Все записи
22:04  /  2.12.17

1584просмотра

Белый альбом темного фолка

+T -
Поделиться:

планшет Виталия Ильина в свете Утренней Звезды

Когда Визбор не снимался в роли фашиста, он писал песни про коммунизм, что совсем недалеко – ровно за углом от печки, где лыжи стоят. «Коммунизм - это молодость мира и его возводить молодым» на музыку Пахмутовой.  

После десятилетий этой чудовищной пошлятины хочется умыться в крови девственниц и сжечь парочку мавзолеев. Ну, или просто купить пластинку Томаса Кауджилла, которого знают по имени King Dude. Скажи мне что это за свет? Это Люцифер. Люцифер - это свет мира. Что это за солнце? Это Люцифер. Люцифер - это солнце мира. И его возводить молодым. Это дарк-фолк, детка.

Джонни Кэш уже помер, и, если бы не последние черные альбомы, он бы тоже остался визбором со своей романтикой тюремного туризма. А если было бы в Сант-Антоне побольше снега, то он бы, старый пёс,   и про лыжи спел бы.

А такие как Король Чувак  - про самые темные уголки амеро-христианства. Или про черные ночи Дельты.

Что-то вроде бесконечного саундтрека к Настоящему Детективу. Там самое интересное в переплетении жесткого пресвитерианства и мистических ритуалов – весь этот темный Юг. Христианский фанатизм и паганизм в одной речушке с кучей двойных «с» в названии.

Темный фолк, растущий из старого спиричуэла про то, как рано или поздно Бог перережет тебе провода. «Пойди, расскажи длинноязыкому болтуну, расскажи полночному всаднику, скажи драчуну, игроку и мстительному мудаку, скажи им, что Бог пустит их на заклание.» Язык спиричуэла простой, чтобы самые необразованные рабы понимали, чего делать не надо.

Да, и вообще людям ничего не нужно более сложного, чем мычание. Все свиньи должны умереть. И прочий  Sol Invictus  ,хоть они и англичане. Можно весь этот темный фолк скидывать на британцев. А можно и на всяческую Скарлетт О Хару, которая в новой жизни решила пустить по вене.

А черный рыцарь Том Кауджилл, например, просто пьет пиво. Мы с ним взяли по кружке после концерта и он оказался очень здоровым веселым американским парнем. Его крестовый поход по болотам Юга не мешает ему сохранять психическое здоровье. Вполне в протестантской традиции – вот тут жжём костры и немножко негров, а вот тут извините –мы черные воротнички и у нас трудовая смена у черного станка в черной-черной комнате.

Ничего удивительного, что я ему отослал работы Виталия Ильина, которые идут по границе дарк фолка. Причем, русского фолка. Между Желтым Королем, татуировкой и Бабой Ягой.

Проблема прежних местных поколений в том, что они старательно руками литераторов убивали свой фолк, оставив сборники дурацких слащавых сказочек вместо оригинала. Вот оригинал то был такой дарк, что готы-Гримм бы подивились.

Но все эти термины «готы», «индастриал», «дарк» оставим для любителей жонглировать малопонятными для чайников терминами в ЖЖ, они рассчитаны на то, чтобы хомячки женского пола открыли рты.  

Как хорошо, что Ильин не пускается в долгие разговоры про влияние Neubauten на Норштейна или наоборот. На него самого Норштейн явно повлиял. При этом, наверное, повлиял не тем что сделал, а тем чего не сделал, хоть и всем говорил, что делает – год за годом. Отчаянно манипулируя аудиторией.

Вот эта неопределенность и открытый финал вдруг дал мощный толчок таким авторам как Ильин. А тут и всякий неофолк подтянулся, закрутил жанры воедино в спираль ДНК.  Никто не знает, что там было бы в «Сказке сказок», если бы Норштейн все-таки ее продолжил. И вот этому поколению Виталия Ильина приходится самим додумывать. Причем во всем – это они самое брошенное поколение, которому приходится (или повезло) выцеплять из атмосферы все доступные эстетические вещества и самые странные идеи, потому что их не кормили с ложечки. И государству было бы лучше, чтобы они просто куда-нибудь делись. Ушли со Странниками. Или сдохли, или уехали в Таиланд, и там уже сдохли от героина.  Поколение с возу – кобыле ништяк.

Вот они и населяют свой Мытищинский лес персонажами Малой Эдды на стероидах, или лешими, которые сползли то ли с татуировок санфранциских геев, то ли с виниловой обложки.  Вряд ли он увлекается Grateful Dead с их традицией оформлять альбомы окурками от art nouveau в варианте Рика Гриффина. Или Олтона Келли, который не стеснялся брать иллюстрации Эдмунда Салливана к «Рубайате» 1913 года.

Не хочется думать, что это те самые банальные домовые, которые всё время крадут мои очки для чтения.

