Все записи
22:39  /  8.12.09

811просмотров

«Письма из Венеции»

+T -
Поделиться:

Я подумал, что эти записки можно называть «Письма из Венеции» или «Из Венеции с любовью».

5 декабря. После дождливого предыдущего дня (казалось, дождь не кончится никогда) утром — яркое солнце. И я понял, что меня за мое ерничанье наказали дождем, а потом я покаялся — и пятого числа снова яркий солнечный день. Видел тут одного африканца, который снабжает кафе продуктами на своей лодке. Он плыл по центру канала Джудекка — это довольно широкий канал между большой Венецией и островом Джудекка — и пел африканские песни. Громко пел, почти кричал. Мелодия была очень простая, видимо, из серии «что вижу, то пою». И я представил себе на секундочку, что на барке плывет русскоязычный парень и во весь голос поет что-то типа «Из-за острова на стрежень» или «Эх, дубинушка, ухнем». И мне стало смешно, потому что это невозможно. А вот африканец, несмотря на то, что лицо у него абсолютно черное, как-то вписался. Для итальянцев вообще нормально, когда все поют. Я иногда захожу в магазин Billa, который недалеко от меня, там играет музыка, симпатичные песни, а не русский шансон, который меня бесит. И люди, которые в этом магазине раскладывают овощи и трут полы, подпевают этим песням, и девочки-покупательницы тоже — поет почти весь магазин. Это забавно. Однажды я видел рабочего, который мостил мостовую тяжелыми камнями где-то в половине восьмого утра и пел арию из оперы — это была фантастика.

Благодаря яркому солнцу я впервые заметил, что кресты на Сан-Марко на концах разветвляются, и каждая веточка заканчивается позолоченным шариком, на солнце они все горят. Похоже на елки, украшенные золотыми шарами.

К вечеру я сел выпить вина, посмотреть на закат, но, хотя народу почти не было, передо мной встал какой-то фотограф. Встал именно передо мной, поставив на низкий штатив свой фотоаппарат, и я вместо заката видел его, извините за выражение, зад. Но я постеснялся ему сказать, чтобы он отошел, и менять столик мне тоже было как-то неудобно. Слава богу, он простоял недолго, но при этом успел заслонить мне закат.

Еще я тут вспомнил скандал вокруг «целующихся милиционеров» Шабурова и Мизина. Здесь очень много разных полиций, всевозможнейших, есть такая «полиция локале» (polizia lolcale) — она следит за порядком. Полицейские ходят в форме и почти всегда парами — парень и девушка. Но я ни разу не видел, чтобы они целовались между собой, хотя это было бы здорово. Зато я видел, как девушка-полицейский увидела какую-то свою знакомую или знакомую своей мамы, потому что разница в возрасте была довольно велика, и они поцеловались. Трудно себе представить, что московский милиционер, увидев своего друга или даже подругу своей мамы, целует ее в щечку и что-то, улыбаясь, ей говорит. Про нашу сегодняшнюю милицию совершенно невозможно себе такое представить.

Так прошло 5 декабря.

6 декабря тоже был вполне солнечный день с туманными облачками, и я уехал в город Тревизо — замечательный город в 20 минутах езды от Венеции на электричке. Утром поздравил с 60-летием своего друга Сережу Цигаля, который на меня обиделся или делает вид, что обиделся, потому что я уехал в Венецию, несмотря на его юбилей. Он сказал мне, что никогда не придет ни на какую мою выставку и ни на один мой день рождения. Ну, а я пожелал ему всяческих благ. Он отмечал день рождения в «Петровиче», и там была куча наших общих друзей.

В Тревизо тоже много каналов, но каналы другие — это реки, которые сбегают с горы. Считается, что мэр Тревизо — расист, поэтому там нет ни черных, ни арабов. Я сам ничего против них ровным счетом не имею. Но при этом в городе нет и никаких нищих, все респектабельно, кругом чистота. Не знаю, от чего это зависит, от того ли, что мэр — расист, или от чего-то другого, не берусь делать никаких глубокомысленных выводов, но, в общем, факт остается фактом — город чистый и спокойный, все гуляют с детьми до поздней ночи.

