Все записи
11:36  /  4.01.14

7191просмотр

Нездоровый сон

+T -
Поделиться:

 

Несколько лет назад у нас родилась идея создания литературного номера журнала «Сноб» — «Сказки, которые рассказывают взрослые». Шло время, мы постоянно возвращались к этой теме, но не знали, как к ней подступиться. Одновременно весь год мы собирали слова и выражения месяца, составляя «Глоссарий» в журнале «Сноб». В конце уходящего 2013 года мы придумали объединить эти две истории в одну, предложив участникам проекта «Сноб» написать короткую новогоднюю сказку, в которой упоминались бы слова из «Глоссария»

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru

Стояла в тот день удивительная сказочная зима. Солнце играло в каждой мизулинке, и каждая мизулинка пела слова гимна: «Спасибо, Вова! Спасибо, Вова! Спасибо, Вова…»

Эта задорная песня мизулинок отзывалась предновогодним счастьем в сердцах геев. Такая зима могла быть только в маленькой Чехии и Чечне, занимавшей одну шестую часть земного шара.

Почетный удмурт Сэнди в костюме Путина и в плавках Познера, в парике и с компасом шел по Миусскому скверу чеченского мегаполиса в библиотеку Шнеерсона.

Сэнди только что прочел письмо Маккартни, попавшееся ему. В библиотеке Шнеерсона Сэнди хотел узнать подробнее про эту личность, которая его заинтересовала. Уроки Лимонова в 30 томах, которые Сэнди читал, немного пугали его. В голове почетного удмурта был багаж стилистических разногласий.

«Надо принимать “Ниасилил”», — подумал Сэнди, ведь, он, Сэнди, публичный интеллектуал. И Сэнди не должен допустить в своей голове ералаш «Путин в Сочи».

Какие-то тетки из очереди пытались схватить Сэнди за прямую линию в месте саморасчехления, но у Сэнди был надежный зашквар и нулевая полоса, а это многое объясняет.

Войдя в библиотеку Шнеерсона, Сэнди обратил внимание на мумию Чавеса.

«Да, он был настоящим киприотом России, — подумал Сэнди. — Не то что эти собянинские дворники или Епископ Рима, или эти пыдеры, мелкие твари — портянки. Надо было посмертно присвоить Уго Чавесу звание “почетный байкер РФ”. Надо будет доложить это Димону или обмудсмену».

В библиотеке Шнеерсона Сэнди заказал поросенка, немного пехтинга со льдом в форме шашечек, таксим в графине, щуку и сома. Сэнди ни в чем себе не хотел отказывать в этот пронзительный пост. «А на десерт принесите мне виагру Путина», — попросил Сэнди.

Листая «Мурзилки» — гордость библиотеки Шнеерсона, Сэнди думал о том, что ему надо успеть во многие места: на свадьбу Собчак, сходить на «Эсмеральду», не забыть про похороны науки. А потом… Потом вернуться домой к семейному столу. Новый год в маленькой Чехии и в огромной Чечне — семейный праздник. В этот день надо есть глухаря, невзирая на багаж стилистических разногласий, бойкот «Ив Роше», курс на параллельное развитие экономического строительства и строительства ядерных сил, а также матерное многоточие.

Сэнди не заметил, увлекшись поросенком и «Мурзилками», что что-то пошло не так. Митболы, рабы, собянинские дворники, черный папа, похитители колец, государственная дура, медиагруппа «Событие», как взбесившийся принтер, стали крутиться вокруг Сэнди, водить хоровод, молиться и заниматься оральным сексом. Сэнди почувствовал легкую сердечную недостаточность, и ледяной дождь высыпал у него на лбу и на спине. Он протер краденые очки.

«Fuck dictator, пiдрахуй», — подумал Сэнди. «Nee-khoo-ya-se-be. Это же пугачевский бунт! Америка сосет, но не то, не то сосет Америка. Если не мы, то нас!» — громко закричал Сэнди. «Смерть кремлевским оккупантам!» — и с этими словами он швырнул в толпу недоеденного поросенка и выскочил из библиотеки Шнеерсона.

Он бежал по Миусскому скверу, а тетки из очереди кричали ему вслед: «ВОЛЯ АЛЛАХА! ДИКТАНТ РУБИНОЙ!» «Я на воле!!!» — шептал Сэнди. Сэнди никуда не хотел, он хотел только домой, в свой капсульный отель, как он его называл.

Когда Сэнди ворвался в свой дом, всем и там все было понятно, так как он остался только в плавках Познера, в краденых очках и парике. Сэнди сел под абажур.

«Я надеюсь, что декада ужаса закончилась?» — спросил почетный удмурт свою жену — дочь Собянина и своих братьев Навальных.

«Are you serious? Кажется, что пошло что-то не так?» — спросили они с улыбкой.

Бричмулла прыгнула Сэнди на колени и, вильнув хвостом, лизнула его в нос, сачок. По телевизору шла музыкальная комедия «Сталинград». Главную роль исполнял актер Киров, внук когда-то известного певца Киркорова. В рекламных паузах ансамбль «Мизулинка» пел свой гимн: «Спасибо, Вова». Других песен просто не было, их забыли, хоть и не прошло ста лет.

«Пусть будет все как есть, ничего не надо менять», — подумал Сэнди и стал есть глухаря, запивая его подогретым «Префектом».

«Это не конец истории, — засыпая, подумал наш герой, — это только начало нового, 2050 года». Новый год в этот раз Сэнди проспал.

Комментировать Всего 3 комментария

Что-то сказки эти - чем дальше, тем во всех смыслах ужасней.

А чтобы жизнь казалась, во всех смыслах ,прекрасней.И потом, я не рожден,чтоб сказку сделать былью.                                                                                                С нетерпением жду Наталья от вас веселую сказку! Я с удовольствием читаю ваши тексты всегда.С Новым годом !

Сказку я писать отказалась. И правильно сделала. Как всегда)

С Новым годом!