Но общий объем его творчества говорит о бесконечной способности генерировать все новых и новых персонажей. Часть из них – смешные, несмотря на всю свою «дарк-фолковость». Хотя, конечно, нет никакого противоречия – потому что в реальных народных сказках –страшное и смешное связаны. Как обычная жизнь, когда ее наблюдаешь с утра в вагоне метро. «Когда катаюсь в транспорте рисую штудии, получаются небрежные слепки попутчиков и просто смазанные образы из толпы и эфира» - пишет Ильин.

 Баба-Яга - забавная старуха, даже когда сажает детей на лопату в своем прото-освенциме.  Или еще смешней – вдруг она вовсе не была старухой, а просто шикарной dominatrix, которую злые русские языки оболгали. Как Распутина или Горбачева.

Масса всегда завистлива, тупа и злобна. Особенно, если она не умеет отрабатывать свои темные стороны. 

Ильин, как автор – предохранительный клапан тёмной энергии, постепенно стравливает давление. Заодно переводя ее в другое агрегатное состояние. Из эфирного в твердое, но некристаллическое. Его драг не кристаллический мет, а ТГК, потому что природный, экологический на травках, пучки которых во множестве висят по стенкам Изнакурнож.

Придавленный кальвинизмом Король-Чувак взамен поет о том, что «молот ведьмы валяется на полу и дьявол с тобой больше не разговаривает. И даже если вы плюете на мою могилу, я люблю, люблю, люблю вас всех»

Масса тупа, а народ –нет. Какая забавная контрадикция.  

Ильин – русский человек, чего бы там ни нарисовала ему 23andme, и он как мы все – писатели бесконечной ленты социальной херни – в ситуации недостатка мифов. Сказок. Героев.

Викинги пришли, дали нам Князя Ингвара-Игоря и Княгиню Хельгу-Ольгу, а мифов своих с норвежского каменного фейсбука не приперли. Где они?  Йотуны и вафтрудниры, бауги и локи, гуннледы и трудгельмиры. Не выжили между хазарским каганатом и потоком финно-угров из Тобольска? Или были раздавлены новгородским вече Мама-Анархия с последующим пришествием Христа? Неужто огонь и меч религии моно-добра оказался сильнее молота Тора?

Не дело художника лет тридцати-сорока разбираться, почему он с дружками оказался вдруг в холодной пустыне русского культурного мира.

Ой, только не надо сказок про коммунистов и цензуру. Как говорит сам Виталий «По теме о запретах там всяких и цензуре, на мой взгляд это всё только затачивает копьё творчества и делает уколы более изобретательными , меткими и болезненными. А жирному всаднику пора уже взбодриться и доказать своё право иначе его заменит железный дровосек.»

Вот, человек не видал в глаза селедки, завернутой в газету «Правда», а всё понимает. Поэтому со своими подельниками типа Азария Горчакова населяет лихорадочно при помощи графического планшета и обычной кисти с карандашом эти пустыри новыми и новыми персонажами, чтобы долбаная энтропия не захватила опустевшие пивные ларьки, которые не спасет своим посещением даже Витя Пузо.

Наполняет леса своими масками, которые в отличие от компьютерных картин сделаны вручную. И, как и положено маскам, носят ритуальный характер. И потому они меня пугают. Как может испугать трепетную лань явление группы  Slipknot https://youtu.be/6fVE8kSM43I в провинциальную сауну с девочками и голыми ментами. «Некоторые маски не могут пребывать в одиночестве – им нужна еще одна или две, чтобы все работало»- говорит автор. Иди лесом, автор. Там темно и хорошо.

Творчество Ильина вообще, кроме всего прочего, имеет весьма прикладной характер и коммерческий потенциал, как сказал бы вам ваш коуч по личностному росту. А ведь он еще и делает мультфильмы

Осознав, что Новый год - это голимый субститут Рождества, можно попытаться реанимировать обколотого Деда Мороза и вечно пьяную Снегурочку. Сделать из икеевского White Christmas – черную мессу. Открытки идут на ура, особенно сейчас в начале декабря. Нормальные девочки, не будь дурами, не хотят быть больше снегурочками с американской улыбкой. Будь ты хоть сто раз беленькой и пушистенькой в некоторых местах, все равно ближайший родственник по маме тебя растлит в пятнадцать лет.

Они хотят одеться в черное, нацепить черные очки, чтобы не видеть вокруг ничего, и быть как Алина Витухновская. Если бы только они знали кто это. «Выпучивая слизи глазок Хотящих как будто выпасть Из головы огромной Похожей так безобразно На красный воздушный шарик».

Что у нас еще там осталось из мифов, кроме мифа о единстве народа и партии? Или просто о единстве народа. Или мифа о вечной любви.

А что это за любовь? Это Люцифер- любовь мира, дорогая. И его полюбить молодым.

Copyright 2017 Виталий Ильин.  Courtesy of Malzoff Gallery.

 

 

Комментировать Всего 1 комментарий
Anton Litvin

Твою... (Молчи, грусть. Молчи.)