Все записи
12:06  /  11.02.10

1374просмотра

Взгляд полукровки

Национальный вопрос в нашей стране, дорогой читатель, как ты, конечно, знаешь, стоит очень остро. Иногда — даже смертельно остро. Периодически обострения возникают в разных местах и у разных персонажей. Вот и я подумал: что я — лысый, что ли? В смысле — и у меня есть кое-что на эту тему

+T -
Поделиться:

Национальный вопрос в нашей стране, дорогой читатель, как ты, конечно, знаешь, стоит очень остро. Иногда — даже смертельно остро. Периодически обострения возникают в разных местах и у разных персонажей. Вот и я подумал: что я — лысый, что ли? В смысле — и у меня есть кое-что на эту тему.

В русском языке имеются несколько слов, которые вызывают у меня буквально физиологическое отвращение. Это вовсе не мат, как ты мог подумать, к которому я отношусь с большим уважением. Таким словом является слово «полукровка». Для меня, во всяком случае. Есть в нем что-то уменьшительно-пренебрежительное, что-то оскорбительно-неопределенное, что-то розовато-жидковатое.

Впервые я услышал его в школе. А где же еще? В школе вообще все впервые. Уже не помню, кто в меня это слово выпустил. Пролетев, оно глубоко вонзилось в меня, застряв надолго. Что поделаешь, я был чувствительным. Впрочем, почему был?

Когда я раскрыл потрепанную метрику и обнаружил, что папа у меня русский, а мама - еврейка, меня пробил холодный и липкий пот. Мне вдруг стало страшно. И стыдно за этот страх. Полукровка. Я никак не мог распутать этот национальный клубок, состоящий из крайне противоречивых чувств и взаимоисключающих фактов. А в подростковом возрасте понять, кто ты, болезненно важно.

Бабушку, которая жила с нами, звали Зельда Израилевна. Бабушка была верным ленинцем и, несмотря на свое отчество, активным противником израильской агрессии. Я боялся, что мои одноклассники узнают, как ее зовут. И мне за это до сих пор стыдно. Одноклассники у меня были замечательные, но страх этот был неосознанным.

Другую бабушку звали Антонина Игнатьевна, но вот фамилия у русской бабушки была «какая-то нерусская» — Билжо. Мягкий знак появился потом, у папы. Паспортистке так показалось красивее. Двух бабушек я любил одинаково.

В школьном журнале с зелеными страницами на последней - там, где список учеников в алфавитном порядке и их адреса, была и графа «национальность». В длинном столбце, состоящем из слов «русский» и «русская», было два пропуска. У татарина Гены Никифорова и у меня. Учителям казалось, что они деликатно подошли к национальному вопросу. Так кто я? Этого я никак не мог понять. Нет, то есть я-то был уверен, что я — русский. Но выходит, что так думал я один.

Стоит ли описывать тебе, дорогой читатель, те чувства, которые я испытывал, получая советский молоткастый, серпастый паспорт с графой «национальность»? Думаю, что не стоит, тем более что все прошло настолько деликатно-формально, что мне потом стало смешно. Чего, собственно, я дергался?

В конце 80-х я возвращался с работы из маленькой психиатрической больницы. Час пик. В подземном переходе напротив выхода из метро стоит здоровый одетый во все черное «баркашовец» и всем раздает листовки. Увидев меня, жестом подзывает. А надо сказать тебе, дорогой читатель, что я всегда был внимательным и любопытным. Это мне помогало. Ну и страдал я из-за этого не раз. Собственно говоря, и подозвал-то он меня потому, что я его внимательно разглядывал. Подхожу я к нему — опять же из любопытства. И тут... Тут он трогательно кладет мне руку на плечо, дает листовку и говорит: «Ты приходи обязательно. Там все написано. Я вижу, ты — наш!!!» Оба-на! То, что меня всегда любили душевнобольные и маргиналы, я всегда знал. Но что так?.. Эту листовку я сохранил на память как охранную грамоту.

Как-то во время застолья с друзьями я придумал себе «статью», по которой меня могли бы посадить типа при как бы Сталине. Мол, лучше я сам сформулирую, чем кто-то коряво это сделает за меня. Звучала она так: «За издевательства над образом русского человека в карикатурной серии «Петрович». Спустя несколько лет в одной некогда самой популярной среди советской интеллигенции газете появилась заметка, в которой автор раскрывал придуманный мной тезис на полном серьезе. Безумцы выдвинули меня тогда на Государственную премию, к получению которой я был близок, и автор заметки оказался сильно возмущен этим фактом. Он же был настоящим патриотом, как он думал... Все-таки у полукровки и психиатра, дорогой читатель, есть одно большое преимущество: отвечать на «национальный вопрос» снисходительной улыбкой.

