Все записи
01:38  /  15.07.20

552просмотра

Бумеранг

+T -
Поделиться:

Кто бы мог подумать еще три дня назад, что дело Сафронова накроется в буквальном смысле слова вагиной. Потому что, если это придумал коварный Кремль, то он достиг своей цели. Про Сафронова уже никто не вспоминает. 

Но, скорей всего,  всё происходит само собой и все фигуранты секс-скандала  закопали себя сами в моральную могилу.  

Если кратко – издания и журналисты, которые активнейшим образом вписались за первую волну #metoo  в России, оказались погребены волной второй, которая в отличие от первой носит более «народный» и стихийный характер.   Одна за одной различные девушки, которые имели неосторожность тусоваться с представителями прогрессивной части российских СМИ, начали рассказывать вещи, которые вполне могли идти под хэштегом #янебоюсьсказать. 

Если структурировать информацию, то выглядит это так:  Шеф-редактор «МБХ медиа» Cергей Простаков покинул пот после обвинений в домогательствах. Его, а также других журналистов обвинили  в харассменте девушки и даже молодые люди. Что известно:

— после того, как парикмахер Виолета Эр поделилась в twitter про абьюз в отношениях с Простаковым, появились посты о том, что он якобы был соучастником группового изнасилования. Также бывшие коллеги рассказали о нескольких эпизодах домогательств с его стороны;

— шеф-редактор «МБХ» позже признался, что мог не помнить о том, что к кому-то приставал на вечеринках у себя дома. Также он «принял упреки» в «неподобающем» поведении и объяснил это «неумением строить уважительные и равные коммуникации». «В сложившейся ситуации я не считаю для себя возможным оставаться шеф-редактором «МБХ медиа», — написал Простаков;

— в соцсетях еще одного сотрудника «МБХ» Андрея Золотова обвинили в групповом изнасиловании. Журналист признал, что в отношениях вел себя «недопустимо», но обвинения в изнасиловании отверг, заявив, что групповой секс был «по обоюдному согласию»;

— бывший журналист «Men's Health Russia» и «Газета.ру», а ныне руководитель проектов Сбербанка Сергей Миненко тоже оказался в центре скандала. Бывшие коллеги обвинили его в домогательствах, а в одном из сообщения рассказывалось про видеозаписи секса с девушками, которые Миненко делал на скрытые камеры в своем доме;

— бывший сотрудник «Открытой России» Руслан Гафаров был также обвинен в домогательствах и изнасиловании на одной из вечеринок;

— про ведущего «Дождя» Павла Лобкова написал в twitter бывший стажер телеканала. Молодой человек рассказал, что Лобков пытался склонить его к сексу. Позже появились рассказы о других эпизодах домогательств до мужчин на работе и о интимных фотографиях, которые он кидал своим коллегам;

— журналист «Медиазоны» и «Такие Дела» Павел Никулин также оказался замешан в скандале. Девушка написала в Twitter про секс «после четкого слова нет и объяснения почему». 

Последним к празднику жизни присоединился один из мужей Любы Соболь, что так же атмосферы не озонирует.

Все происходящее иллюстрирует несколько достаточно простых постулатов: «тот кто хавялет громко что он профеминист, митушник и всячески прыгает в первых рядах прогрессивных гендерных движений, скорее всего через пару месяцев окажется абюзером, насильником и может быть даже педофилом», «бумеранг возвращается» и вообще – «бог не фраер».

 Дело в том, что может быть , ко всем этим госпожам вопросов было бы меньше , а сочувствия больше, если бы они не пытались уже использовать  всяческое миту в политических целях – например, в деле депутата Слуцкого.  И их по поводу бойкота тоже никто за язык не тянул.

Как и не заставлял их стоять в белых одеждах морального превосходства на тумбочке и вещать о том, что «доказательств не надо все и так понятно» «презумпции невиновности у абюзеров не бывает», ну, и так далее.  Чего только мы тогда не наслушались по всем каналам и не начитались во всех прогрессивных СМИ про Леонида Слуцкого.  И каждый раз на вопросы людей, которые еще помнят основы журналистского ремесла «хотелось бы увидеть подтверждения слов» нам  отвечали «у нас новое время, никаких доказательств теперь не требуется».

Но проблема в том, что любая революция, отменяя старую процедуру рано или поздно начнет жрать своих детей. Но мы и подумать не могли, что нынче у революции такое обширное меню. И все случится так быстро.  И, тем более, смешно теперь слушать от обвиненых не только в абюзе, но в изнасилованиях жалкие всхлипы : «Без решения честного и независимого суда все фигуранты этих историй имеют презумпцию невиновности». Да ты шо, родимый? Ты же нам говорил, что это совсем необязательно?

Пока что мы видим, что люди отчего-то считают, что вдалбливание политически правильных лозунгов создает ощущение ложной защищенности. А та в свою очередь ведет к чувству безнаказанности. Это обычно моментально развращает людей. И вот – раз и хорошая идея скомпрометирована.

Лицемерие прессы – признак ее деградации. Стоит ли удивляться, что громогласные бойкоты Госдумы вдруг тихонечко-тихонечко вдруг оказались отмененными. Без слов, без объяснений.  То, что это случится, никто, кстати, и не подвергал сомнению.