Дели, The Leela Palace

Самый удобный, аэрофлотовский рейс из Москвы в Дели прилетает ранним утром. А поезд Мaharajas’ Express маршрутом из Дели в Мумбай отправляется вечером. Этот недо-суточный отрезок времени имеет смысл провести в отеле The Leela Palace (так называемый «дипломатический» район посольств). Во-первых (чтобы меня не обвиняли в пристрастности), хотя бы потому, что экспресс стартует со старой железнодорожной станции прямо за отелем. Учитывая делийские пробки, это удобно. А во-вторых, это просто очень хороший отель, менее года назад построенный американскими архитекторами с максимальной — индийской — любовью к роскоши и с отличным западным вкусом. Я не перечисляю здесь всю группу именитых проектировщиков и не менее представительную международную команду декораторов (отдельно отвечавших кто за свет, кто за рестораны, кто за интерьеры комнат или лобби — их очень много); отмечу только, что в коллекции The Leela Palace это самый последний открывшийся отель, в котором, похоже, были учтены все возможные новшества в гостиничном дизайне. Снаружи он деликатно — от слова «Дели» и не только — вписан в общую стилистику застройки города времен архитектора Эдвина Лаченса, внутри пафосно сверкает огромными муранскими люстрами, мрамором пола, серебром дверей и даже золотом стен. При этом декор не подавляет коллекцию современного искусства стоимостью пять миллионов долларов и не отвлекает от простых радостей жизни типа спа (на редкость стильного и большого), бассейна на крыше с видом на весь город, ресторанов и баров, где собирается теперь делийский свет. Потому что модное место. И отличная точка отсчета в вашем путешествии по Индии.

Maharajas’ Express

Индия, натурально, разная. У каждого своя. Я первый раз в Индии вообще была в суперспа-отеле, так что страны, считай, не видела. В этот раз — видела. И не только из окна поезда. Но сначала про поезд.

Это маленький городок на колесах. Он так правильно устроен: всего 23 вагона, по краям генераторы (потому что поезд движется зигзагом, то в одну, то в другую сторону, электровозы присоединяются вместе со сменными машинистами, чья работа, кажется, постоянно давать звуковые сигналы: это ж Индия, на путях коровы и звери разные могут быть). И с разных концов поезда начинается: по вагону для персонала, потом идут вагоны для пассажиров, сначала те, где по четыре купе, потом по три, потом по два и президентский вагон — целый номер с двумя спальнями, гостиной и даже ванной, а не душем. И к центру все смыкается на двух барах, двух ресторанах и кухне, которой управляет совершенно замечательный и зажигательный шеф Шанай Мадхаван. Кухня на колесах — отдельная история: здесь все четко организовано и устроено, 15 человек готовят два меню — европейское и индийское, причем в каждом месте можно попробовать блюда пересекаемого региона, слава богу, адаптированные для европейцев. Шанай разрабатывал меню исходя из опыта: он уже работал в 82 странах, даже в Москве был шеф-поваром американского посольства, и хорошо знает специфику круизной кухни. Сразу скажу, что все вкусно и качественно, на местах покупаются только овощи, а про бар — не повторяйте моих ошибок, в Индии вполне можно пить индийское белое и игристое Sula и не обязательно заказывать французские или итальянские вина. Сомелье Абишек (один, но хороший) вам это объяснит, или Санджив, метрдотель ресторанов, — пишу имена с такой уверенностью потому, что из любопытства много со всеми разговаривала и знаю от них: работа на Мaharajas’ Express престижная, все здесь со специальным высшим образованием, никто не уходит, поездом гордятся как своим.

Этот городок на колесах управляется компанией Royale Indian Rail Tours Ltd. вместе со старейшей туристической компанией Cox & Kings, представители которой занимаются всей экскурсионной программой по маршруту поезда, да и едут на нем же. Что удобно. Потому что роскошь Мaharajas’ Express не в дизайне купе или декоре ресторанов (они адекватны назначению поезда: удобны настолько, насколько может быть вообще удобно в поезде), не в золоченой посуде или безлимитном алкоголе для любителей. Истинная, снобская даже роскошь — в личном дворецком у каждого пассажира (и он правда нужен), в точнейшем расписании экскурсий и маршрутов, в самой возможности видеть Индию со всеми ее контрастами, простите за банальность, не будучи подавленными непривычным для европейца образом жизни, суетой и грязью улиц. Роскошь — в уникальной возможности максимально комфортно посетить за неделю чуть ли не все знаменитые дворцы Раджастана, пить шампанское под звездами в фантастическом форте Джодхпура, ужинать среди пустыни у костра, чаевничать в гостях у, скажем, действующего махараджи Вододары, попробовать себя в поло на слонах… О, это отдельная игра — ничего трогательнее я не видала в своей жизни, когда команда слонов ме-е-едленно разворачивается к воротам и, пыхтя и топоча, все в куче, стремительным, я бы сказала, броском пытаются пробиться… гол! Просто анекдот — «а они как ломанулись…»

Есть в этом что-то от Агаты Кристи: стилизованные кафтаны официантов, коктейль в баре, незнакомые поначалу люди со всего света за ужином, некое братство путешественников на одном борту, дорожные разговоры и падение в сон под стук колес, и утро в совершенно новом месте… Ну, о местах — на следующих страницах.