Ну, будь здоров и держи себя в руках, рассуждая на эти деликатные темы.

Оригинал статьи здесь.

Комментировать Всего 19 комментариев
Истоки общие

Может быть ,все дело в генетически рабском менталитете или просто в дурной привычке? пока проблема не затрагивает лично, она не проблема. нет понятий о справедливости как о таковой. Поэтому процветает национализм, расизм и хамство

Ну, может Вы кому-то помогали чувствовать себя более счастливым, так как на взгляд этого "счастливца" у него не было "такой, как у Вас проблемы". И "счастливец" испытывал навязчивое стремление поделиться с Вами своим "счастьем", с целью повысить само- и вашу оценку его. Ваши личные неудобства как минимум не должны были мешать его самооценке.

После каждых президентских выборов про Украину в первую очередь говорят, что она не смогла преодолеть раскол внутри страны, что выборы её еще больше раскололи. И хотя есть "территориально-электоральные" расколы и в весьма развитых и успешных странах, почему-то именно украинцы считается, что должны больше всех горевать по поводу собственного случая. Мы, конечно, разделяем общепринятую неловкость за нас. Её как-то было бы не ловко не разделять (как в ситуации с Вами-подростком):) Но так, чтобы это действительно мешало нам жить - отнюдь, даже сами удивляемся. Гораздо больше мешают политики, носящиеся с этой темой и ничего из реального решать не способные.

Любую проблему для того, чтобы ее решить надо сначала обочначить. А как это сделать без бесконечных разговоров? Противодействие должно быть иногда даже сильнее действия, чтобы в конце концов наступила гармония.

Так Вы считаете, что перед Андреем Бильжо действительно настолько значительно и непримиримо стояла проблема, о которой ему не преминули указать в подростковом возрасте, добавив к его реальным проблемам переходного возраста еще и эту? И, действительно считаете, что говорили ему об этом, единственным внутренним переживанием имея помочь мальчику "обозначить проблему с целью её решить"? Да?

Вы зря усмотрели в моем комментрии какой-либо обвинительный пункт. Поясню мысль.

Чтобы остро почувствовать имеющуюся несправедливость, надо испытать ее на своей шкуре.

Например, у меня дед  польский еврей. И, хотя я всегда была равнодушна к национальным вопросам и не идентифицирую себя с ни одной национальностью (просто как-то не думаю на эту тему) в большом количестве случаев, когда при мне имеют месть быть антисемитские выступления (не в мой адрес, пусть даже некоторые подтрунивания), я, абсолютно не напрягаясь, говорю этим людям, что я еврейка и улыбаюсь. Они всегда смущаются.

Думаю, если бы я не имела личного отношения к еврейской нации, я бы не обращала внимание на подобные ситуации. Смотрела бы на них сквозь пальцы.

Леда, Вы - молодец, никто не спорит. Как и молодец Ваш дедушка, что он еврей. И подозреваю, что именно потому, что Вы молодец, идущая вслед за Вами в школе группа одноклассников в ответ на выкрик в Вашу строну: "Сахграчка, куда ты спешишь?",- получила бы в ответ нечто достойное и, возможно, даже и не рыпалась бы больше подобным образом.

Я лишь осмелюсь предположить, что учебник "Как стать Ледой Плехановой" (даже с уточнением "для чайников"), возможно, подходит не для каждого подростка с мультинациональным происхождением, как и его штудирование не является достойным ответом на любую попытку каких угодно одноклассников проявить ксенофобское хамство.

Нет, меня в школе не обижали :-)

Может и не для каждого подростка подходит. Но тем, кому мой учебник подойдет - я дарю его на Снобе бесплатно :-)

Спасибо. Лично я думаю, что несмотря на то, что про Украину трудно сказать, что её совсем не обижали, но, полагаю, что именно в рассматриваемой ситуации Ваш учебник нам бы помог научиться спокойно относиться к собственной ситуации и самостоятельно выдавать себе баллы по её решению:)

Поразительно сколько бед, комплексов, переживаний принесла и продолжает приносить  миллионам людей одна хитрая сталинская выдумка, которая ни тогда, в 1932 г.,  ни сейчас не означала НИЧЕГО. Вздор, наваждение, эфирный пар.

Это я про "национальность".

про "национальность"

В вашем случае, прекрасно подойдет народное выражение: «Иван, родства не помнящий, человек без роду и племени»

Я всегда гордился тем, что я "полукровка" (не - словом, а - фактом)

Когда я получал паспорт, то я настоял, чтобы мне вписали туда, что удин. 

