Благотворительный фонд «Линия жизни», где я являюсь членом попечительского совета, выпустил книжку «Линии жизни. Автографы современников». Там собраны автографы знаменитых людей из самых разных областей культуры

Когда я придумывал эту книгу, у меня в руках был образец — книга автографов 20-х годов. Идея книжки заключалась в том, чтобы составить список значимых в области культуры людей — не важно, симпатичны они тебе как личности или не симпатичны, это мы сразу отмели в сторону. Поэтому здесь есть, например, автограф Сокурова и автограф Никиты Михалкова, здесь есть Шилов и Олег Кулик. Люди из абсолютно разных областей и направлений. Нам было важно сделать некий срез общества в области культуры. Я надеялся, что каждый человек — участник этой книги — что-то напишет своей рукой, что это будет не просто подпись, закорючка, которая ставится, когда подписывается договор, а что это будет какой-то текст. Каждый напишет какое-то свое важное жизненное кредо: музыкант напишет ноты; писатель и поэт напишет, например, какой-то важный для него кусок из своего стихотворения или прозы; художник, конечно же, нарисует. Таким образом, получится книга, которую будет интересно читать и разглядывать.

Alla Penkina

Трудно было еще и потому, что были люди, которые пожалели свое время и оставили в нашем сердце горечь разочарования. Были и такие, кто нам отказал, и не с первого, а со второго и третьего раза, некоторые нас даже посылали. Хотя мы объясняли, что это благотворительность. Но я никогда не назову этих людей просто потому, что это величайшие люди, которые сделали очень много для нашей культуры, которые мне казались очень добрыми людьми, во всяком случае, так они вошли в историю нашей культуры. Но, тем не менее, так получилось, и это было неожиданно. В этом смысле это положительный опыт, мне было очень интересно.

В предисловии я пишу, что автограф — это не закорючка. Люди уже теряют свой почерк, потому что они много работают с компьютером, но почерк может о многом рассказать. А если этот почерк поддержан еще и смыслом, каким-то текстом или рисунком, то тогда сразу раскрывается портрет его хозяина. Автографы здесь разные: кто-то написал очень много, кто-то поставил просто свою подпись (к счастью, таких единицы), кто-то нарисовал, кто-то вообще отнесся к этому очень серьезно. Вот это их разное отношение к поставленной задаче и говорит о них очень многое.

В общем, книжка вышла, и она мне очень нравится. Конечно, есть и некоторые недостатки, об одном могу сказать: мы, к сожалению, не поместили в нее список всех, кто принял участие в проекте. У нас были разные мысли, мы думали составить список всех, кого изначально сюда включили, где было бы указано, что мы, например, не успели доехать до Нонны Мордюковой (она была в нашем списке, но она умерла до того, как мы собрались). Но мы взяли автограф у Михаила Михайловича Козакова, у Бэллы Ахатовны Ахмадуллиной (это очень трогательный автограф, она волновалась, там такие двойные буквы, но они прямо создают ощущение, что ты слышишь ее голос, как она читает, растягивая слова), мы взяли автограф у Вани Дыховичного — там большой список тех, кто сейчас уже не живет с нами. К кому-то мы успели, а к кому-то нет. Мы не доехали до Андрея Вознесенского, но мы будем делать второй том, в котором обязательно будут автографы и Зои Богуславской, и Андрея Вознесенского, — я уверен, что Зоя Богуславская согласится дать нам какой-то из его автографов. Я убежден, что он бы нам никогда в этом не отказал. Во второй том войдут те, кто не вошел в первый. Сюда, во всяком случае, не вошли журналисты и, так как книга делается долго, многие сегодняшние молодые деятели культуры, которые еще недавно не были известны, а сейчас вдруг стали мощными фигурами.

Оригиналы автографов будут продаваться на аукционе в сентябре, аукцион буду вести я. Перед ним будет выставка этих автографов, будут продаваться книги, может быть, кто-то купит их оптом, может быть, кто-то захочет купить коллекцию автографов и так далее. Может быть, какая-нибудь корпорация закажет дополнительный тираж книги, поставит где-то в уголке свою эмблему, а деньги отдаст в фонд «Линия жизни». То есть варианты возможны. Нам не хочется начинать с магазинов, потому что магазины, как правило, накручивают что-то и забирают часть прибыли себе. Но если мы сможем договориться с каким-то магазином, что все деньги от продажи книги пойдут в фонд «Линия жизни», то тогда она поступит и туда. Мне бы хотелось, чтобы эта книжка была в книжном магазине, потому что, на мой взгляд, она удалась, получилась интересной, а это бывает не так часто.

Ну, в общем, такая вышла книжка. Я про нее рассказываю, и я ее, безусловно, пиарю. И я это не скрываю, потому что в данном случае у меня здесь нет ровным счетом никакой корысти. Все деньги до одной копейки идут в фонд «Линия жизни», на помощь тяжелобольным детям, и мне хотелось бы, чтобы эта книжка быстро разошлась.