Все записи
17:44  /  4.12.09

397просмотров

Венеция. День первый

Дорогие снобы, 2 декабря я улетел в Венецию на 20 дней. Попробую вам оттуда рассказывать, что я здесь вижу и слышу, чтобы вы обзавидовались в Москве, под своим серо-черным небом

+T -
Поделиться:

Дорогие снобы, 2 декабря я улетел в Венецию на 20 дней. Попробую вам оттуда рассказывать, что я здесь вижу и слышу, чтобы вы обзавидовались в Москве, под своим серо-черным небом. Я улетел рано утром, приземлился, как обычно, в аэропортуMarco Polo и вопреки прогнозам Интернета, который обещал плохую погоду, обнаружил, что в Венеции чистое голубое небо, яркое солнце, плюс 15-18, и можно на солнце, на набережной, сидеть буквально в рубашке, что и делают работающие здесь всякие официанты. Так что не верьте Интернету, он, как правило, врет, когда дает прогноз погоды.

Сейчас в Венеции никого народу, туристов практически нет, только венецианцы. Площади пустые. Ресторанчики выставляют на улицу свои столики, и днем на солнышке очень здорово. Темнеет рано, но и светлеет рано, в отличие от Москвы. В 7 часов утра здесь такое темно-синее небо, переходящее от черного ночного к дневному голубому. А без пятнадцати восемь уже светит яркое солнце, к десяти оно греет вовсю.

Первым делом я пошел есть spaguetti con vongole (спагетти с моллюсками) и пить белое вино, как делаю всегда в первый день пребывания в Венеции. Ел я свои спагетти como di solito (как обычно) в ресторанчике «У братьев». Два брата, Роберто и Стефано, держат маленький ресторанчик на канале Джудекка. Один из братьев похож на Элвиса Пресли, такого постаревшего и итальянского.

Потом я вышел на любимую площадь Санта-Маргарита. На ней я, к своему счастью и к несчастью (поскольку оставил дома фотоаппарат), увидел трех девушек, которые несли над головой на вытянутых руках огромный матрас. Зачем они это делали — непонятно. Но в Венеции все ходят пешком и видно, кто что несет: кто стулья, кто зеркало, кто что-то еще. Это здорово. Девушки несли втроем матрас. Матрас — это как-то очень уютно, по-домашнему. Наверное, эти девушки — студентки, которых здесь довольно много. Потом ко мне подошел здоровый, белозубый, черный-черный африканец и попросил денег. Фиолетово-черный парень из Венеции просит у русского денежку на хлеб. Это показалось мне забавным. Иммигрантов здесь много, они раскладывают белые простыни, кладут на них сумки и ими торгуют. Говорят, это какая-то африкано-сицилианская мафия. С ней ничего не могут поделать. Иногда их гоняет местная полиция, polizia locale, но все равно они уперто продолжают торговать.

Вот так прошел первый день. Но, несмотря на всю эту венецианскую благодать, кое-какие телефонные звонки заставляют меня мысленно вернуться в Москву, в очень неприятное состояние в связи с празднованием юбилея «Коммерсанта». Меня, человека, который 15 лет в нем проработал, на праздник не пригласили, а ведь когда-то говорили, что «Коммерсант» — это заголовки и Петрович. И, в общем, мне казалось, что без меня не может обойтись этот день рождения, но меня не пригласили. Говорили, что это не корпоративный, а рекламный праздник. Там произошла смешная история: якобы должен был приехать Путин, и куча билетов была у сотрудников Федеральной службы охраны, потом Путин не приехал, билеты стали сдавать, и в результате зал оказался полупустым. И все спрашивали: «А где Бильжо? Где Никита Голованов? Где Раф Шакиров?» Герои фильма Лени Парфенова и вообще люди, без которых невозможно представить историю «Коммерсанта». Но не пригласили ни Рафа Шакирова, ни Игоря Тулина, ни Никиту Голованова, который проработал там с основания, создавал стиль «Коммерсанта» и придумал твердый знак, ни Андрея Бильжо — никого не пригласили. При том что со всеми у меня отличные отношения. Меня это как человека чувствительного больно царапало. С этим я уехал. Но звонки продолжаются, спрашивают: «Как ты? Что такое произошло?» Почему так — вопрос остается открытым, непонятным. Я не знаю, как это произошло, то ли по небрежности, то ли по каким-то другим причинам. Но так бывает, и к этому нужно быть каждому готовым в нашей рациональной, холодной и, наверное, циничной жизни.

Комментировать Всего 2 комментария
Как-то проснувшись от рева полицейских... гандол))

Этика, братство, сообщество - эти понятия возможно и работают в "чистой" журналистике. Когда речь идет о политике - работают законы "второй древнейшей".

Вы лучше наслаждайтесь воздухом и смотрите по сторонам) Наблюдение - замечательная вещь, неотъемлемая ваша профессиональная привычка, должно быть.

Вот я как-то на день заехала в Венецию и утром, перед завтраком, подойдя к терассе, увидела вот такую картину!))

Когда уезжаешь в Венецию, конечно, все, что связано с Россией, как-то отрезается, но какие-то, особенно болезненные, вещи, все равно перерабатываются в позитив. Во всяком случае, в моей голове. Любой опыт полезен. А что касается Венеции, здесь многое можно увидеть, так как по Венеции все ходят ногами (я об этом ни раз писал), и никого не окружает охрана. Я однажды видел, как Юрий Михайлович Лужков ест мороженное, глядя в витрину. Здесь можно увидеть все что угодно, даже абсолютные чудеса. Бродский об этом здорово написал в своем эссе "Набережная Неисцелимых".