Там я был в абсолютно замечательном ресторанчике. Ел la pasta e fagioli — фасолевый суп с пастой, зимняя такая еда. Суп розового цвета, в нем макароны, заправляется это все оливковым маслом, немножко зеленого перца и по вкусу, кто хочет, пармезан. Дико вкусно, а в холодную погоду и с красным вином — это просто невероятная песня.

7-го числа дымка, но сухо. Утром мне позвонили и сообщили, что умер Андрей Владимирович Васнецов. Это замечательный художник, столп всей семьи Васнецовых. Он занимался интерьерами, очень многое открыл в советской живописи, был такой мощный художник. Я хорошо знаю его семью и очень ей благодарен. В свое время они много для меня сделали. Я работал в мастерской Ирины Ивановны Васнецовой, жены Андрея Владимировича. Когда-то они подарили мне собаку, любимую таксу, которая прожила у меня 15 лет. Все лучшее, что вкладывают в выражение «человеческая порода», было в Васнецове. Сильнейший, скромнейший, фронтовик, красавец ко всему. Прожил долгую, чудесную жизнь. К нему все относятся хорошо, от абстракционистов до людей типа Глазунова или Шилова, не к ночи будь помянуты и не к утру. Андрей Владимирович Васнецов — это сильная, мощная фигура в русском искусстве. К сожалению, я не смогу проводить его в последний путь.

Еще впечатления. Видел, как молодые итальянцы едят равиоли и спагетти, запивая их водой или пепси-колой. Мне кажется, это чудовищно. Потом я сообразил, что, видимо, это не венецианцы, они приехали на машине, оставили машину на Пьяццале Рома, потому так себя и ведут. Потому что венецианец обычно начинает пить вино прямо с утра, и уж, чтобы спагетти без вина — это просто невозможно. Это смерть Венеции. Наверное, это какие-то больные молодые люди, что-то у них в головах не то происходит. Ну, то, что они за рулем, их немного извиняет, я так про себя решил. Я представил себе, как в Москве молодые люди заходят в рюмочную, наливают в рюмку воду, выпивают и закусывают ее селедкой. Вот приблизительно то же самое, чтобы было понятно русской публике.

И вообще, надо сказать, почти за 10 лет, что я здесь бываю, Венеция теряет свое обаяние. Например, здесь стало очень много китайцев. При этом хочу еще раз подчеркнуть, что я абсолютный интернационалист, но мне несимпатично, когда многие кафе Венеции оказываются выкуплены китайцами и тайцами. У меня было любимое кафе, там были шахматные столики, инкрустация из черного и белого мрамора, и даже в туалете — везде шашечки. А потом это кафе купили тайцы, все шашечки закрыли одноразовыми скатертями, и на этом мое любимое кафе закончилось. Когда я прохожу мимо него, я дико злюсь на тайцев, на себя, на время, за то, что исчезло замечательное кафе. Хотя, с другой стороны, возможно, благодаря тайцам оно и сохранится — когда-нибудь потом снимут скатерти и под ними обнаружат эти столики конца XIX века. Кто его знает.

Комментировать Всего 3 комментария

Если вы любите каналы, отличную еду и особую атмосферу, то обязательно поезжайте в Comacchio.

Comacchio это очень занимательный рыбацкий городок, в ста километрах от Венеции. Вместо улиц - каналы, правда архитектура бедная, зато декаданс заткнет за пояс и венецианский. Преимущество у Комаккио в том, что там нет толп туристов и отличная кухня, коронное блюдо: угрь. Сейчас не совсем сезон, но все равно стоит сьездить и поесть хотя бы fritto misto di laguna. Мой любимый и один из самых лучших ресторанов "La Comacina" www.lacomacina.it

А еще раз вы в регионе, то стоит заглянуть в Падую, посетить капеллу Scrovegni, собор св Антония и от туда на речном пароме спуститься в Венецию. Пейзаж очень не похож на ту Италию, которую мы привыкли видеть. Очень часто на паромах подают дегустационное рыбное меню отличного качества.