ГЛАЗА РАЗБЕГАЮТСЯ

Не буду больше про поезд Мaharajas’ Express, лучше про сам маршрут, который работает в двух направлениях: из Дели до Мумбая и обратно. Из Дели, мне кажется, интереснее: просто не успеваешь еще осознать, что ты в пути, и первая же остановка — Агра. Уже одно название чего стоит! Тут надо объяснить, что этот путь проходит по основным и важнейшим точкам империи Великих Моголов, о которой мы, пожалуй, больше всего слышали и которую меньше всего представляем. Агра — ее столица, с Агры брали пример, и именно форт Агры с его мощнейшими красными стенами копировали все остальные города. Этот первый день в Агре очень наполнен, но пропускать ничего нельзя. Тадж-Махал вообще лучше всего смотреть утром: шансы, что влажный туман закроет его с полным восходом солнца, велики. И форт надо смотреть: здесь словно под увеличительным стеклом видно, как прорастают друг в друга архитектура ислама и индуизма, как сплетаются в одном неоднородном ансамбле жесткость мощной власти с рафинированностью частной дворцовой жизни. И уж никак нельзя пропустить факультативно предлагаемый семейный мавзолей, построенный императрицей Нур за полвека до Тадж-Махала, меньший по размеру, но куда более затейливый и изысканный по декору… Почти полностью сохранившиеся росписи стен можно читать как книгу с миниатюрами, и, честно говоря, эта элегантная постройка куда человечнее пафосного большого Таджа. И вообще, Агра наводит на мысли, что империей руководили, конечно же, Великие Моголы, а ими, похоже, управляли их жены…

Второй день начнется с поисков тигра в заповеднике — и не надейтесь, какой тигр в здравом уме выйдет на редколесистые склоны, если на дороге внизу стоит десяток машин с туристами и еще столько же местных жителей кричат как не в себе? Зато придет много обезьян, лишенных чувства стыда и скромности… Но следом вы окажетесь в розовом Джайпуре с его фортом, окруженным многокилометровой стеной типа Великой Китайской, с его дворцом с зеркальными залами, садами на озере, да и сам город полон чудесных лавок с антикварными тканями и россыпями индийских изумрудов и сапфиров, кому это интересно. Вечернее поло на слонах приведет вас в детский восторг, описанный мною ранее.

Далее будет город Биканер, который не стоит мессы, но в этот же день вы увидите еще один впечатляющий форт (начинаете привыкать к масштабам?) и вечерние танцы семьи акробатов из касты неприкасаемых (сейчас это уже неактуально) — на остриях мечей, на стекле и с огнем, истинно кинематографические впечатления.

Постепенно меняется и образ махараджей, от города к городу. Этот провел в свои владения железную дорогу, тот построил водные каналы, третий скупил весь хрусталь Бирмингема, четвертый — все стекло Бельгии, пятый — в Джодхпуре, на вашей следующей остановке, — поддерживает местные ремесла и обустроил отличный музей в фамильном форте, том самом, где вы будете ужинать… Там же снимается болливудское кино, и почему-то присутствие рядом с вами статистов и внучки Раджа Капура в главной роли никак не удивляет.

Маршрут идет по нарастающей, и к Удайпуру, махараджи которого не прерывали династии и никогда никем не были завоеваны, чем очень гордятся, вы уже как само собой разумеющееся воспримете и роскошь белых дворцов на озере (Джеймс Бонд, «Осьминожка» — помните?), и сегодняшнее сосуществование на территории дворца музеев, магазинов, отелей и самих царственных владельцев, и даже милую патриархальную гордость удайпурцев за своего, такого хорошего и правильного махараджу — в отличие от соседского, например… Начнете понимать, что у махараджей больше нет источника доходов, кроме операций со своей недвижимостью, — отсюда столько открытых дворцов и отелей, — и обязанностей, кроме как гордо нести фамильную честь. Впрочем, некоторые занимаются политикой, некоторые — благотворительностью. Вторые — более удачно.