Но, согласен, что антиудинизм не был проблемой в СССР, в отличии от антисемитизма. Помню, мы как-то с Иосифом Шнейнбергом, будучи юньцами, ехали в автобусе и задирал кого-то алкаша глупыми шутками. Он повернулся к Иосифу и печально так сказал: "Смоти, паря, как жиды обнаглели!" 

А стыдно мне стало, когда я на вопрос классной руководительницы нашего 4б, за что я побил Вовку, сказал, что он меня обозвал "евреем". Зинаида Андреевна объяснила мне, что в этом нет ничего оскорбительного. И слово "обозвал" здесь не подходит.

одного не могу понять - ччто заставляет лодей снова и снова возвращаться к этой теме...

Одних - развитое расовое чувство, других - его отсутствие.

И всех  - отсутствие "общественного консенсуса" по поводу того, хорошо это или плохо - иметь расовое чувство. 

Елизавета Титанян Комментарий удален

Спасибо всем за отзывы и комментарии. То, что я описываю, связано с взрослением, с пубертатным периодом, когда очень остро стоит вопрос самоидентификации. Но на самом деле никаких особых страданий у меня по этому поводу не было. И вообще, мне везло и в отношении национальности: ни в институте, ни потом, когда я работал, вообще никаких вопросов не возникало. А стали возникать как раз в конце 90-х, когда я стал более-менее публичной фигурой, когда появилась программа «Итого», когда появились всевозможные интервью, мои эфиры на радио. Вот тогда как раз вдруг и активизировались антисемиты, тогда они стали выступать. На что я тоже особенно внимания не обращал. Oднажды я вляпался в Интернете на какое-то обсуждение, где меня называли еврейским бандитом, и висели какие-то фотографии c каким-то убитым человеком, и тогда мне стало как-то не по себе. А так мне было на это всегда как-то наплевать. И больше того, я действительно гордился тем, что одной частью я в одной культуре, другой частью — в другой. Хотя вот в отношении еврейства я как-то совсем ничего практически не знаю и этой частью себя никак не ощущаю. Я считаю себя человеком абсолютно русской культуры, так получилось просто, даже моя еврейская бабушка знала только одно слово на идиш — «тохес» (это значит «жопа»). В ней, собственно, тоже ничего еврейского не было, а уж что говорить про остальных. Как-то со мной произошла смешная история, когда я был в прямом эфире на радио «Свобода» с Петей Вайлем. В эфир позвонила какая-то антисемитка и стала спрашивать какую-то чушь. И я вдруг сказал ей: «А почему вы решили, что я еврей, вас фамилия смутила?» И она говорит: «Ну, конечно, такая фамилия». Я говорю: «А вы знаете, что это аббревиатура?» Я это сказал, и самому мне стало страшно, потому что я не знал, как это расшифровать. И вдруг меня осенило, и я расшифровал: «Бог и любовь, жизнь, отечество». И там пауза такая, Вайль, по-моему, упал со стула, в общем, дал рекламу какую-то, потому что он тоже не ожидал, но так получилось. C тех пор я всяким дуракам говорю: «Бог и любовь, жизнь, отечество». Вот, собственно, и все.

Ну вот, а страдал я не особенно. А как можно реагировать на все эти глупости? В основном это, как правило, идиоты. А я, как психиатр, должен к этому снисходительно относиться. Поэтому, дорогие мои комментаторы, я абсолютно на этом не зацикливался, не страдал, не мучился. Я только описал какие-то такие кусочки, потому что, мне казалось, они забавные. Это меня Охлобыстин подвигнул на эти воспоминания, поэтому считайте, что эта короткая заметочка посвящена Ивану Охлобыстину.

Очень правильно!

Ведь на самом деле, самый острый общественный конфликт происходит не между условно говоря "юдофобами" и "юдофилами" (вместо "юдо..." подставлять можно что угодно), а между теми, кого волнует собственное и окружающих происхождение, и теми, кого оно не интересует вовсе.  Процент последних и определяет уровень зрелости общества.

А процент первых - уровень распространенности расистских предрассудков.

Браво, Андрей, очень здорово!

Спасибо, Андрей, за интересную историю.

Хоть тема эта так надоела, но понятно, почему к ней приходися возвращаться опять и опять. У каждого же личный опыт имеется...

На отечественном винном рынке есть крупная виноторговая компания Лудинг, название которой расшифровывается так: любовь, удача, деньги и наш Гагик 

Особенно зацепило, описание первого ощущение предательства (Бабушка была верным ленинцем и, несмотря на свое отчество, активным противником израильской агрессии. Я боялся, что мои одноклассники узнают, как ее зовут. И мне за это до сих пор стыдно) Да именно те чувства: страх и стыд...Знакомо.. К сожалению эти чувства с возрастом притупляются и совершаемые нами предательства ставятся обыденными..