденный» или «внебрачный ребенок» бла-бла-бла. Сами вы незаконнорожденные, на сегодня родился — и уже хорошо, дети — это прекрасно. Ну разве что в Китае я бы не стал говорить так бескомпромиссно. Вернемся к маме ребенка. Пожилая (ну мы все не молодеем), со следами увлечения гамбургерами на лице и прочих частях тела, скорей всего, приехавшая трудиться из Мексики, без следов умственной деятельности дама.

А с чего ей быть юной стройной интеллектуалкой, если она просто прибирала дом счастливой семьи Кеннеди — Шрайверов — Шварценеггеров. Думается, что и в юности она была отличным североамериканским аналогом тети Нюры из заводского буфета. То есть, пока полмира мечтало отдаться Шварцу в более или менее извращенной форме, он трахал-пялил-пёр-осеменял буфетчицу из соседней пивной. А чтобы далеко не ходить — просто где увидел ее за работой, в собственной спальне с половой тряпкой, там и осеменил. Нет, быть может, я к старости стал совсем уже ханжой и лицемером, но мне кажется, в этом есть какая-то лажа. Крупная бездуховная психоаналитическая лажа с большой буквы Л. 

Ну ладно. Несмотря на свои успехи мирового масштаба, Шварц как был австрийской деревенщиной, так и остался. И не нужны были ему эти красавицы из рода Кеннеди, а нужны были ему самки быдлонаселения, чтобы чувствовать свое превосходство хотя бы те несколько минут до эякуляции. И мы бы забыли и простили. Но тут как назло начальник всемирного монетного двора Стросс-Кан выходит из душа голый, как Адам, и тащит черную горничную в койку. И, как она говорит в исковом заявлении, без особого ее желания. Вот вроде посмотришь — симпатичный дяденька в годах в хорошем костюме. Жена у него тоже дама симпатичная, а уж какая у них квартира на площади Вогезов в Париже — закачаешься, вся Рублевка отдыхает. Дяденька загорелый, подтянутый, как и положено человеку, который ворочает миллиардами долларов и, надо полагать, имеет не только приличную зарплату, но и прекрасные бонусы и проценты. И в своем денежном деле он что-то вроде Шварценеггера в культуризме и кино. Настолько сильный, что его уже и в президенты Франции даже стали звать, хотя своего соглашения он, на манер горничной, дать не успел-таки, как прокололся на том, что не смог удержать свой член в руках, пока мимо шла девушка из Африки, предположительно, больная СПИДом. Еще раз повторяю: богатый, холеный дядька в хорошем костюме Адама, с отличным питанием и, видать, прекрасной эрекцией. Обычно сексуальные проблемы такого рода дядек прекрасно решаются одним звонком секретаря в эскорт-фирму, которая присылает тысячи за две-три долларов прекрасных, молодых, образованных, хорошо одетых временно девушек, которые и про государственный долг Белоруссии поговорить, и fellatio — все ручки золотые. В любом количестве, в любую точку мира и даже в столицу Ганы, откуда и прибыла злосчастная жертва белого насилия.

Парни, что происходит? Почему внешне успешные мужички прокалываются на сексе с самым неподобающим контингентом? Что у них в головах (ширинках)? Почему их самооценка настолько занижена, что они готовы рисковать семьей, карьерой, деньгами ради секса с нижними чинами на позициях? Ответ «распущенность» не принимается как сугубо совковый. Нет такого понятия. 

И тут мы имеем русский ответ — бывшего председателя общественной палаты Ульяновска, 73-летнего сексуального Сергея Ермакова. Его обвинила в домогательствах 29-летняя молодая женщина — «положил руку на грудь, пытался поцеловать и т. д. и т. п.». Странно, что она вообще возмутилась: правда заключается в том, что в Росиии женщины молчат по поводу изнасилований, а не то что «приставаний».

Второе отличие от кейса Шварца — Стросс-Кана: девушка была молода и симпатична. Более того, она была умна и пришла к эротично одаренному общественнику с обсуждением социального проекта. Не хухры-мухры — стоять раком с тряпкой в коридоре Шварцевой спальни. Социальный проект обсуждать. А тут руки на сиськи. Ба-бах! Вышибли экс-мэра Ермакова из общественной палаты. У нас просто такое количество незадействованных женских ресурсов красоты, что любой обезумевший от похоти старичок, если он не бомж на Киевском вокзале, найдет себе любое количество классных сексуальных партнеров противоположного пола. Или как получится. Зачем по кабинетам при этом общественниц зажимать против их воли — кажется немного странным. Хотя ноги все оттуда же растут — от чудовищных комплексов (вариант «похотливая старая свинья» не предлагать как оскорбительный для свиней), от чудовищной мамы и не менее чудовищной жены. От пионеров и октябрят, от СА и ВМФ и из ПТУ. По сути все едино — кейс Ермакова — Шварценеггера — Стросс-Кана.

Колосс на глиняном фаллосе. Звезда снаружи, а внутри — дешевка. С этими парнями я бы в разведку не пошел бы.

В геологоразведку.