Еще немного археологии домогольского периода, еще немного дворцов (в последнем по счету вас принимает наследник махараджи с женой и дочками), еще несколько любопытнейших сцен — например, ну очень пожилой слуга с подозрением смотрит на понаехавших гостей, это старая закваска, в то время как сама королевская семья неотличима от просто богатых людей Лондона или Нью-Йорка.

Это лишь пунктир путешествия. Оно прекрасно. И это вы еще не все видели! Я сюда вернусь. Жаль, что у поезда Мaharajas’ Express фиксированные маршруты.

Мумбай,

The Taj Mahal Palace

У поезда, на котором я ехала на протяжении предыдущих страниц, есть все же ограничения по пространству. Неделя путешествия закончилась в Мумбае, который приятнее называть Бомбеем, и пара дней расслабления и отмокания в бомбейском The Taj Mahal Palace стали не точкой, а прямо-таки восклицательным знаком в моем индийском путешествии.

Начнем с того, что после сельской пустынной местности Раджастана Мумбай подавляет своими размерами и размахом урбанизма. Хоть и интересный, но очень большой город, хоть и зеленый, но дышать нечем, хоть и у моря, но купаться никак нельзя, хоть и чудесные люди индийцы, вежливые, но много их, много на улицах, и машин много… The Taj Mahal Palace — убежище, приют, свежий рай, светская вечеринка и закрытый клуб одновременно. Если Мумбай — это супермегаполис, то The Taj Mahal Palace — его лучший микрорайон.

Нет, я, конечно, выходила за территорию, и в музее Принца Уэльского была, и посмотрела мумбайский викторианско-неоготический архитектурный стиль, и здания ар-деко сфотографировала, но с какой же радостью возвращалась в стены отеля! И никакие призраки недавней трагедии, кроме благородного мемориала всем погибшим здесь, включая собаку Люси, не отменяют ощущения комфорта, защищенности, уюта и старинности в лучшем смысле этого слова…

Про трагедию напоминаю, кто не помнит: The Taj Mahal Palace всего год как отстроен, отреставрирован и открыт после чудовищной атаки террористов в Мумбае, когда и люди погибли, и отель чуть ли не весь выгорел. По крайней мере два верхних этажа точно. Раньше там была клубная территория, и теперь эти два уровня самые престижные и дорогие, президентские апартаменты — практически весь этаж — и суперсьюты, куда попасть можно только специальным ходом и со специальным ключом. Впрочем, отремонтирован весь отель целиком, сохранено все, что уцелело, остальное восстановлено, и когда фанатично преданный истории The Taj Mahal Palace историк Вирен два часа водил меня по этому дворцу, он порой сам забывал, что почти все новое, просто как старое.

Понятно желание владельцев отеля ничего по возможности не менять: это не просто дворец, это легенда Индии. Создатель его, Джамсетжи Н. Тата (эта фамилия странообразующая для Индии, куда ни посмотришь, все «Тата» — от авиакомпании до минеральной воды), справедливо разгневавшись на британские no dogs, no Indians, построил в 1903 году самый впечатляющий отель в этой части света. Смесь индийского, мавританского и флорентийского (бомбейский архитектурный феномен!) стилей, дворец удовлетворял вкусам и махараджей, и кинозвезд, и президентов, и королей. Здесь зажглось первое электричество, здесь установили первые ванные прямо в номерах (раньше этого не было), здесь возник первый лицензированный бар Harbour, в котором придумали знаменитый коктейль с джином «Бомбей», здесь и по сей день принято проводить самые важные светские приемы, здесь сервируют пятичасовой чай, как столетие назад... Только вот вся техническая начинка поменялась после реконструкции, и номера категории люкс, особенно 42 сьюта, приобрели индивидуальные черты по замыслу четырех дизайнерских фирм из Малайзии, Италии, Сингапура и США, так что можно выбрать или стилизованный под старинную библиотеку Bell Tower suite, или модернистский сьют Shankar — да-да, именно в The Taj Mahal Palace втайне от всех, до выхода альбома, выдающийся маэстро Рави Шанкар учил «битла» Джорджа Харрисона игре на ситаре…

И конечно, номера отеля, и его коридоры, и холлы, и гостиные полны произведений искусства из огромного наследства Таты-основателя, бывшего не только бизнесменом, но и меценатом. Но я же говорила, что «Тадж» сам — историческое наследство, даже колонны в Бальном зале спроектированы Эйфелем. И хотя я точно знаю, что ковер на лестнице новый, он таким не выглядит. Он таким же и был — в начале прошлого века. Так что The Taj Mahal Palace умудрился помолодеть, сохранив достоинство и величавость своего возраста и не потеряв никого из своих давних поклонников. И приобретя новых.

[gallery list="350067,350069,350071,350073,350075,350077,350079,350081,350083,350085,350087,350089"]