Ко мне в гости приехала моя старшая (она уже двадцать лет живёт в Принстоне) со всем семейством – мужем, тремя детьми и племянником. Чудесные мальчики и девочки в возрасте 9-10-12-13 лет. С восхитительным чувством юмора. Не говорящие по-русски, существующие в американской среде по американским правилам. Для дальнейшего повествования это важно.

На неделю мой не самый большой дом превратился в смесь общежития и пионерлагеря.

Пока компания ехала из аэропорта, я готовил завтрак на семерых. Как я люблю. Свежевыжатый сок – морковка, помидор, сельдерей, яичница с помидорами и сосисками, посыпанная зеленью. Кофе, чай.

Приехали, отобнимались, сели за стол. Голодные. Не едят! И что-то явно некомфортно. Ну конечно, я забыл: у каждого должен стоять стакан воды со льдом. Это не значит, что сейчас все бросятся пить – но стоять должен. Утром, днём и вечером.

Лично я никогда не считал лёд (как и воду) необходимой добавкой к трапезе, я его даже в сочетании с виски не употребляю, поэтому льда в холодильнике у меня нет – только если по стенкам поскрести. Ладно. Ковыряют яичницу, не едят. Там помидоры. Они не едят яичницу с помидорами. И трава какая-то сверху. Сок не пьют – там сельдерей. И помидоры. Погодите, вы же пьёте сок! Ну да – апельсиновый.

Нет, в дальнейшем я освоился – яичницу делал «пустую». А апельсиновый сок мы купили в магазине. И потом на какой-то еде мы даже сходились – скажем, стейки на гриле и цыплята в тандыре (я это умею) принимались на ура. А вот волшебные баклажаны на углях с кусочком курдюка и чеснока внутри – никак. Вежливо пробуется (через преодоление), хвалится и отодвигается на край тарелки. Что такое? Ладно бы лягушки маринованные!

На третий день Крис (муж моей старшей) взялся приготовить бекон к яичнице. Полчаса он, как сталевар, стоял у брызгавшей салом сковородки. Из трёхсот граммов грудинки получилось восемь тончайших невесомых хрустящих ломтиков – вкусно, но несопоставимо с трудозатратами.

Я очень люблю пробовать то, что нигде и никогда больше не попробую. И делаю это непредвзято. Во-первых это интересно, во-вторых сулит неожиданные открытия. И мог бы без усилий прожить на любой кухне мира – за исключением, может быть, эскимосской (возьмите мясо моржа, заверните в его же шкуру, заройте в землю на 2-3 недели… Не моё.)

Американцы же едят исключительно то, к чему они привыкли. Ко всему остальному относятся с очень большим недоверием. А едят они много и часто – четыре раза в день. И если это происходило в городе или в движении – это всегда было то, к чему я не притрагиваюсь: гамбургеры, пицца, какие-то чипсы, шоколадные батончики, палочки «Твикс» – сплошной фаст-фуд. Запивалось это литрами кока-колы – в которой, как нам сообщают, сахара больше, чем воды. В общем, говоря языком Александра Ширвиндта – типичные говноеды. И я смотрел на всё это с ужасом и не мог понять: ПОЧЕМУ, ЧЁРТ ВОЗЬМИ, ОНИ ПРИ ЭТОМ ТАКИЕ ХУДЫЕ И СТРОЙНЫЕ? Ну ладно дети – но родители!

Может, нас и тут обманывают?

Я проводил семейство, побежал на кухню и дрожа от вожделения зажарил яичницу – лучок, помидоры, сосисочка кружочками, сверху киндза и укроп. Крупная морская соль (чтоб похрустывала), черный перец. Я, в конце концов, тоже имею право на привычки.